Михаил legarhan (legarhan) wrote,
Михаил legarhan
legarhan

Categories:

Восстание «боксеров» 1898–1901. И их истребление 1902

.diana_mihailova..120 лет назад русская армия взяла штурмом китайскую столицу.

ПОВЕРЖЕННЫЙ ПЕКИН
Ровно 120 лет назад русская армия взяла штурмом китайскую столицу
"



Боксёрский мятеж в Китае относится к числу незнаменитых войн. И в царское, и в советское время участие России в его подавлении не афишировалось по политическим причинам. Однако факт остаётся фактом: в ночь на 1 (14) августа 1900 года русская армия первой с боем вошла в Пекин.

Первопричиной восстания следует назвать политику Запада, с середины XIX века развязавшего в Китае «опиумные войны». Китайские порты превращались в европейские колонии, торговая политика Англии и Франции походила на откровенный грабёж. Перестав быть хозяевами на своей земле, китайцы восстали. В 1898 году на северо-востоке страны появились отряды повстанцев, прозванных «боксёрами», так как символом борьбы против засилья иностранцев стал сжатый кулак. Исторически точнее термин «Ихэтуаньское восстание» — от «и хэ туань», что значит «дружина правды и согласия».

Весной 1900 года в ответ на беспредел ихэтуаньцев — убийства иностранцев и китайцев-христиан, погромы, осаду дипломатических миссий — в Китай вошёл международный военный контингент. Альянс выглядел по нынешним меркам странно: Италия, США, Франция, Австро-Венгрия, Япония, Германия, Россия и Англия. Причём французы привезли аннамитов — вьетнамцев, а британцы — сипаев из Индии.

Хроники незнаменитой войны

Ценное свидетельство о Боксёрском восстании — записки «У стен недвижного Китая» военкора, востоковеда Дмитрия Янчевецкого (брата писателя Василия Яна). Поддерживая политику России, Янчевецкий в то же время сочувствовал китайцам: «На самых мирных землепашцев и торговцев, двести лет ни на кого не нападавших и ненавидевших войну, ополчились племена Азии, Европы и Америки». Повстанцев он называет «ослеплёнными патриотами, ведущими свою родину к погибели».

Европа и Америка хотели поставить Китай на место и усилить своё влияние в регионе. Япония, модернизировав армию и промышленность, заявила о своих континентальных интересах. Россия, начавшая проект «Желтороссия», тоже наращивала присутствие в Маньчжурии (закладка КВЖД и Харбина, аренда Порт-Артура, строительство Дальнего), чем и объясняется её участие в международной полицейской операции против Китая.

Китайские власти сначала вели себя двусмысленно: на словах осуждая бесчинства ихэтуаней, на деле потворствовали им, а потом и официально стали на сторону боксёров. Северо-восток Китая стал театром военных действий. Рота охранной стражи поручика Апостолова защищала осаждённый ихэтуанями Харбин — центр строившейся КВЖД. Благовещенск обстреливали из городка Сахаляна (Хэйхэ) — через Амур.

«Бомбардировка продолжалась с перерывами три недели и нанесла ничтожные повреждения Благовещенску, так как китайцы стреляли из старых ружей и пушек. Жителей Благовещенска, раненых и убитых… насчитывается не более 10 человек. Но китайцам эта бомбардировка стоила дорого, так как окрестные китайские селения и город Сахалин (так у автора — прим. DV) были сожжены в наказание, а китайцы, жившие в Благовещенске и соседних деревнях, изгнаны и переправлены через Амур. Во время этой переправы довольно много китайцев потонуло», — пишет Янчевецкий.

В боевых действиях у Сахаляна принял участие будущий учёный и писатель Владимир Арсеньев, который ехал к новому месту службы во Владивосток и по чрезвычайным обстоятельствам был прикомандирован к отряду генерала Константина Грибского. Впрочем, ни в царское, ни тем более в советское время Арсеньев не афишировал своё участие в подавлении Боксёрского мятежа и серебряную медаль «За поход в Китай» не носил.

4 (17) июня союзники овладели фортами Дагу в устье реки Хайхэ. Во взятии морских ворот Китая отличилась канонерская лодка «Кореец», через четыре года прославленная участием в последнем бое крейсера «Варяг». Первой форты заняла рота поручика Сильвестра Станкевича (впоследствии — генерал, участник Белого движения), но подоспевшие англичане первыми водрузили свой флаг. У русских флага под рукой не оказалось, и Станкевичу пришлось прибить к флагштоку погон. Взятие фортов Дагу открыло путь на Тяньцзинь и Пекин.

Ни о каких джентльменских правилах речи не шло. Янчевецкий: «Китайцы истязали и убивали взятых в плен иностранцев из мести и ненависти, а также потому, что считали их за варваров… Союзники убивали всех пленных китайских солдат и боксёров, во-первых — потому что не знали, куда девать их… во-вторых — потому что не хотели обременять ими обоз… в-третьих — потому что считали китайцев за варваров и полуживотных… Хотя европейские народы и любят кичиться своим просвещением и христианством… они ничем не доказали своей особенной просвещённости и цивилизации… их образ действий ничем не отличался от образа действий их врагов — китайцев».

Взяв Тяньцзинь, союзники подчистую разграбили город. Янчевецкий: «В китайцах не уважали никаких человеческих прав… Их считали за какую-то жалкую тварь, которую можно и даже должно безнаказанно преследовать, насиловать и даже можно убивать… Если хозяева не хотели показывать, где у них хранится добро, то им грозили ружьями и позорили их жён и дочерей. К сожалению, грабили и бесчинствовали представители всех наций».

Великобритания выступала за штурм Пекина, Россия — за переговоры. Когда победила «партия войны», Россия, не посчитав возможным уклоняться от исполнения союзнических обязательств, приняла в штурме решающее участие. Походом альянса на Пекин фактически руководил генерал-лейтенант Николай Линевич — герой Кавказской и Русско-турецкой войн; его начальником штаба был генерал-майор Николай Василевский. Было решено, что впереди пойдут японцы, поскольку у них — лучшие карты, за ними — русские, дальше — англичане и американцы.

Вместе с тем Линевич оставил за собой право повести русский отряд в авангарде всех войск тогда, когда он сочтёт это нужным. Всего на Пекин двинулось 13,5 тысячи человек: 6500 японцев, 4500 русских (Линевич и Василевский ехали «верхами» впереди отряда, который вёл генерал Анатолий Стессель), 1500 «англо-индийцев», 1000 американцев.
Как казаки Пекин брали

В ночь на 1 августа к воротам Пекина выдвинулся передовой отряд генерала Василевского. Часовых — около 60 человек — бесшумно уничтожили штыками, после чего выкатили орудия и открыли огонь по воротам. Вскоре над Пекином взвился русский флаг. В семь утра подошли основные силы Линевича, в девять — японцы, в 11 — американцы.

Пока эти три отряда вели бой на востоке Пекина, куда были стянуты основные силы защитников, англичане вошли в город с юга без боя и спокойно добрались до Британской миссии. «Мы узнали, что первыми освободителями посольств были англичане, так как они первые явились в посольства. На все наши доводы и объяснения дипломаты отвечали сомнительной улыбкой…» — пишет Янчевецкий, доказывая, что Пекин взяли в первую очередь русские, во вторую — японцы.

В ходе штурма русские потеряли 28 человек убитыми (включая полковника Антюкова) и 106 ранеными (включая генерала Василевского, которому пуля пробила грудь навылет), японцы — соответственно 30 и 120. У американцев было 20 раненых, британцы потерь не имели совсем.
В Российской миссии генерал Линевич нашёл 46 человек, с честью выдержавших двухмесячную осаду, включая посланника Михаила Гирса, первого драгомана (переводчика), выдающегося синолога Павла Попова, доктора Владимира Корсакова, главу Русско-Китайского банка, дипломата и предпринимателя Дмитрия Покотилова, архимандрита Иннокентия (в миру — Иван Фигуровский, видный востоковед — прим. DV) и т.д.

Пекин был безжалостно разграблен. Янчевецкий, очевидец падения китайской столицы, свидетельствует: «Несмотря на все усилия отдельных командиров, благодаря разноплеменному составу войск, вкоренившемуся презрению к китайцам и отсутствию единой власти… не было никакой возможности прекратить грабёж столицы и насилия над жителями. Не были пощажены ни дома жителей, ни дворцы, ни древние кумирни… Грабили и вымогали всякое добро. Зато много таких солдат, попавших в руки мстительным китайцам, не вернулось обратно и пропало без вести».
Ряд китайских чиновников и военных покончили с собой, предпочтя смерть позору. Многие травились и топились вместе с семьями. Через две недели генерал Линевич принял в Пекине парад союзных войск. Согласно международному соглашению на Китай наложили штрафные санкции. Укрепления на пути к Пекину подлежали сносу, Китай обязывался казнить лидеров повстанцев и т.д. Поднебесная империя в ещё большей степени, чем раньше, утрачивала суверенитет.

Записки Янчевецкого интересны не только наблюдениями очевидца, но и оценками, актуальными и сегодня. Так, Россию он называет «единственным государством, которое может стать действительным и вековым другом китайцев». «Русские гранаты первые громили ворота Северной столицы. Будем надеяться, что эти гранаты были и последние», — пишет он. К союзникам-англичанам Янчевецкий, напротив, относится холодно. Дело тут не в личных симпатиях, а в геополитической традиции, согласно которой участие России в усмирении боксёров и пограничный конфликт КНР и СССР на острове Даманском в 1969 году — скорее исключения из общего правила.
«Между союзниками было наверное меньше согласия, искренности и доверия друг к другу, чем между боксёрами и китайским правительством. Почин таким отношениям положили инициаторы многих международных недоразумений — англичане», — говорит Янчевецкий. Русским командирам фактически пришлось бороться не столько с мятежниками, сколько с союзниками. Как ни странно, лучшими товарищами русских в кампании 1900 года стали японцы: «Главными действующими силами, которые вынесли на себе всю тяжесть международной экспедиции… — были русские и японцы… Пекин был взят кровью и потом двух верных союзников — русских и японцев, с которыми мы впервые, под огнём и ядрами, испытали братство по оружию».
Уже в 1904 году вспыхнет Русско-японская война. Публицист, востоковед Борис Тагеев считал причиной трагического для России итога войны 1904–1905 годов именно головокружение от успеха в Китае. На новой войне военачальники, легко усмирившие плохо организованных ихэтуаней, проявили себя слабо, если не предательски — тот же Стессель, осуждённый за сдачу Порт-Артура. А ведь Янчевецкий предупреждал: «Организация военного дела у японцев превосходна»…
Работа над ошибками растянулась на полвека. В 1945 году руководить освобождением Маньчжурии от японцев будет другой Василевский — Александр, сталинский маршал. К СССР отойдут Курилы, вернётся Южный Сахалин, потерянный в 1905-м…


Освобождая Китай, Кремль параллельно поддерживал борьбу коммунистов Мао Цзэдуна против гоминьдановцев Чан Кайши. В 1949 году Мао победил, на карте мира появилась Китайская Народная Республика. Наконец став — при помощи СССР — независимым, Китай сделал вывод: чтобы не смяли, как в 1900-м, стране надо стать единой и сильной.
…Хоть и полузабытое, Ихэтуаньское восстание стало в России фактом литературы. Так, китайскому мятежу посвящены рассказ «Боксёр» Вацлава Серошевского (1902) и роман Михаила Шишкина «Письмовник» (2010).

.matveychev_oleg..Восстание «боксеров». И их истребление.

Восстание «боксеров». И их истребление

Более 100 лет назад в Китае, уже тогда представлявшем политический и экономический интерес не только для Европы, но и для Российской империи, случилось Ихэтуаньское восстание (1898–1901 годы). В европейской и российской историографии оно также известно как Восстание «боксеров». Эта история весьма актуальна, ведь и по сей день некоторые государства считают (и подтверждают это делом), что имеют право вмешиваться во внутриэкономические и внутриполитические дела других суверенных государств.



Ихэтуани часто расчленяли трупы тех, кто верил в Иисуса, многие из них были уверены, что христиане обладали способностью воскресать на третий день.

Нарастающая ненависть

После ужасающего эпиграфа мы считаем необходимым отметить несколько фактов. К концу XIX века Китай пережил две Опиумные войны (1840–1842 и 1856–1860 годы), когда англичане с целью открытия китайских рынков довели уровень наркомании в древней азиатской стране до небывалых высот. Вслед за англичанами в Китай устремились другие европейские державы, а также Япония и США. После череды военных и дипломатических поражений, причиной которых стало техническое отставание Китая, последний оказался в полуколониальном положении.




Вдовствующая императрица Цы Си заботилась в большей степени о сохранении власти маньчжурской династии, которая завоевала Китай еще в XVII веке. Меж тем китайские рынки нещадно эксплуатировались, без учета мнения населения. Иностранные фирмы занимались строительством железных дорог в Китае, проводили телеграфные линии, разрабатывали месторождения полезных ископаемых. Наибольшую активность в этом проявляли Англия, Россия и Франция.

Последствия такой деятельности проявлялись в ненужности традиционных профессий, в которых были заняты самые широкие слои быстро растущего населения Китая. Прибавим к этому довольно агрессивную миссионерскую деятельность, которую проводили европейцы и которая воспринималась китайцами как посягательство на их традиции. Разумеется, описанные выше обстоятельства отнюдь не вызывали среди населения Китая симпатий к иностранцам, наоборот – ненависть нарастала.


Императрица Цы Си

Ихэтуани

Недовольство китайцев засильем иностранцев стало выражаться в созданиях тайных обществ: «Ихэтуань», «Ихэцюань», «Дадаохуэй», «Иминьхуэй». Их названия можно перевести как «Отряды справедливости и мира», «Кулак во имя справедливости и согласия», «Союз больших мечей» и «Союз справедливых». Из-за схожести физических упражнений (цюань), которыми занимались члены данных обществ, с кулачным боем европейцы прозвали их «боксерами». Ихэтуаням не нравилась и маньчжурская династия. А религиозно-мистическая идеология этих обществ насаждала среди своих последователей веру в то, что они обретают неуязвимость перед оружием.

«Боксеры» стали проводить первые акции в 1898 году. Они начали нападать на русских рабочих и инженеров, строивших КВЖД. С молчаливого согласия императрицы Цы Си ихэтуани разворачивают свою деятельность в течение 1899 года, а в 1900 году начинаются массовые убийства иностранцев и китайцев-христиан. Тут стоит отметить, что западные лидеры вовремя не оценили масштаб надвигающейся угрозы, ведь затравленный народ Китая не мог, как они думали, пойти на решительные действия. Не подозревали европейцы и об обещании, данном восставшим императрицей Цы Си, оказать свою поддержку в борьбе за возвращение Китаю независимости. Официально Китай объявил войну иностранным державам только 21 июня 1900 года.



Последствия

В связи с антихристианскими погромами Российская империя направляла в Китай все больше войск начиная с 1899 года. Другие страны также копили силы. В результате сложился Альянс восьми держав: Российская империя, США, Германия, Великобритания, Франция, Япония, Австро-Венгрия и Италия. За все время конфликта силы сторон достигли 70 000 человек (ихэтуани и правительственные китайские войска) и чуть менее 55 000 человек (силы Альянса). Со стороны Альянса наибольшую активность проявили Япония (около 20 тысяч человек), Россия (около 13 тысяч человек) и Англия (около 12 тысяч человек).

Для понимания преимущества сил Альянса приведем пример. 20 июня 1900 года восставшие осадили посольский квартал в Пекине. 525 солдат и добровольцы из числа жителей квартала (около 900 европейцев, несколько сотен китайцев-христиан, 147 женщин и 76 детей) продержались 56 дней против 20 000 восставших. Благодаря русским морякам, героически контратаковавшим противника, осажденным удалось занять несколько участков городской стены и не позволить разместить там вражескую артиллерию. Будь артиллерия размещена – посольскому кварталу несдобровать.



Уже 14 августа 20-тысячная армия Альянса во главе с русским генералом Николаем Линевичем ворвалась в Пекин. Императрица бежала, началось массовое разграбление китайской столицы. В сентябре в Китай прибыло еще около 20 тысяч солдат Альянса. «Боксеры» продолжали вести активные действия на территории Китая вплоть до октября 1900 года, убивая иностранцев, разрушая железные дороги и иные сооружения. После предъявленной 22 декабря 1900 года коллективной ноты стран Альянса Китаю правительство последнего было вынуждено удовлетворить требования. В Берлин отправился принц императорского дома с целью выразить сожаление об убийстве сотрудника немецкого посольства. Последнему должен был быть установлен памятник на месте убийства, а также памятники убитым в ходе восстания иностранцам. Также Китай был обязан выразить сожаление об убийстве японского дипломата, прекратить импорт оружия и возместить убытки пострадавшим в течение 39 лет в размере 450 миллионов лянов серебра (1 лян ~ 40 г серебра). Были и другие унизительные для Китая условия.

11 сентября 1901 года императрица Цы Си приказала беспощадно истреблять «боксеров», которых недавно сама поддержала. Истребление было крайне жестоким, соразмерно жестокости самих борцов за независимость Китая, чьи трупы теперь лежали на улицах в назидание всем остальным. Последний отряд «боксеров» был уничтожен в Маньчжурии в июле 1902 года русскими казаками.



Последствиями Ихэтуаньского восстания стала череда реформ в самом Китае, борьба за раздел сфер влияния в Азии, Русско-японская война 1904–1905 годов (повлекшая за собой Первую русскую революцию), а также японская экспансия в Маньчжурию, Корею, Северный Китай и создание марионеточного государства Маньчжоу-го, ликвидированного лишь в конце Второй мировой войны.


Tags: Геополитика, Китай
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments