Михаил legarhan (legarhan) wrote,
Михаил legarhan
legarhan

Categories:

Дело... Раскрытие – 6: Проект “Звездный Свет”

Вторник, 23 августа 2021 года Интервью Билли Карсона с д-ром Стивеном Гриром

Б.К.: Добро пожаловать на программу Раскрытиес д-ром Стивеном Гриром. В данном эпизоде мы обсуждаем начало Проекта Раскрытие. Д-р Грир, добро пожаловать!
С.Г.: Спасибо. Здорово быть с Вами.
Б.К.: Д-р Грир, какие события положили начало Раскрытию в 1993 году?

С.Г.: Да, многие люди не знают корни движения Раскрытие, уходящие в далекое прошлое. Как я уже упоминал, в 1992 году, произошедшие БК-5С привели к ряду быстро развивающихся событий, включая связавшихся со мной людей из близкого окружения Президента Клинтона.

В то время они невероятно информировали меня. Я не верил, что Президенту Клинтону и Директору ЦРУ отказывали в доступе к непризнанному проекту специального доступа.

Примерно в то же время у меня был ряд тех, кого я называю “белыми шляпами”, друзей в военных и разведывательных кругах. Кое-кто из них работал в том проекте, участвовал в высоко засекреченных рассредоточенных операциях и хотел помочь. Мы начинали с того, что общались и обсуждали, что делать. Люди в Белом Доме выступали с инициативой проведения брифинга между мной и Директором ЦРУ Вулси.

В вышеприведенном письме говорится, и это довольно поразительно, что большинство влиятельных кругов в мире намерены попытаться остановить Раскрытие, и что нам следует быть осторожными, поскольку лидеры в нашей стране не читали материал, подготовленный военными на данную тему.

До того (усмехается) ко мне обращались кое-какие люди из окружения Лоренса Рокфеллера. Я совершил ряд поездок в Нью-Йорк, чтобы встретиться с этими людьми, и в 1993 году был приглашен на Ранчо Рокфеллера, вместе с рядом людей в этой сфере. В основном он интересовался событиями БК-5С и оказывал всяческую поддержку. К сожалению, его окружали многие оперативники, со временем перенаправившие его интерес.

Люди говорят об Инициативе Рокфеллера. Ничего подобного. Это называлось Проект Лунный свет, который я начинал вместе с группой людей из армии и администрации с целью донесения информации до нужных людей в правительстве, которым не говорили правды.

Лоренс Рокфеллер активно поддерживал нашу работу, поэтому и пригласил нас к себе в сентябре 1993 года. Он тоже ничего не знал и был чрезвычайно удивлен. Он интересовался: “Куда Вы отправитесь после нашей встречи?” Я ответил, что собираюсь на базу ВВС Райт-Паттерсон.

Цель – уведомить главу Зарубежного центра аэрокосмической науки и техники. Именно на той базе хранились обломки крушения в Розуэлле, и туда же были отправлены все материалы.


Там я встречался с полковником и пытался убедить его убрать конфликт между их операциями и нашими операциями БК-5С.  Именно это обсуждалось на встрече. Интересно, что полковник спросил: “Что, если некоторые инопланетные цивилизации не только не дружественные, а явно враждебные?” На что я ответил: “Сэр, со всем должным уважением, учитывая те, с галактической точки зрения, глупости, которые мы творили, если бы они были враждебными, они бы покончили с нами в тот день, когда мы взорвали первую атомную бомбу”.
Офицер разведки Брюс Эшкрофт пришел в ярость. Все выглядело немного комично. Знаете, таково мышление в военных кругах. “Мы не контролируем такие вещи. Следовательно они представляют собой угрозу. Поэтому мы собираемся их убивать”.  Я имею в виду, бум, бум, бум. Вот так все просто.
До того я побывал на встрече в Финиксе. Там собралась группа людей, членов комитета, имевших дело с засекреченными системами, НЛО и инопланетным разумом. Все происходило поздно ночью. В 10-11 часов вечера. Присутствующие сказали: “Смотри, мы знаем все о твоей приближающейся встрече с Директором ЦРУ Вулси.
Роберт Джеймс Вулси, 16-й Директор ЦРУ

Они ничего не знают и ничего не должны узнать. Если ты хочешь говорить со знающими и компетентными людьми, ты должен встречаться с такими людьми, как мы. Это помещение полно костюмов. Мы – те, кто выполняют всю “работу за других” для правительства. Мы – те, кто управляют суперкомпьютерами, обеспечивающими глобальную финансовую систему. Мы – те…” Он говорил и говорил, продолжал в том же духе. “Также, мы – те, кто сотрудничают с определенными Орденами Иезуитов и Ватиканом в программах передачи технологии”. Я подумал, что это что-то вроде… ну, кроличьей норы. Сначала я решил, что ему пришлось все выдумывать. Оказалось, каждое произнесенное им слово – правда.

Я вернулся к Петерсону и сказал: “Смотрите, есть группа, знающая о предстоящей встрече”. Он вышел из себя: “Как они могли узнать?” “Джон, у них есть способы отслеживания того, что не требует скорости световых сигналов и телефонов. Понятно? Они способны взаимодействовать с пространством-временем посредством электроники, на расстоянии и скалярно. Быстрее, чем скорость света. Просто не беспокойся об этом”.

Итак, происходит встреча. Первые несколько минут… У меня с собой кейс полный свидетельств, фотографий, правительственных документов и все такое. Вулси говорит: “Я знаю, что это правда. Я знаю, что все реально. Чего я не понимаю, так это почему Президенту и мне отказано в доступе”.

В общем, весь разговор касался природы непризнанных проектов специального доступа, того, что такие проекты высоко рассредоточены.

Что они не… Людям в Конгрессе или Белом Доме, некоторым, позволено знать, но и они сталкиваются с секретностью. Большинство и понятия не имеет. Оказалось, что ваш статус в армии, Пентагоне или ЦРУ не имеет никакого отношения к тому, расскажут ли вам о таких проектах или нет. Все зависит от вашего желания соблюдать договор секретности. И это все. Вот что меня заинтересовало… В общем встреча продолжалась. Я объяснял структуру непризнанных проектов специального доступа и как они работают. Реакция Вулси: “Да, я просто парень, который идет на Капитолийский Холм и возвращает десятки миллиардов долларов обратно в ЦРУ”. В общем, он признавал существование многих проектов, о которых не знал даже несмотря на то, что являлся Директором ЦРУ.

Итак, к концу встречи я составил для Президента комплекс рекомендаций исполнительным органам. Когда я представил его Вулси… Я сказал: “Мы реально нуждаемся в Вашей помощи в раскрытии и решении проблемы”. Он посмотрел на меня и ответил: “Д-р Грир, как мы раскроем то, к чему не имеем доступа?” Мы с женой, которая тоже присутствовала на встрече, посмотрели друг на друга и вздохнули: “Ёшкин кот, ситуация хуже некуда”. Так состоялось мое знакомство с зеркальным отражением и безумием состояния национальной безопасности.

В итоге, на той встрече больше всего надежды вселяла жена Директора, Сью Вулси.

У нее хватило проницательности спросить: “Д-р Грир, вот чего я не понимаю. Как они общаются через простор межзвездных расстояний? Поскольку даже со скоростью света на получение сигнала из точки А в точку Б требуются миллионы или тысячи лет”. Я сказал: “Да, верно. Посмотрите на нашу галактику Млечный Путь. Сто тысяч световых лет. Световой год – это не измерение времени. Это измерение расстояния. Это расстояние, которое проходит световой луч за год при скорости движения 300000 км/сек. Сейчас подумайте. Триста тысяч км каждую секунду на протяжении года. Это и есть один световой год. Значит галактика Млечный Путь составляет 100000 световых лет. То есть, на преодоление 1% галактики Млечный Путь со скоростью света, только чтобы сказать: “Привет, как дела”, сигналу потребуется 1000 лет, чтобы дойти до цели и еще тысяча лет, чтобы вернуться обратно.

Да столько же времени прошло с рождения Христа, не так ли? Я подытожил: “Смотрите, скорости света абсолютно недостаточно для любой и всех межзвездных цивилизаций”.

Вот почему они пользуются транспространственной физикой, включающей взаимодействие мысли, сознания и устройства со скоростью быстрее скорости света. Взаимодействие происходит в двух направлениях. Технология, помогающая сознанию, это когда вашему сознательному мышлению помогает технология, и сознание, помогающее технологиям, когда ваш ум помогает устройству. Повторяю, взаимодействие идет в обоих направлениях. Вот чем пользуются межзвездные цивилизации.

Б.К.: Понятно. Похоже ли это на квантовую запутанность и квантовую физику, где две частицы общаются мгновенно, минуя пространство и время?

С.Г.: Да. Именно это Эйнштейн называл “жутким действием на расстоянии”. Когда вы имеете дело с таким уровнем запутанности, принимаете время за бесконечность, вы имеете дело с сознанием и мыслью. То есть, весь космос взаимосвязан, переплетен и не локален. Не локальность означает изображение пространства-времени не в виде прямой линии, а одно внутри другого, близость.

В общем, мы думаем: “Ох, галактика Андромеда находится на расстоянии 2,5 млн световых лет от нас. То есть, чтобы добраться туда при движении со скоростью света нам потребуется 2,5 млн лет”.

Но в запутанном взаимосвязанном космосе или на квантовом уровне, это на самом деле рядом. Прямо здесь. Тогда, что такое “здесь”? Я имею в виду, это ведет к обсуждению измерений, мысли и сознания. Именно ими мастерски владеют все межзвездные цивилизации.

Так я все и объяснял жене Вулси. Для меня, то, как она рассуждала, было… Знаете, честно говоря, когда она впервые задала вопрос, я подумал, что мне лучше на него не отвечать, чтобы не дискредитировать себя. В общем, вот пересказ того, что в 1991 году мне рассказывал офицер разведки, вовлеченный в эту сферу десятилетиями. Он говорил: “Если вы рассказываете правду, она скрывается. Правда будет вас дискредитировать, поскольку она намного причудливее, чем фантастика об НЛО”. Но я думаю, что людям пора узнать правду, всю правду.

Б.К.: Хм. Безусловно. В дальнейшем Директор ЦРУ Джеймс Вулси отрицал цель обеда с Вашим присутствием. Не могли бы Вы рассказать об этом?

С.Г.: Хорошо. Ну, это был не просто обед. Обед служил лишь прикрытием брифинга, устроенного для Директора ЦРУ. Я могу подтвердить это письмами, полученными от человека, организовавшего обед и бывшего его хозяином, – Джона Питерсена из Института Арлингтон.

Причина происходящего, как я часто шучу, в следующем: находясь в Вашингтоне, как вы узнаете, что они лгут? Их губы двигаются.

Б.К.: (Смеется)

С.Г.: То есть, если их губы двигаются… До того, как Вулси покинул службу, я никогда не говорил об этой встрече. По существу, меньше, чем через год после встречи, состоявшейся 13 декабря 1993 года в Вашингтоне, меня пригласили на специальное шоу Ларри Кинга, которое Ларри проводил возле Зоны 51. Повторяю, я не рассказывал о встрече до тех пор, пока Вулси не ушел в отставку, поскольку не хотел… Я чувствовал, что пока он находится на службе, мне следует предоставить ему достаточно свободы для действия изнутри, чтобы посмотреть, сможет ли он обрести контроль над ситуацией. Конечно, Вулси не предпринял ничего; и история имеет продолжение.

Когда позже Вулси отрицал цель встречи, я просто… Все присутствующие на встрече, кроме меня и моей жены, подписали письмо: Директор ЦРУ, его жена, хозяин обеда Джон Питерсен и его жена.

В письме говорилось, что ничего такого не происходило, и, конечно, меня называли лжецом. Тогда я ответил: “Ну, к сожалению, я сохранил все в своем архиве. Вот письмо о встрече, в котором недвусмысленно называется ее тема”. В том-то и проблема. Есть много людей, которые продолжают скрывать, лгать и лгать, и это сильно тревожит. Я просто дал отпор. Сказал: “Нет”. Именно это и произошло. На самом деле. Я не сочиняю истории. К счастью, я все могу доказать. (Смеется) Вот и все.

Интересно, что после той встречи… в декабре 1993 года… пару месяцев спустя в мой дом в Северной Каролине пришел близкий друг Президента Клинтона. Он выпалил: “Президент очень… его люди очень поддерживают то, что Вы рекомендовали, с секретностью пора кончать, мы раскрываем технологии, люди узнают, что мы не одиноки во вселенной. Все это следует делать в виде позитивного объявления, а не чего-то пугающего. Однако люди Президента убеждены в том, что, если Клинтон поступит именно так, он закончит как Джек Кеннеди”.

Я начал смеяться, поскольку подумал: “Ох, это как в плохом романе Джона Ле Карре. Напоминает плохой роман о заговоре”. Гость сказал: “Прекратите. Мы не шутим”. Он продолжил: “Президент не будет предпринимать ничего, поскольку это слишком опасно. Слишком рискованно. А Вам бы следовало”. “Что? У меня нет никакого официального статуса. Я действую как некоммерческая неправительственная организация”. “Да, но они думают, что Вы в состоянии делать это”. “То есть, Вы реально хотите сказать, что я расходный материал?” Посетитель посмотрел мне прямо в глаза. Это Вашингтон. “Да, Вы расходный материал”. “ОК. супер”. Итак, я дешевка. Всегда говорю людям, что я предмет одноразового использования.

Б.К.: Понятно.

С.Г.: Да.

Б.К.: Интересно.

С.Г.: В общем, именно это имело место быть. Позже, летом 1994 или 1995 года, Лоренс Рокфеллер принимал Клинтона на своем ранчо. По-видимому, под предлогом каникул, но на самом деле встреча была направлена на ускорение Раскрытия. Я представил очень большую подборку случаев и материалов брифингов, которую позже переписали Антонио Хуниус и другие. Затем сведения представили Президенту, который тянул время, а позже и вовсе покинул Белый Дом. Дальше информацию как бы поднял на определенный уровень Джордж Буш, давний член комитета. Двухсот, трехсот людей, заправлявших тайными организациями.

Б.К.: Хм.

С.Г.: Да.

Б.К.: Это интересно, поскольку когда Вы упоминаете Лоренса Рокфеллера, я вспоминаю время, когда Хилари Клинтон баллотировалась в президенты. Есть известная фотография ее, покидавшей ранчо Рокфеллера.


Если вы увеличите снимок, то увидите, что в руке она держит книгу о пришельцах.

С.Г.: Да. За всем этим последовала… Ну, реально в 1994 году… Мне нужно рассказать эту историю. Произошла очень интересная вещь. Я встречался с кое-какими людьми, желавшими помочь. Одни работали в Госдепартаменте, другие были военными, третьи трудились в непризнанных проектах. Мы встречались в Институте Монро, находившимся почти рядом с моим домом в Виргинии, где я живу сейчас. И, конечно, Роберт Монро, Боб Монро, учивший людей из военной разведки и других своей версии ясновидения и прочему.

Мы встретились и заявили, что будем продвигать вперед свой проект. В любом случае, в 1994 году проект продолжил разворачиваться. Позже у нас состоялась потрясающая встреча с очевидцем первого Проекта Раскрытие.

Сейчас, в 2021 году, исполнилось 20 лет тому, что все знают как Проект Раскрытие. Вся подготовительная работа проводилась в 1990-х годах. Для того, чтобы все привести в порядок, потребовались годы с 1992 или 1993 по 2001 год. Такова предыстория. Большинство людей не знают предыстории, а я считаю ее очень важной, поскольку она содержит много выученных мною уроков, а общественность может узнать, как все работает.

Знаете, летом 1995 года в Asilomar, сооружении возле Монтерей, Калифорния, состоялась встреча очевидцев НЛО – военных, космонавтов и астронавтов. Финансово ее поддерживал и обеспечивал Рокфеллер, но заправлял всем я. Люди в культуре НЛО говорят: “Ох, Инициатива Рокфеллера”. Неправда. Он не организовывал и не руководил ничем. Все делали мы. Это была попытка объединить людей, вышедших вперед с документами. Кстати, среди других находился астронавт Эдгар Митчелл. В общем, это первое собрание такого рода. Я поручил кому-то из сообщества НЛО все снимать на видео и записывать на пленку. К сожалению, он украл все материалы; полагаю, был оперативником. Поэтому, опять же, к сожалению, у нас нет никаких записей. Все конфисковано и украдено.

Б.К.: Понятно. Я реально собирался спросить, когда на начальных стадиях Вы проводили тайные собрания, людям открывались многие возможности приходить, прикидываться растениями, собирать информацию и смотреть, какого черта Вы там делаете?

С.Г.: Вас интересуют люди, желавшие знать, что я делаю, что я делаю в реальном времени? Я рассказывал ту забавную историю рано утром, сидя в своем доме. Присутствовал один из парней, семья которого была одной из первых основателей УНБ. Так вот, он пришел и заявил: “Смотрите, если Вы хотите, чтобы мы знали обо всем, что делаете Вы или даже Президент, просто сидите в своем офисе и разговаривайте. Или говорите по телефону. Наличие длинного гудка значения не имеет”.

Это по-настоящему забавно. Он говорил правду. От таких людей можно многое узнать. Я узнал… Я имею в виду, это очень трудно. Я никогда не был в правительстве. Никогда не получал от правительства даже медного гроша. Часто отказывался. Я определенно не понимал структуру непризнанных проектов специального допуска до 1993-1994 годов, того периода времени. Также меня никогда не осведомляли о том, чем занимались подобные проекты, где осуществлялись, кто ими заправляет и почему. К 1995 году я знал все в данной сфере. Начал сообщать сведения членам Конгресса, мировым лидерам и другим, чтобы информировать их о том, о чем им никогда не должны были лгать.

Встреча в 1995 году очень важна, поскольку послужила изначальным ядром того, что позже вылилось в брифинг для Конгресса, проведенный нами в частном порядке в 1997 году, а затем в крупное событие Проект Раскрытие в 2001 году. Я столкнулся с тем, что, как и в случае с Клинтоном, никто не хотел брать это на себя. Они либо боялись, либо просто опасались быть осмеянными, либо страшились появления команд зачистки. Команды зачистки – это команды убийц в ЦРУ. В общем, таково начало, начало того, что называлось Проект Звездный Свет.

Б.К.: Вы брали интервью у многих высокопоставленных людей. Вы встречались с высокопоставленными людьми. Они раскрывали Вам много информации. Как Вы думаете, какая часть ее правда, а какая ложь?

С.Г.: Ну, прежде всего позвольте уточнить, люди, с которыми я встречался, входили в высший руководящий состав в правительстве, правительствах других стран, были министрами обороны и прочими. Это люди (усмехается)… Я бы выразился так, если бы меня приглашали на встречу, я был бы последним из приглашенных, поскольку они держались в стороне. Отдельно от тех, количество которых сейчас составляет 980+ свидетелей из военной разведки и разоблачителей, снабжающих меня информацией. Те люди…

К счастью, у нас имеется достаточно обширная база данных. Например, у нас был человек, собиравшийся провести одну из презентаций, поскольку работал в аэрокосмической компании. Он намеревался выступать на брифингах для Конгресса в 1997 году. Через Эдгара Митчелла я узнал, что тот человек все приукрашивал. Поздно вечером мой военный советник и Эдгар Митчелл сидели в баре. Я был занят, организовывая мероприятие. Так вот, человек начал рассказывать то, что поначалу я бы принял за правду, а потом увлекся и стал выдавать истории, которые оба они знали, были ложью. Военный советник и Эдгар связались со мной, и я вывел рассказчика из помещения.

Знаете, если появляется кто-то с какой-то грандиозной историей, в которой не сходятся концы с концами, я не собираюсь ее включать в повестку дня. Или если, по существу, они не могут представить документальное свидетельство. У других, всплывавших на поверхность, имелись потрясающие сообщения, но отсутствовало подтверждение. Если предлагалась невероятная история, но отсутствовали подтверждающие ее разоблачители, свидетельства, документы, значки, поддающиеся проверке вещи, я ее не включал.Если вперед выходит кто-то, профессиональный агент по дезинформации, и рассказывает об организованных военными похищениях, если он единственный, кто мне это рассказывает, я исключал его сведения.

Смотрите, у меня есть десяток людей, которых он не знает и которые рассказывали мне нечто подобное – образ действий: как это делается, кто это делает и зачем. Вот как… Именно так мы выявляем информационные увязки.

Б.К.: То есть, Вы создаете свою собственную базу данных и всегда можете вернуться и сверить истории с историями, полученными от других людей, а также проверить документы. Это фантастика.

С.Г.: В основном, наша группа – это частная организация, собирающая разоблачителей и разведывательные данные; она прошла долгий путь от дюжины людей, работавших в программах и посвященных в самые высшие секреты, до сотен людей, достоверность которых подтверждена.

Б.К.: Невероятно.

С.Г.: Да.

Б.К.: Д-р Грир, на какие выдающиеся сведения Вы натыкались?

С.Г.: Знаете, их так много: архив и встречи. Вы насчитаете почти тысячу людей, разоблачителей, предоставлявших мне информацию, документы. Давным-давно ко мне подошел очень интересный человек… у меня все еще хранится конверт, посланный мне в… который прислал мне очень высоко засекреченный документ, еще не рассекреченный, вынесенный им из хранилища УНБ. Документ представляет собой запись прослушки, подписанную Джеймсом Джизесом Энглтоном III, который в ЦРУ был крупным охотником на шпионов в начале 1960-х годов.

Документ датирован 1962 годом, августом. Это запись прослушки Мэрилин Монро, угрожавшей Бобби Кеннеди, генеральному прокурору, рассказывавшей своему другу Ротбергу, арт дилеру в Нью-Йорке, о намерении устроить пресс-конференцию, чтобы поведать миру то, что рассказывал ей Президент Кеннеди об объектах из внешнего космоса, извлеченных в Нью-Мексико в 1940-х годах и так далее.

В документе упоминается Проект Лунная Пыль.

Документ все еще не рассекречен. В общем, я получил документ и опубликовал его. Вы берете… У меня хранятся сотни, сотни и сотни подобных документов. Тот человек, его семья, была с самого начала вовлечена в управление и финансирование УНБ. Обычно это агентство называют “такого агентства не существует”, поскольку оно изначально было непризнанным. Все стало очень интересным, когда я показал… Знаете, это был уже очень пожилой актер и певец Бёрл Айвз. Возможно, многие люди его помнят… Он и его жена Дороти очень поддерживали и интересовались тем, что мы делаем.


Повторяю, к тому моменту он уже был очень пожилым. Поэтому я пришел к нему домой, сел на край кровати и показал документ, поскольку он всегда утверждал, что дружил с Мерилин Монро, когда она умерла или ее убили.



Они знали, что ее убили, что ее смерть – не результат случайной передозировки наркотиков, но никогда не знали, почему. Я предложил Бёрлу Айвзу документ. Он лишь медленно выговорил: ‘О, Господи”. Вот почему я сказал: “Да, потому что они прослушивали и записывали ее, следили за всем, что она делала” Это начало 1960-х годов. По-видимому, Президент Кеннеди знал, что это был бы удар и был очень несчастлив. Однако он не приказывал убийство. Это бы выходило за пределы уровня деятельности президента. Помню, в момент, когда я получил документ, мне стало ясно: есть много людей, которые просто исчезли. Они пребывали в процессе разоблачения кое-чего и были настолько знамениты, что, если бы им это удалось, то наблюдал бы весь мир. К сожалению, Мэрилин Монро это стоило жизни.

Б.К.: Вот это да! Невероятно. Вы хотите сказать, что каждый раз, когда появляется кто-то, кто просто предлагает информацию, он оказывается на грани… с ним что-то случается?

С.Г.: Ну, единственные люди, которым позволяется говорить обо всем в СМИ… прямо сейчас в больших СМИ вы видите это все время… это люди… В общем, разведсообщество хочет, чтобы они появлялись на шоу, поскольку почти всегда они поворачивают все в направлении угрозы национальной безопасности или чего-то еще, на чем ВПК может сделать много денег. Как Вы выращиваете целую индустрию? Вместо того, чтобы воевать с одной маленькой страной на Ближнем Востоке, сдвигайте войну в космос. Это я намекаю на содержание будущих эпизодов. Вот в чем дело. Все, что сейчас творится в СМИ по поводу Раскрытия, я называю раскрытием, служащим секретности. В 1999 году я написал статью под таким заголовком.

Когда раскрытие служит секретности
Б.К.: Д-р Грир, что является результатом Вашей инициативы? Как Вы думаете, почему Вы имели так много доступа к высокопоставленным людям в разведсообществах?
С.Г.: Великолепный вопрос. Знаете, полагаю, многие из них были просто сетью людей, симпатизировавших призыву ко всеобщему миру. Я имею в виду, девиз нашей организации “одна общность, один народ”. Нам следует рассматривать себя как одно единственное выражение великого существа, и что сознательный дух внутри нас и инопланетян – это одно и то же. Это сингулярность.
Есть много очень озабоченных людей, работающих в засекреченных проектах. Их сильно беспокоит то, что все предприятие движется в очень деструктивном направлении, что, в свою очередь, могло бы привести к событию уровня вымирания для Земли и человечества. Думаю, вот почему они очень нас поддерживали. Однако имеются и другие люди, реально желавшие придерживаться сценария угрозы. Если люди действуют обоснованно и с высокой целью, перед ними откроется множество дверей.
Знаете, очевидно, у меня много врагов и друзей в разных местах. Полагаю, происходит следующее: люди, желающие, чтобы высокопоставленные должностные лица знали, помогают организовывать встречи. Я никогда не звоню. Я не связываюсь с членом Сенатского комитета по разведке и не спрашиваю: “Не хотите ли встретиться?” Со мной связываются их люди или кто-то, кто их знает. Именно так была организована встреча с Директором ЦРУ. Именно так состоялись встречи с Министрами обороны Канады, Великобритании и Австралии.
Б.К.: Д-р Грир, большое спасибо за интервью. Это было здорово.
С.Г.: С удовольствием.
Б.К.: Меня зовут Билли Карсон. Спасибо за участие в программе Раскрытие с д-ром Стивеном Гриром.



Вчера в момент выставления статьи, мне не хватило времени на её полную выкладку .... сейчас к 11ч 22.10 статья дополнена до исходной полностью!
Tags: Д.Уилкок, Кеннеди, Кеннеди - Линкольн, Космическое Раскрытие, МэрилинМонро, Раскрытие, Раскрытие-6
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments