Михаил legarhan (legarhan) wrote,
Михаил legarhan
legarhan

Categories:

Раскрытие – 6: Непризнанная угроза

Дэвид Уилкок > Другие авторы > Раскрытие – 6: Непризнанная угроза
Понедельник, 30 августа 2021 года  Интервью Билли Карсона с д-ром Стивеном Гриром

Б.К.: Добро пожаловать на программу Раскрытие с д-ром Стивеном Гриром. В данном эпизоде мы обсуждаем Непризнанные Проекты Специального Допуска. Д-р Грир, добро пожаловать!
С.Г.: Рад быть здесь. Спасибо.
Б.К.: Д-р Грир, что такое Непризнанные Проекты Специального Доступа?
С.Г.: Ну, название сбивает с толку многих людей, включая некоторых высокопоставленных парней в правительстве, которых я осведомлял. Проекты Специального Допуска – это термин, который просто следует прояснить. Вы можете подвергаться конфиденциальной, секретной или сверхсекретной проверке; не это важно. Важно то, что вас проверяют для Проекта Специального Допуска. Непризнанные проекты – это такие проекты, которые в поп культуре называются черными. Они не регистрируются, по крайней мере, официально. Они герметически закрыты для каждого, кто в них не состоит.

Приведу пример. Один из моих военных советников работал в Непризнанном Проекте Специального Доступа. Для краткости назовем проект НПСД, чтобы не продолжать употреблять весь термин целиком. Вот как это работает. Это был $2-3 миллиардный проект. Неофициальный, черные деньги. Возглавлял его адмирал. Его проинструктировали прибыть в подземное сооружение с Защищенным Информационным Средством Связи (SCIF), где все должны были сдавать свое оружие и электронику. Они спускались под землю.

Офицер службы безопасности был единственным с оружием. Он вынул обойму, нажал на кнопку, вынул пулю и сказал: “На этой пуле написано ваше имя, если вы расскажете кому-нибудь о проекте, включая вашего командира. Проекта не существует, кроме тех, кто находится в этой комнате”. Вот как это работает. Именно так они структурированы и поддерживают очень-очень строгую секретность. Такие проекты выходят за пределы обычной сверхсекретной программы.

Как я узнал в начале 1990-х годов, НПСД – именно так вы структурируете и корпоративные и государственные программы, имеющие дело с рядом проблем. Самая большая, жемчужина короны всех НПСД – это инопланетный разум, НЛО и связанные с ними технологии, энергетические системы, силовые установки.



Б.К.: Вот это да! Похоже на то, когда вы слышите, что из бюджета пропадают такие огромные цифры, как, $4 млн или $10 млн? Помню, как однажды Дональду Рамсфельду пришлось отвечать на этот вопрос.
С.Г.: Реальность такова, что сейчас расходы на эти операции оцениваются где-то от $8 до $20 триллионов за многие-многие десятилетия.

Аудит Пентагона; не могут объяснить 25% расходов

Неучтенные фонды $2,3 триллиона

Неучтенные фонды; $8000 на каждого мужчину, женщину и ребенка

Конечно, многие черные проекты пользуются весьма креативными источниками финансирования. Мы можем туда попасть. Но структура… вот что главное. Многие люди не понимают архитектуру секретности. Например, однажды я информировал адмирала, знавшего об НПСД. Такие проекты имеют дело с проблемой НЛО и инопланетян. К ним у него был доступ. Когда я передал адмиралу документ с кодовыми названиями и номерами проектов, он посмотрел и отреагировал: “Мне сказали, что мне не нужно знать”. А ведь этот парень был главой разведки Объединенного комитета начальников штабов. Мы вернемся к этому позже.

Думаю, общественность и СМИ усложняют все, действуя как на уроке обществоведения в средней школе, рассказывая, что есть Президент, есть Конгресс и есть Верховный суд. И что Главнокомандующим является Президент, и у него есть доступ ко всему. Ну, в большинстве случаев все так и есть. Но не в связи с проблемой НЛО и инопланетян, начиная примерно с 1956 по 1959 годы, когда Эйзенхауэр, Президент Эйзенхауэр, утратил контроль над этими операциями.

Именно в те годы и зародилась та супер сверхсекретная программа, о которой практически не в курсе ни Президент, ни многие высокопоставленные люди в правительстве.

Б.К.: Вот это да!

С.Г.: Еще одно обстоятельство – некоторые директора ЦРУ в проект посвящались. Например, Джордж Буш-старший.

А вот Директор ЦРУ Вулси, которого я осведомлял, посвящен не был, поскольку ему не доверяли информацию, и ему так и не удалось прорваться сквозь систему. Вот как это работает. Я погрузился в тот мир благодаря людям, работавшим в таких проектах в 1992-1993-х годах.

Б.К.: То есть, если НПСД не подпадают под регулярный надзор правительства, тогда кто контролирует эти черные бюджетные проекты?

С.Г.: Ну, знаете, за такими проектами присматривает комитет. Наверное, Вы слышали о комитете Маджестик-12 еще во времена эры Трумэна.

За последние 70 лет он пополнился рядом отростков. Один из ныне самых известных – это Комитет по разведке.

Это ведомство работает со многими людьми из корпораций и другими и является транснациональным. Еще одна вещь, которую следует упомянуть: по своей сути, это не правительственные программы США. Посмотрите на земной шар из космоса. На нем не обозначены никакие границы, скажем, Россия, Китай, США.

Группа, заправляющая этими программами поистине транснациональная, выходит за рамки международных границ. Люди думают, что “транснациональная” – это ООН, Государственный департамент. Нет, это как бы суб роза в рамках проекта. Они имеют представительство и занимаются оперативной деятельностью; в группу входят большинство значимых стран мира, достаточно продвинутых технологически и финансово, чтобы считаться значимыми. Когда я встречался с главой администрации Сенатора Джона Уорнера, он, как мы знали, был членом комитета Президента Джорджа Буша-старшего и Директора ЦРУ Буша.


Так вот, глава администрации спросил: “Что заставляет Вас думать, что Сенатор не является частью этого, просто обманывает и не знает?” Я ответил: “Знаю, что это так, но ему следует находится на правильной стороне истории, поскольку это преступное предприятие. Оно не конституционно. Незаконно. Мы можем это доказать. Если кто-то желает оспорить это, давайте передадим дело в суд, тогда мы будем вызывать повесткой высокопоставленных людей, которые, безусловно, должны были знать об этих проектах, но не знали. В общем, это полное нарушение Конституции.

Но в данной конкретной сфере имеется весьма специфический нюанс, и это сама специфика НПСД. Люди, которые реально контролируют их, это не просто те, кого мы бы назвали правительственными должностными лицами, хотя они пребывают в правительстве. Они состоят в корпорациях, финансовых кругах и других. В общем, во всех сферах деятельности. Все вместе они работают для поддержания существующего положения в управлении миром. И вот почему.

Возвращаясь в 1950-е годы, когда мы наткнулись на золотую жилу – обратное восстановление и изучение так называемых систем антигравитации – которыми, между прочим, овладели в октябре 1954 года… Все помнят ту дату: октябрь 1954 года.

Слитые материалы; база ВВС Неллис, Зона 51

Смотрите, все двигатели внутреннего сгорания, дороги на поверхности, реактивные самолеты, ракеты, коммунальные службы, атомные электростанции и все такое не нужны с октября 1954 года. А ведь это буквально сотни триллионов долларов. Проблема в том, что это макроэкономическая проблема. Стратегическая проблема. Есть много могущественных интересов, не желающих допустить, чтобы все эти активы последовали пути динозавров. Поскольку, когда все это знание и сопровождающая его технология увидят свет дня, мир станет совсем другим.

Помните, что сказал полковнику Корсо инопланетянин: “Это новый мир, если вы сможете его принять”. Нам следовало принять его в 1950-е годы, но мы этого не сделали. А сейчас сталкиваемся с колоссальным кризисом в окружающей среде, геополитике и повсюду. Но все поправимо. Я всегда говорю людям: “Хорошие новости в том, что у нас есть решения всех проблем. Плохие новости в том, что решения пребывают в непризнанных проектах, и чтобы держать их в секрете используется смертоносная сила”.

Б.К.: Вот это да! Невероятно. Потрясающе. Я просто… В какой-то момент нам понадобится осознать следующее: нам следует проснуться и высвободить все широкой общественности. Полагаю, в этом и состоит Ваша миссия здесь.

С.Г.: Вы правы. Я имею в виду, моя главная цель – создание послов во вселенную, фактически, к инопланетным цивилизациям. За это время я осознал, какие усилия следует совершить и положил начало движению за Раскрытие. Я понял, если мы войдем в контакт с инопланетными цивилизациями, а затем скроем использование приложений сбивать их или совершать еще более отвратительные вещи, нам придется делать это вместе. Простите за пошлый язык, но когда я сидел с Сенатором Барри Голдуотером, который был старшим Сенатором от штата Аризона и баллотировался в президенты в 1964 году…

Я был у него дома. Он сказал: “Смотрите, держать все в секрете было чертовой ошибкой тогда, а потом чертовой ошибкой сейчас”. Кроме того, Барри поведал, что ему отказали в доступе к этим проектам.

Когда он попросил генерала Кёртиса Лемэя, начальника штаба ВВС и хорошего друга: “Возьми меня в Синюю Комнату базы ВВС Райт-Паттерсон, где хранятся останки инопланетян и все прочее”, генерал Лемэй повернулся к нему и сказал: “Барри, даже я больше не могу попасть в то место. И если ты когда-нибудь попросишь меня об этом еще раз, я лично прослежу, чтобы ты предстал перед военным трибуналом из резерва ВВС”.


Итак, я сижу в гостиной дома Сенатора Голдуотера, ему больше 80-ти лет. Он уже ушел в отставку из Сената. Сижу и спрашиваю: “Вы серьезно?” “Так же серьезно, как инфаркт”.

Из встреч с такого рода людьми по всему миру я вынес следующее: все теории заговоров о том, кто вошел, кто вышел, и как все работает, всегда ошибочны. Все, что я пытался сделать, это внести некоторую ясность. Не помогает рисовать все правительство, все ЦРУ или весь Пентагон одной краской. Должно быть больше деталей. Людям необходимо иметь более полное понимание того, как работают такие проекты.

Б.К.: Д-р Грир, действуют ли другие страны в точно таких же условиях, как Вы только что описали?

С.Г.: Да. Я имею в виду, что, как я уже говорил, система НПСД воспроизводится транснационально. Это не просто усилие США. США – это центр гравитации благодаря нашей военной мощи, экономической мощи и технологии. Но логические следствия и партнеры подобных операций имеются во всех других странах, включая Китай, Россию, Великобританию, Австралию и других. Время от времени нечто подобное вы увидите и в других странах, например, во Франции.

Французское правительство, Министерство обороны тоже хотели научиться налаживать мирные контакты с инопланетянами.

Они выходили вперед… адмирал Моран. Моран был адмиралом, дипломированным врачом, а также имел докторскую степень в физике. Он организовывал такие проекты при Президенте Саркози. Мы ездили во Францию и проводили там БК-5С. Происходило удивительное. Невероятное.

И по мере развертывания процесса к послу Франции в США пришли оперативники-разведчики, угрожали ему и напрямую заявили: “Не делай этого”. На что посол отреагировал так: “Мы намерены заниматься этим во Франции. Не ваше дело”. Они сказали: “Ладно, но не приближайтесь к активам США, иначе пожалеете”. В общем, туда-сюда, туда-сюда. И даже несмотря на то, что инициатива исходила от верховного адмирала в Министерстве обороны Франции, его не посвятили в непризнанные операции даже в его собственной стране. Это одна из проблем.

Между прочим, то же самое справедливо и для Америки. Генералы и адмиралы, с которыми я встречался в этой стране… Если я с ними встречался, то обычно потому, что они посылали запросы по своим собственным каналам и им всегда отвечали: “Мы не собираемся ничего вам рассказывать” или лгали. Причем большинство запрашивающих оказывались достаточно умными, чтобы понимать, что им лгут.

Б.К.: Верно, да. Их целиком и полностью не посвящали и не говорили…

С.Г.: Не сообщали ничего. Совсем ничего.

Б.К.: Не полностью. Забудьте.

С.Г.: Они не могли получать… Им даже не показывали, где в НПСД находится…

Б.К.: Вот это да, невероятно.

С.Г.: …туалет.

Б.К.: В общем, другие страны в основном… Вступали ли они иногда в тайный сговор или действовали индивидуально?

С.Г.: Нет, все они сотрудничали в данной проблеме. Интересно, что в самом начале они установили прослушку на мой телефон. Это было тогда, когда у нас были стационарные телефоны. Помните старые дни?

Б.К.: О, да.

С.Г.: Так вот, как-то раз я поднял трубку, и они совершили ошибку, оставили связь со спутником. Я мог слышать контрольную комнату. Я слушал целую минуту и слышал разговоры. Знаете, это была как бы ООН разных людей. Наконец я спросил, кто это? Ответила женщина с очень сильным иностранным акцентом. Я не смог определить, возможно, акцент Ближнего Востока. Женщина сказала: “О, Господи! Это м-р Грир”. Я рассвирепел: “Для вас д-р Грир”. Конечно, я разозлился, поскольку мне не нравилась слежка подобным образом.

Ну, все как в случае с Карлом Вольфом.

Наш очевидец, очевидец раскрытия Карл Вольф находился на базе ВВС в Лэнгли, когда мы загружали цифровые изображения с Луны, сделанные в 1968 году.


Он видел все… До того, как мы прилунились, там уже были старые и более новые структуры.

Рассматривая отснятый материал, он понимал, что ему не полагалось это видеть. Это был сверхсекретный материал. Так вот, он рассказывал, что место было буквально похоже на ООН. Люди из Китая… и это в 1960-то годы… России и других стран… Все они работали в высоко засекреченном сооружении с Защищенным Информационным Средством Связи (SCIF), где загружали самые ранние цифровые фотографии, сделанные Lunar Orbiter при облете Луны.

Перед тем, как попасть к обычным сотрудникам НАСА, снимки обычно фильтровались.

Проблема в том, как все развивалось? Ну, все развивалось в 1950-1960-х годах.

Б.К.: Невероятно. Абсолютно невероятно. Д-р Грир, давайте раскроем немного больше, поскольку, думаю, многие люди реально хотят знать фундаментальную основу, как это реально работает.

С.Г.: Ладно. Если вы хотите визуализировать все таким образом, это сильно засекреченная, непризнанная операция, имеющая ячейки и филиалы в разных странах, внутри разных стран, корпораций, разведслужб и правительств. Повторяю, как и в Америке, по мнению управляющего комитетом, о НПСД не нужно целиком и полностью знать ни президентам, ни сенаторам, ни любым надзорным органам. Везде и всюду все работает именно таким образом. Все просто, вы берете и воспроизводите структуру по всему земному шару.

Но не в любой стране. Например, в мире есть развивающиеся страны, где не было бы слишком большого присутствия. И имеются другие, такие как Бразилия. В Бразилии есть большое сооружение, тоже связанное с НПСД. Полагаю, в разных местах проводятся разные операции, которые координируются международной группой. Это глобальная группа. И вновь, центр гравитации находится в США. Элементы операций имеют место быть даже в Китае и России. Но центр контроля находится не там. В каждой из стран-участниц имеются представители группы. Самый крупный и важный источник активности в сфере технологии и обратного восстановления, реально важный, располагается в США.


Мое понимание основывается на свидетельствах людей, с которыми я беседовал. Они работали с Эйзенхауэром и находились с ним в Белом Доме. Он утратил контроль над НПСД потому, что хотел сближения, мирных взаимоотношений с инопланетянами и движения вперед как цивилизация. И все это на фоне ядерного сумасшествия холодной войны. Люди же, кто больше всего выигрывал от статуса кво системы нефтедоллара, добычи нефти и оружия, ВПК, как называл это Эйзенхауэр, не желали, чтобы это произошло. ВПК развивался. И сейчас, по прошествии 70-ти или 60+ лет, весь ВПК полностью вышел из-под контроля. Вот почему, в 1961 году, покидая Белый Дом, Эйзенхауэр выступил со своей знаменитой речью.

“В наших правительственный структурах мы должны быть начеку, предотвращая необоснованное влияние, намеренное или ненамеренное, военно-промышленного комплекса”. Такой вид секретности… Он говорил, что крайняя секретность могла бы стать угрозой демократии и нашему образу жизни. Помните, это заявляет республиканец, пятизвездочный генерал и герой Второй мировой войны.
Также я напоминаю людям о Сенаторе Иновэ (Inouye), который говорил о существовании тайного правительства со своими собственными ВВС, ВМС, механизмом финансирования, свободного от закона и ставящего себя выше закона. Я перефразирую, но вы можете… Вы увидите это. Все именно так. Сенатор был прав.

Б.К.: Звучит очень похоже на речь Джона Кеннеди о секретных обществах.

С.Г.: Да. В черных программах большой интерес проявляется к представительству других, давайте назовем их неправительственными тайными программами, включая корпорации. Налицо очень широкое представительство определенных элементов в мире финансов, банковского дела, а таже технологии. Посмотрите на аэрокосмическую индустрию.

Знаете, компания Боинг имеет самолеты, на которых вы летаете, но у них есть и непризнанное подразделение инженерного исследования.

То же самое относится к компании Lockheed Skunk Works.

Есть то, о чем вы знаете, ну, как самолет-шпион У-2 и реактивные самолеты.
Но имеются и засекреченные технологии. Это гибрид. Хотелось бы сказать… Это как бы гибрид правительственных, корпоративных и частных интересов. Интересно, что, если вы появляетесь… скажем, вы дознаватель. Вы ведете следствие со стороны правительства. Тогда корпоративный субъект скажет, что это частная собственность.

Б.К.: Вы правы. Вот именно.

С.Г.: Если вы ведете расследование с частной стороны, под таким углом, тогда это высший секрет, непризнанный проект, к которому у вас нет допуска. Он как бы герметично запечатан, как бункер, от других операций. Время от времени появляется кто-то, с кем я встречаюсь. Самый недавний случай, человек, работавший в офисе управления технологией, расположенном в нижнем подвальном этаже в Пентагоне с 2002 по 2012 годы. Он обладал допуском к 16-ти из НПСД.

Он сообщил мне огромный объем разведывательной информации о более поздних операциях, который у меня есть и сейчас.

Б.К.: Д-р Грир, многие свидетели выходят вперед, чтобы поговорить с Вами; есть один конкретный очевидец, которого Вы называете GA. Не могли бы Вы рассказать о нем немного больше?

С.Г.: Хорошо. Этот джентльмен, я уже ссылался на него несколько секунд назад, ну, тот, который работал в офисе управления технологией, подошел ко мне, и мы получили самую потрясающую информацию. Я встречался с ним лично; он писал мне, присылал свои значки в качестве подтверждения того, кем и где он был. Интересно, что даже этот мужчина, делавший всю свою карьеру в армии, вышедший в отставку, никогда и ничего не слышал об НПСД; затем его наняли как гражданское лицо. Когда он начал выступать в роли гражданского лица, его посвятили в проекты, поскольку он работал в отделе уголовных расследований и должен был расследовать нарушение правил безопасности.

Дело вот в чем. Один генерал, трехзвездочный генерал, взял свою несанкционированную подружку в сооружение с Защищенным Информационным Средством Связи (SCIF), находящееся возле Fort Sill в Лоутоне, штат Оклахома. Там находилась подземная база, которая называлась Глубокая Подземная Военная База (DUMB), где изучались механизмы маскировки инопланетных кораблей.

Та женщина была ответственным сотрудником компании Booz Allen Hamilton, желавшей заключить контракт на продолжение данного исследования.

Но у нее не было допуска на такой уровень. В общем, генерал взял с собой любовницу, и это стало большой проблемой. Пользуясь романтической связью с генералом, женщина убедила его взять ее с собой, чтобы ее компания могла влезть ногой в контракт и заявить о себе. В ходе расследования, моего очевидца были вынуждены посвятить во многое, разрешить посещение разных мест. В общем, все закончилось тем, что ему предоставили допуск к 16-ти из НПСД. Его брали и в другие сооружения.

Например, туда, где находился космический корабль, сбитый нашими системами электронного оружия возле Сеула, в горах Кореи. Корабль оказался настолько огромным, что для его извлечения потребовалось проделать в горе огромную полость, создать собственное сооружение с Защищенным Информационным Средством Связи (SCIF). Оно все еще действует, и корабль все еще там.

Затем он поведал мне, пожалуй, самую расстраивающую вещь, нечто, что я уже знал, но он предоставил больше деталей. Он находился в театре военных действий по вторжению и войне с Ираком. Там имелась система спутников, которую можно было включать, и она нацеливалась на аэрокосмическое пространство над Ираком. Мы убирали все вертолеты и истребители, свои и своих союзников, включали систему, и все истребители Саддама Хуссейна падали на землю, полностью выведенные из строя. Такое происходило, когда мы впервые ввязались в войну с Ираком в начале 2000-х годов. Позже, перед тем как оставить командование, мой свидетель побывал в Центре космических полетов имени Маршалла в Хантсвилле, Алабама, где находилось еще одно главное поколение спутников.

В общем, это опасно. Ведь у вас есть НПСД, когда вы можете нажать кнопку и создать все виды паники так, чтобы все выглядело похожим на инопланетное вторжение. Понятно? Это ключевая вещь, о которой поведал мне очевидец. У меня есть десятки людей, состоявших в межучережденческих комитетах или НПСД и рассказывавших, что это такое. Еще в 1960-х годах был разработан план операций.

Б.К.: Д-р Грир, пожалуйста, расскажите о состоянии секретности сейчас; Вы упоминали неподконтрольную группу в Пентагоне. Не могли бы Вы рассказать немного больше?

С.Г.: Хорошо, ну это… Конечно, все НПСД неподконтрольны и все они незаконны. Люди спрашивают, какие основания есть у меня, чтобы такое говорить? У меня состоялось много встреч с высшими военными чинами. Одним из них был адмирал Том Уилсон.

Я проводил брифинг в Пентагоне. Это был официальный брифинг в офисе адмирала и конференц-зале. Уилсон был главой разведки Объединенного комитета начальников штабов. То есть, это не просто какой-то обычный адмирал. Это кто-то из Объединенного комитета начальников штабов. В Пентагоне он проводил совместные брифинги для разведки и Объединенного комитета начальников штабов. Адмирал получил от нас документы.

Так вот, одним из документов, первым документом сверху, был документ Национального разведывательного управления. Он не рассекречен, но у меня имеется копия. В нем перечисляются кодовые названия и номера проектов.

Основываясь на этом документе, он понял… В общем, сначала он подумал и связался с перечисленными в документе, а затем с другими офисами в Пентагоне. Вот что ему ответили: “Вам не обязательно знать, и мы не собираемся Вам рассказывать”. Адмирал настаивал. Тогда ему пригрозили понижением в звании, удалением одной звезды с лацкана. Но адмирал оказался очень зацикленным. По окончании брифинга я сказал, что мы реально нуждаемся в его помощи. Адмирал спросил: “Кому еще удалось пробиться через стену секретности и кому еще угрожали так, как мне?”“Директору ЦРУ, Президенту, Министру обороны”.“И…” Я сказал:“Да”.

Министр обороны Коэн обратился с просьбой к Гордону Куперу, известному астронавту, впервые приземлившему один из кораблей на базе Эдвардс еще в 1956 году. Дело в том, что Купер получил пленку, отснятую экипажем корабля.

Позже он переправил ее на самолете генерала. Откуда я это знаю? Гордон Купер и я вместе проводили презентацию для мозгового центра. Купер отвел меня в сторону и сказал: “Смотри, Министр обороны просил меня передать ему все практические разведданые, каждую крохотную деталь о том событии, чтобы он мог найти свидетельство”.
Так он и поступил. А потом Коэн, Министр обороны Коэн, связался с Купером и сказал: “Запись исчезла. У меня больше нет к ней доступа. Она в проекте, к которому у меня нет доступа”. Помните, это говорит Министр обороны. Я рассказал об этом адмиралу Уилсону. Он лишь вымолвил: “О, Боже. Что я могу сделать?” Я ответил, что мы нуждаемся в его помощи, чтобы вернуть записи. Он ответил: “Я не могу”. Адмирал продолжил: “С тех пор, как я получил от Вас первоначальные сведения, наилучшее, что я знаю, это бомбардировщик В2 Стелс”. Оказывается, в НПСД имеется то, что может описывать круги вокруг себя, вот так”.

Адмирал уточнил: “Я обезоружен и ничего не могу сделать. Точка, шах и мат. Вот почему случилось то, что случилось”. А теперь умножьте это в десятки и десятки раз, когда я присутствовал на подобных встречах. Знаете, когда годы назад я встречался с генералом Одомом, главой… Директором УНБ, парень, его правая рука, описывал мне нечто под названием DDT. Все подумают: “Ох, пестициды”. Нет. Это сокращение от: “Вы создаете ловушку (Decoy), отвлекаете общественность (Distract), а затем выбрасываете информацию в мусор (Trash)”. Парень продолжил: “В связи с этой темой мы прибегаем к DDT каждый раз”.

Б.К.: Здорово.

С.Г.: Почти все в публичной сфере, связанное с НЛО, – это DDT.

Б.К.: Учитывая происходящее, что мы можем извлечь из всего этого? Как насаждаемая негативность, или как эти НПСД, или дезинформация влияют на нас? Как это делает нас лучше? Что мы узнаем?

С.Г.: Ну, такие операции служат двум целям, это как бы ключ контрразведки и создание дезинформации. То есть, вы хотите делать две вещи, и именно так они и поступают. То есть, хотят выпустить достаточно информации, кажущейся правдоподобной, а затем окружить ее невероятными объемами ложных сведений или сценариев. И, конечно, когда они начинали высвобождать такую информацию, как Тик-Так…

Оказалось, это один из объектов Lockheed Skunk Works, а вовсе не инопланетный. Мы знаем, как они создаются; обратное восстановление инопланетного объекта. Итак, все утекло. И конечно, потому что они так говорили, и информация поступила из разведсообщества, ее осветили СМИ. Проект Раскрытие имеет намного больше потрясающих неоднозначных свидетельств, чем это, но СМИ не будут освещать то, что делаем мы, так как мы скажем: “Да, этот объект инопланетный, а тот из Lockheed Skunk Works”. Если все выйдет наружу, конец нефтедобыче. Конец нефтедоллару. Это чересчур.

Вот почему они выхолащивают каждого, кто реально… Честно говоря, если очевидцы намереваются рассказать правду, они никогда не появятся в СМИ. Вот что происходит на самом деле: разведсообщество будет открывать двери выходу определенной информации, а затем прикреплять к ней сценарий. В данном случае сценарий – это угроза национальной безопасности… или если они собирают наши эсминцы, или что там у вас. Причина такой долговременной… Это и есть план стратегии защиты, которому уже 70 лет и который видели люди из моей команды.

Именно об этом говорил перед смертью Вернер фон Браун Кэрол Розин; о том, что они разыграют свою последнюю карту, инопланетную угрозу в попытке объединить мир путем войны и конфликта, а не мира.

Мы предсказывали это в 1990-х годах. А сейчас видим, как это реально разворачивается в СМИ прямо у нас на глазах. Поэтому, полагаю, операции DDT проводятся все время. Большинство людей, которые собираются предоставлять информацию СМИ, видят через стекло очень плохо или являются получающими зарплату оперативниками, чтобы честно признаться: “Мы не знаем, что это”.

Например, вы заметите: вместо того, чтобы честно признаться в своем невежестве, они будут придумывать новые термины, такие как “неопознанные аэрокосмические явления”, UAP. Они всегда придумывают новую аббревиатуру, которая, по сути, лжет. На самом деле им прекрасно известно о существовании двух видов НЛО. У меня имеется письмо от главы компании Lockheed Skunk Works, подписанное лично им и датированное 1986 годом. Могу показать.

Человек, вернее его друг, писал и спрашивал, являются ли НЛО нашими, сделанными людьми, или инопланетными? Вот что пишет в ответ Бен Рич: “И теми, и другими”. Это известно уже десятилетия, с 1940-1950-х годов. И все же находятся люди, которые говорят: “Господи, мы не знаем, чьи они. Нам нужно больше денег, чтобы их изучить”. Ну, на изучение мы уже потратили триллионы долларов. В общем, все это разговоры в пользу бедных. Думаю, выход для общественности таков: относиться ко всему очень скептически. Проявлять осмотрительность.

Мы, как общественная добровольная организация, пытаемся делать все, что только можем. С годами, как я уже говорил, ко мне приходили 980+ высокопоставленных очевидцев. Много сведений заархивировано. Помните, то, что вы хотите видеть, уже попавшее в Интернет, технические платформы и СМИ, курируется и тщательно отбирается. Это всегда будет частично правда, частично дезинформация, и в конечном итоге все сведется к угрозе.

Б.К.: Чтобы создавать страх.

С.Г.: Таков большой план. Такова большая картина, способ решения давней проблемы.

Б.К.: Лично для меня это имеет большой смысл.

С.Г.: Когда что-то утекает, вы просто заполняете подходящие места дезинформацией. Как только вы узнаете шаблон, вы можете получить картинку.

Б.К.: Вот именно. Потрясающе. Спасибо, д-р Грир

С.Г.: Спасибо Вам.

Б.К.: Меня зовут Билли Карсон. Спасибо за внимание.




.Структура и места дислокации Космических сил США.


.Годовой выпуск боевых самолётов в Китае превысил годовой выпуск в США и России вместе взятых.
Tags: Д.Уилкок, Раскрытие, Раскрытие-6
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments