Михаил legarhan (legarhan) wrote,
Михаил legarhan
legarhan

Categories:

Соломинки и бревна, жуя заглаза

.Соломинки и бревна..
Частенько приходится слышать, что внешняя политика большевиков в целом определялась не геополитическими интересами страны, а их специфическими идеологическими установками. Политики, политологи и журналисты, которые подобное утверждают, делают это с чувством глубокого превосходства над недалекими «попередниками», которые были безнадежно зашорены своими примитивными идеологическими установками. (Хорошо все-таки жить формально без идеологии – все, что ни сделал – все правильно!)

Недавно Сергей Михеев в прямом эфире именно с таким чувством превосходства изумлялся «глупости» коммунистов, которые, мол, считали, что страны третьего мира могли строить какой-то там «социализм».
Дело не в том, что коммунисты не могли совершать глупости. Глупости могут совершать и говорить все, даже Сергей Михеев.
Дело в том, что во всем этом отношении наших современников к предшествующей истории торжествует какая-то необыкновенная, можно сказать, чудовищная легкость в мыслях.

Удивительное дело, чем сильнее геополитическое положение РФ отличается от геополитического положения СССР, причем в сторону, прямо скажем, весьма незавидную, тем больше растет и торжествует у нынешних политиков и политологов это странное чувство превосходства над «предшественниками».

Конечно, внешняя политика СССР – это сложнейшая тема, и просто так, мимоходом ее не осветить, тем более, неспециалисту.  Но чтобы понять вздорность тех, или иных современных утверждений и установок, вполне достаточно, как говаривал незабвенный Филипп Филиппович Преображенский, «здравого смысла и жизненной опытности».

*********************

В Стамбуле на площади Таксим стоит памятник, посвященный основанию Турецкой Республики.
Большая скульптурная группа, более полутора десятков фигур.

Поставлен памятник в 1928 году.
В центе Отец-Всех-Турок – Ататюрк.
А вот по левую руку от него двое в красноармейской форме.
К.Е. Ворошилов и сразу за ним С.И Аралов.
Эти двое военных массивны и, кажется, даже доминируют над «хилыми» штатскими турецкими деятелями, стоящими по правую руку от Ататюрка.
Ворошилов стоит рядом с Ататюрком в положении «вольно», надменно подняв голову и по-хозяйски скрестив руки на груди.

По результатам ПМВ должны были исчезнуть четыре империи. Три исчезли. Однако Россия сохранилась как империя, а Турция - как национальное государство, причем при поддержке РСФСР/CCCР.
Они противостояли «международному империализму», который олицетворяла собой, прежде всего, Британская империя, в пользу которой и должны были исчезнуть остальные империи.

После ухода англичан с Русского Севера во второй половине 1919 года перед большевиками встала главная задача - выбить англосаксов с юга.
Выбить из Средней Азии, желательно и из Афганистана.
Выбить из Закавказья, желательно за Турцию.
Окончательное поражение Турции и установление там господства  англичан для России-СССР ничего хорошего не сулило.
Англосаксы обязательно начали бы поджигать наше Закавказье. А если их оставить в Закавказье, они будут поджигать Северный Кавказ и т. д.

Поэтому и в Афганистан, и в Турцию отправлялись десятки тысяч винтовок, миллионы патронов и десятки орудий. Даже аэропланы. Передавали даже боевые корабли. И это начинали делать тогда, когда на юге еще шли бои с Врангелем, а на западе с поляками.


Высказав эти мысли в одном из комментариев в чужом журнале, получил от другого комментатора следующее возражение:

«Англосаксы обязательно начали бы поджигать наше Закавказье. А турки мало поджигали, думаю и продолжают поджигать. ЧЕЧНЯ, черкесский вопрос, КРЫМ. Большевики нанесли огромный вред интересам РОССИИ своей поддержкой АТАТЮРКА».

Нет! Это просто изумительно!
Проблема в том, что подобная реплика отражает устойчивое явление. И тот же самый С. Михеев, против которого я лично ничего не имею, отношусь к нему с большим уважением и считаю одним из самых серьезных политологов, на этот счет думает, возможно, сходным образом. И дело здесь не в умственных способностях политологов, а в определенном состоянии душ человеческих, которое невольно повергает во все больший и больший пессимизм.

Любое политическое решение даже в реальном масштабе времени несет в себе компромисс. То есть оно имеет положительные и отрицательные последствия. Решения принимаются с учетом баланса последствий на обозримую перспективу. В истории обозримый горизонт перспектив на самом деле очень невелик. Ведь мир меняется стремительно. Последующие поколения политиков должны анализировать изменения ситуации и с учетом этого принимать свои решения. Каждое поколение полностью отвечает за свою эпоху.

Но вот когда практически спустя столетие (!) начинают предъявлять претензии к «попередникам» по поводу последствий действий, совершенных в новейшее время (в последние 30 лет), то тут хоть стой, хоть падай.
Вот уж это постмодернизм, так постмодернизм.
Постмодернизм головного мозга.

Большевики выбирали из двух вариантов (тогда еще и СССР не был учрежден, еще гражданская война не окончилась!). Либо в Закавказье будет Британская империя, самая мощная держава мира, всегда имевшая свои планы в отношении России, либо на наших границах будет Турция, слабая, но враждебная англосаксам, Турция как буфер.


Оказывается, ничего подобного!
Оказывается, большевики поддержкой Ататюрка нанесли огромный вред России. То есть нынешней России. Именно «огромный вред» - ибо большевики (как вредители) по мелочам не работали.
И, понятно, почему «нанесли».
В результате нашего 30-летнего ничегонеделания, более того, в результате нашего «оптимизирующего» ухода-отступления наши позиции в Закавказье ослабли. А вот Турция за столетие после Ататюрка усилилась и осмелела. И теперь у нас проблемы.
У нас сегодня проблемы!
И в этом кто-то должен быть виноват (ну, не мы же!).

А чтобы у нас сегодня не было проблем в Закавказье, там не должно было быть ни Турции, ни англосаксов.
О южные границы Азербайджана и Армении должны были разбиваться волны Индийского океана (или Средиземного моря).
Это единственный вариант, при котором большевики в данном вопросе (но только в данном) были бы не виноваты.
Но большевики этого не обеспечили, и понятно почему.
Они нас не любили, они не любили русских.     

Увы, дело не в реноме «попередников», дело в нас.
Ибо «тронутые» постмодернизмом поколения именно в силу своего постмодернизма будут постоянно малодушно «косячить» и при этом все отрицательные результаты своей деятельности они непременно будут не менее малодушно списывать на «попередников». В результате не будет рефлексии, столь необходимой для анализа ошибок и коррекции всякой деятельности.

Рассматриваемая психология страшна именно отсутствием рефлексии, т. е. отсутствием способности критически оценивать результаты своей деятельности. Такое неадекватное отношение настоящего к прошлому не совместимо с осознанным целеполаганием.
И если подобные настроения начинают пронизывать большую часть общества, то это является грозным признаком того, что оно прочно вступает на нисходящую ветвь своего бытия.



Вот еще одна сермяжная, но характерная и для «высоколобых» политологов сентенция:

«Да уж, Ленин был оптимистом насчет Турции.
Он рассчитывал, что со временем Турция вольётся в число социалистических республик и отдал Турции гору Арарат.
Ага, лидеров турецких коммунистов вскоре зарезали по приказу "отца турок", а саму коммунистическую партию президент Турции запретил уже в 1923 году».


Сегодня каждый юзер знает, на что «рассчитывал» Ленин.
Нет, ну до чего же сегодня все умные! На развалинах своей страны.
Один Ильич «тупой». По-моему, сегодня «тупее» его уже никого нет.
А если подумать? Впрочем, о чем это я, умникам думать ни к чему…

28 января 1921 года руководство турецких коммунистов было ликвидировано с санкции Ататюрка.
Все верно.
Однако спустя полтора месяца 16 марта 1921 года в Москве с кемалистами был заключен   договор. В Википедии можно прочесть, что было достигнуто соглашение об оказании безвозмездной финансовой помощи, а также помощи оружием, в соответствии с которым Советское правительство в течение 1921 года направило в распоряжение кемалистов 10 млн руб. золотом, более 33 тысяч винтовок, около 58 млн. патронов, 327 пулемётов, 54 артиллерийских орудия, более 129 тысяч снарядов, полторы тысячи сабель, 20 тысяч противогазов, 2 морских истребителя и «большое количество другого военного снаряжения». Правительство РСФСР выступило в 1922 году с предложением пригласить представителей правительства Кемаля на Генуэзскую конференцию, что для Турции означало  фактическое международное признание.

И все это было сделано НЕСМОТРЯ НА ликвидацию турецких коммунистов.
Это было сделано ПОСЛЕ их ликвидации.
Что это означает, если подумать?
Если попытаться подумать…
Да ведь это и означает, что в основе политики большевиков лежали геополитические соображения, а отнюдь не идеологические.
Но, чтобы к этому выводу прийти, надо хотя бы немного поразмыслить, однако атмосфера антисоветского постмодерна к этому нисколько не располагает.

Тогдашние турки были советскими «прокси», потому и стоит Ворошилов на площади Таксим, по-хозяйски скрестив руки на груди.

Письмо Кемаля Ленину от 26 апреля 1920 года, среди прочего, гласило:

«Мы ПРИНИМАЕМ НА СЕБЯ ОБЯЗАТЕЛЬСТВО соединить всю нашу работу и все НАШИ ВОЕННЫЕ ОПЕРАЦИИ с российскими большевиками, имеющими целью БОРЬБУ С ИМПЕРИАЛИСТИЧЕСКИМИ ПРАВИТЕЛЬСТВАМИ... »


Речь шла, прежде всего, о Великобритании, как «оплоте международного империализма».
Через несколько десятилетий таким «оплотом» стали США и являются им и по сей день.
А нашим «умникам» сермяжным и «умникам» элитарным потребовалось четверть века, чтобы понять (уже на обломках империи), что «оплот» этот гребаный, как был «оплотом», так «оплотом» и остался. Оплотом этого самого «империализма».
И никакие наши заискивания и самоуничижения не изменят его отношения к нам. И многие из «умников», хлопая сегодня глазами, с легкой самокритичной иронией периодически шутят: оказывается то, о чем писала «Правда», было правдой.

Помню, сколько было у нас зубоскальства среди «шестидесятников» и, вообще, интеллигенции по поводу присуждения в шестидесятые годы Гамалю Абдель Насеру звания Героя Советского Союза.
Основной упор делался на том, что кремлевские коммунисты наградили арабского политика, который своих собственных коммунистов в лучшем случае пересажал. И это в лучшем случае.
Все эти критики целиком и полностью мыслили не в рамках геополитической парадигмы, а именно исходя из официальных идеологических установок. В то время как международная политика СССР подчинялась именно геополитическим соображениям, хотя чисто внешне и была насквозь идеологизированной.

В 1979 году пришлось брать штурмом дворец Амина и вводить ограниченный войсковой контингент в Афганистан, и делать это пришлось вовсе не потому, что Амин перебил товарищей по партии, а исключительно потому, что он сменил геополитическую ориентацию. Если бы он ее не менял, то не только никто не вводил бы в Афганистан войска, но о печальной судьбе  предшественников Амина мы бы даже и не узнали.

Далее.
На заседании XVII съезда ВКП(б) 26 января 1934 года тов. Сталин сообщил об изменении внешней политики Германии. Речь шла о решительной смене ее геополитической ориентации. Отныне политика Германии становилась агрессивной по отношению к СССР. Не в идеологическом плане, а именно в геополитическом.  Германия заявила о своих стратегических целях: «захват нового жизненного пространства на Востоке и его беспощадная германизация».

При этом Сталин особо подчеркнул, что

«дело здесь не в фашизме, хотя бы потому, что фашизм, например, в Италии не помешал СССР установить наилучшие отношения с этой страной. Дело в изменении политики Германии».   

Иными словами, дело не в том, что в Германии установлена «диктатура самых реакционных слоев буржуазии», которая ненавидит «страну победившего пролетариата», а в том, что  Германия, как геополитическая сущность, решительно выступила против России, как геополитической сущности.

Фашизм в Италии существовал с начала 20-х годов, но отношения СССР с Италией Муссолини были вполне дружескими.
«Наилучшими», как выразился Иосиф Виссарионович!
А с какой стати свариться, если Италия не имела никаких геополитических претензий к СССР? По крайней мере, до тех пор, пока не присоединилась к гитлеровской Германии, образовав с ней небезызвестную «ось».  

Нет, конечно, идеологически в СССР фашизм квалифицировался так, как и положено это делать в государстве «диктатуры пролетариата», но ведь Сталин в данном случае говорил на съезде правящей партии не об идеологии, а о внешней политике. А внешняя политика не может исходить из идеологии. Она может ею «обосновываться», но она не может ею определяться.

По существу Сталин довел до сведения товарищей по партии тот факт, что сущность грядущего  военного столкновения не в столкновении фашизма с большевизмом, а в столкновении Германии (и, возможно, шире – Европы) с Россией. А фашизм и большевизм – это, скорее, «формы» данного столкновения.
Конечно, внутри, как СССР, так и Германии, этим «формам» придавалось большое содержание, идеологическое содержание. Однако внешняя политика в целом определялась совсем иными соображениями.

Нормальное государство в своей внешней политике не может исходить из идеологии. Если, конечно, эта идеология не совпадает с геополитикой. Впрочем, если совпадает, то это уже не идеология, а геополитика.

СССР был самой успешной и могущественной формой существования России.
Это неоспоримый факт.
И из этого факта с необходимостью следует, что именно в советский период внешняя политика России (СССР) в наибольшей степени определялась ее геополитическими (т. е. историческими) интересами. Она была ОРГАНИЧНОЙ в широком смысле этого слова.
Во всяком случае, она была таковой, в большей степени, нежели до революции и, конечно же, в неизмеримо большей степени, нежели в последние 30 лет.

Советские люди внешнюю политику своей страны привыкли воспринимать через призму идеологии. Так положено было. А последние 30 лет советскую политику принято воспринимать еще и через дополнительную призму антисоветской идеологии. Воспринимать с безусловным чувством превосходства настоящих, «чистых» русских людей без «совковых деформаций и примесей». 
Один из таких «чистых русских», тот, который утверждал, будто большевики ему сегодня (!) сильно подгадили, тем, что 100 лет назад (!) поддержали Ататюрка, убежден, что в последние 30 лет

«РОССИЯ вернулась в своё историческое русло. Октябрьский переворот - это была попытка вообще уничтожить РУСЬ».

И это тоже явление. Это такая точка зрения.
И я бы не сказал, что она является маргинальной.
Во всяком случае, заколоченный по праздникам Мавзолей об этом явно не свидетельствует.
(Еще раз – речь не о реноме «попередников», речь о нас, грешных.
«Мавзолей» - это не о том, кто в нем лежит, это о тех, кто его постоянно заколачивает.)

Здесь два утверждения, и самым интересным является первое:

«Россия вернулась в свое историческое русло».

Геополитически она вернулась в «русло», прямо скажем, существенно более узкое, нежели то, в котором пребывала РИ (не говоря уже об СССР).
Но вот с тем, что «возвращение» отчасти произошло, я, пожалуй, с определенными оговорками соглашусь.

Что из себя представляла внешняя политика царской России?
Об этом лучше всего спросить профессионального дипломата и просто весьма сведущего  человека - Федора Ивановича Тютчева, который с горечью отмечал 

«непостижимое самодовольство официальной России, до такой степени утратившей смысл и чувство своей исторической традиции, что она не только не видела в Западе своего естественного и необходимого (т. е. которого невозможно обойти, неизбежного, непримиримого – otshelnik_1) противника, но старалась только служить ему подкладкой».

Итак, по Тютчеву «утрата смысла и чувства своей исторической традиции» - это, прежде всего, утрата способности к самоопределению и самоутверждению перед лицом Запада.
По мнению Тютчева, Запад - это естественный, неизбежный и непримиримый противник России. И степень утраты национального чувства, «чувства исторической традиции» определяется степенью непонимания  фатального, непримиримого характера противоречий между двумя цивилизациями: Россией и Западом.

И вряд ли случайным является тот факт, что именно 70-летний период существования СССР – это период нашей истории, который представляется поистине уникальным по накалу нашего противостояния с Западом, вплоть до гарантированного взаимного уничтожения.
При этом не только СССР идентифицировал Запад как фатального, неизбежного противника, но и Запад рассматривал СССР так же.  Кроме того, это период нашего наивысшего геополитического и экономического могущества. А экономическое могущество естественным образом было связано  с максимальной независимостью нашей страны  от Запада.
Конечно, определенная идеологическая неадекватность СССР не могла не стать одним из факторов нашего крушения.

Тем не менее, на основании приведенных выше соображений можно сделать вывод, что период СССР – это наиболее русский период нашей истории.
Не по лозунгам на брандмауэрах и речам на съездах, а по существу.
По факту.
Согласно порядку вещей.

Другой вывод сделать трудно.
Но с теми, кто делает вывод прямо противоположный, я спорить не намерен. Ибо знаю, что это бесполезно. И не важно, кто это: рядовой юзер или... Или. 
Инверсную историю исповедуют отнюдь не в силу заблуждения – это специфическая потребность души. И эта потребность на самом деле – страшный симптом.

Если, по мнению, Тютчева в XIX веке «официальная Россия» утратила смысл своей исторической традиции и «старалась только служить Западу подкладкой», то, следовательно, «возвращение в историческое русло» – это не что иное, как превращение на рубеже 80-90-х годов ХХ века независимого СССР в абсолютно зависимую от Запада «подкладку» и «подстилку».

Говорят у нас уже 30 лет нет идеологии. Это неправда.
Именно с конца 80-х годов внешняя политика страны перестает выражать традиционную геополитику России и начинает целиком и полностью определяться идеологией.
Идеологией наших геополитических противников.

Здесь необходимо уточнить, что прямая параллель между внешней политикой нашей страны последнего тридцатилетия и политикой Российской Империи, все же, оскорбительна для последней. Заявление о «возвращении в историческое русло» вряд ли можно рассматривать как нечто лестное для самого «русла». Все же, дореволюционная Россия при всей прозападности ее элиты такой аналогии не заслужила.

Федор Иванович Тютчев был горячим патриотом своей страны, и в силу этого он был предельно требователен к поведению ее элиты. Это необходимо учитывать при оценке его весьма резких суждений. Его, например, предельно возмущала

«чудовищная тупость этого злосчастного человека (Николая Iotshelnik_1), который в течение своего тридцатилетнего царствования, находясь постоянно в самых выгодных условиях, ничем не воспользовался и все упустил».

Тютчев глубоко переживал, что современная ему Россия

«только и делала, что отрекалась от собственных интересов и предавала их ради пользы и охраны интересов чужих».

Тютчев был предельно требователен.
А мы – ребята покладистые.
Ужасно покладистые. Нам много не нужно.
В этом и разница. И уже не количественная, а качественная.

Если бы Тютчев имел возможность наблюдать нашу внешнюю политику последнего тридцатилетия, то, возможно, он бы сказал, что это не политика.
Впрочем, возможно, он бы сказал, что это и не Россия.
Но, что есть, то есть.

Сергей Викторович Лавров недавно поделился своими сомнениями:

«Нам надо перестать рассматривать наших западных коллег, в том числе и Евросоюз, в качестве источника оценок нашего поведения, которым (оценкам) мы начинаем следовать и как бы мерить себя тем самым аршином… Нам нужно перестать оглядываться на них».

Про «аршин» - это прямая отсылка к Тютчеву («…Аршином общим не измерить»).
Значит, в постсоветский период мы рассматривали и рассматриваем Запад, как нашего главного ментора, который оценивает наше поведение, и мы этим оценкам следуем.
Это не секрет. В новейшее время это никогда и не скрывалось. И Лавров не сообщил ничего нового. 
Но что может быть еще более «идеологичным» во внешней политике России, как не откровенный и последовательный «западоцентризм»! Следование рекомендациям и пожеланиям наших извечных, фатальных противников.

Нам «нужно перестать следовать» за Западом?
Или мы действительно перестанем за ним следовать?
Это две большие разницы.


Нынешнее резкое усиление русофобии в западной политике, вовсе не означает, что мы «перестали». Ведь это резкое изменение именно в его, Запада, отношении к нам. А сами-то мы, своим «асимметричным поведением», чаще всего, пытаемся опровергнуть третий закон Ньютона.

Впрочем…
Внешняя политика – это вопрос сложный, и не рядовым юзерам о ней судить со всей категоричностью.
Вовсе не хочется уподобляться тем, кто сегодня с легкостью самоутверждается на фоне «тупых» советских вождей.


выше
=И это тоже явление. Это такая точка зрения.
И я бы не сказал, что она является маргинальной.
Во всяком случае, заколоченный по праздникам Мавзолей об этом явно не свидетельствует.
(Еще раз – речь не о реноме «попередников», речь о нас, грешных.
«Мавзолей» - это не о том, кто в нем лежит, это о тех, кто его постоянно заколачивает.)=

ниже
=Конечно, определенная идеологическая неадекватность СССР не могла не стать одним из факторов нашего крушения.=
Тем не менее, на основании приведенных выше соображений можно сделать вывод, что период СССР – это наиболее русский период нашей истории.=

расчеловечив бога коммунистическая идеология "обожествила" удобного ИМ человека "нетленного" мощами своими - для тех, КТО ОСУЩЕСТВЛЯЛ ПОДМЕНУ, какой-то в этом смысл был...а для тех, называемых христиан, он тоже был ..в такой же степени необходимости - всё равно что в лоб ему, что полбу, всё едино...

Коммунизм это идеология-религия, требующая к себе религиозного ПОКЛОНЕНИЯ. Она и вызвана созиждена и призвана НА ПОДМЕНУ христианства и искореняла в людях и душах людей именно его (Бога), идя на его подмену.

мавзолейникам-храмовникам
А так да, все гладенько изложено, но вот мавзолей преткновения НЕ ОБОЙТИ пока он есть у поклоняющихся в духе оному. Логично будет как с израильтянами, ПОКЛОНЯЮЩИМСЯ ХРАМУ разрушенному уже тысячелетий как, а всё не заживающая ортодоксальная рана у многих не слабых мира сего. Только БогВАШонДругой, совсем не тот о котором свидетельствовал Распятый. Он Ему впику.

.
Было время..2 ноября 2020, 10:03, когда коммунисты гордились тем, что развязали гражданскую войну.
Tags: Апокалипсис, Битва Конца, Россия 2020, Россия сосредотачивается, Турция, Эрдоган, империя
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments