Михаил legarhan (legarhan) wrote,
Михаил legarhan
legarhan

Categories:

зафиксировать историю прихода к власти Владимира Путина

.aillarionov..В.Юмашев: «Кто-то скажет, что Юмашев все наврал» (с).
В недавнем разговоре с В.Познером В.Юмашев обозначил главную цель своей нынешней публичной активности

зафиксировать в сознании граждан альтернативную историю прихода к власти Владимира Путина:
«...есть точка зрения,... что Семья (с большой буквы) сыграла огромную роль в том, что Владимир Владимирович стал президентом. И сейчас [появилось] еще... несколько публикаций, что даже и не Семья, а именно Юмашев сыграл самую главную роль, что Путин стал президентом страны. Конечно, полная ерунда... Наши зрители, те друзья, которые находятся здесь, то, что я рассказываю, назовут альтернативной историей... Кто-то скажет, что Юмашев все наврал... Это важно зафиксировать... То, что мы с вами сейчас поговорим, этот кусок истории уже будет в мире, в жизни, везде».
Тому, как Юмашев пытается создать альтернативную историю прихода Путина к власти, посвящена 77-я часть цикла «Почему и как они придумали Путина?»

В.Юмашев: Честно говоря, Лена, я вообще считаю, что журналисты никогда не должны знать правду о том, что происходит во власти. Не говоря уж обо всех простых людях. У каждой газеты должна быть какая-то своя версия, отдаленно похожая на правду, и этих разных версий должно быть очень много… Но всей правды не должен знать никто!
Е.Трегубова. Байки кремлевского диггера. 2003 г.

Ниже приводятся утверждения Юмашева из вышеупомянутого интервью в сравнении с информацией по обсуждаемым вопросам из других источников, а также в сравнении с сообщениями самого Юмашева, но сделанными в другое время.

1. О том, что В.Познер про эту историю «вообще ничего не знает»
Юмашев: Мы пригласили гостя — Владимира Владимировича Познера. Чтобы поговорить о важной истории, как Борис Николаевич пришел к тому, что президентом нашей страны в конце концов стал сегодняшний президент страны. Путин Владимир Владимирович. Владимир Владимирович вообще ничего про это не знает, он только в газетах про это читал и слышал какие-то разговоры.

Познер: ...с некоторыми из этих людей я был знаком хорошо. То есть часто довольно виделся и подолгу разговаривал. И, в частности, так случилось с Березовским, с которым я особенно как-то сблизился, когда он был уже не тем Березовским, а был в Англии. И когда я там бывал, то подолгу мы с ним разговаривали. Пожалуй, что те люди, с которыми я говорил, помимо него, придерживались другого взгляда... Совпадали кое-какие мнения, да... Когда мне рассказывают какие-то вещи, мне всегда говорят: это не для публики. Или: это можно рассказывать. Я вам говорю: если я что-то говорю, значит, мне было сказано: пожалуйста. Если мне говорят: off the record, то есть не для публики, значит, я ничего не говорю. Иначе мне перестанут рассказывать.

2. О наличии/отсутствии документов о правонарушениях В.Путина на посту заместителя А.Собчака
Вопрос: Когда Путина подбирали, ведь его биграфию изучали? Его деятельность помощником Собчака сейчас общим местом считается, что, когда Путин работал помощником Собчака, были определенные прегрешения. Неужели администрация не видела пятен в биографии Путина? Или же сочли, что они незначительны?
Юмашев: Простой ответ на этот вопрос. Эти пятна, как вы говорите, – это все слухи, которые никогда не были доказаны.

Ю.Болдырев: В Контрольное управление администрации президента Российской Федерации поступили материалы от депутатов рабочей группы Санкт-Петербургского городского совета народных депутатов, свидетельствующие о возможной необходимости отстранения председателя Комитета по внешним связям мэрии Санкт-Петербурга Путина В.В. от занимаемой должности. В связи с этим прошу Вас не рассматривать вопрос о назначении Путина В.В. на какие-либо должности впредь до рассмотрения этих материалов Контрольным управлением.

Архив документов Марины Салье.

К.Собчак: Это [уголовное] дело я впервые увидела осенью 2017 года, спустя 22 года после его открытия. Это более чем 200 томов допросов – Кудрина, Козака, Собчака, Путина...

3. О назначении В.Путина на пост первого зама главы администрации и появлении у него «режима плотного общения» с Ельциным
Юмашев, 2019: Он согласился на первого зама, потому что это был другой масштаб. Первое, он совершенно в другом режиме стал встречаться с президентом. Если зам встречается раз в месяц, глава администрации каждый день, то первый зам, во-первых, когда главы администрации нет, то тоже каждый день, все поездки по стране готовит первый зам и с президентом ездит тоже первый зам...
Это очень важно, потому что это два года. То есть за два года до 31 декабря 1999 года Борис Николаевич в плотном режиме стал видеть того человека, который сегодня руководит страной. И мне кажется, что это был очень важный период, когда они вместе летели в самолете, они обсуждали планы, приезжали в регион, после того, как официальные вещи всякие заканчивались, обсуждали реакцию, что происходило, то есть режим разговоров, анализа… Мы с ним никогда не обсуждали это, но, я уверен, что Борис Николаевич обратил внимание на его точность, на его точный анализ ситуации, на то, как он прекрасно формулирует, как он ведет себя в какой-то аудитории...
Я думаю, что Борис Николаевич в этот момент... подумал о том, что да, этот человек, который был первым замом у Собчака, значит, он понимает, как работает хозяйство, да это человек, который прошел администрацию президента, и был сначала просто замом, а потом стал первым замом, то есть человек с таким опытом: «Я его беру. Я буду думать про него». Я думаю, что в этот момент, когда он стал первым замом главы администрации, это 1998-й год, Ельцин подумал о нем как о кандидате.

Во-первых, первый зам главы администрации А.Казаков был «вынужден уйти» не из-за «истории со «Связьинвестом»», а из-за своего участия в «Деле писателей» – из-за получения им 312 млн.руб. за ненаписанную и ненапечатанную к тому времени книгу.

Во-вторых, Казаков был уволен из администрации еще 14 ноября 1997 года, а Путин был назначен на тот же пост лишь шесть с лишним месяцев спустя, 25 мая 1998 года. Следовательно, Путин заменил на этом посту не Александра Казакова, а Викторию Митину, которая, согласно другому интервью Юмашева, была уволена им как не справлявшаяся со своими обязанностями.
В.Юмашев, 2009: Казаков, который, по рекомендации Чубайса, занимал должность первого зама главы администрации, оставляет после себя пустое место. Я ставлю на это место Викторию Митину, однако вскоре понимаю, что ошибся: она явно «не тянет». Я увольняю ее и смотрю, кто бы из числа моих замов мог бы стать первым. Этот? Этот? Этот? И останавливаюсь на Путине.

В-третьих, на посту первого зама главы администрации Путин проработал в «плотном режиме с Ельциным» не два года, даже не год, а только два месяца – с 25 мая до 25 июля 1998 года, когда он был назначен на пост директора ФСБ.

В-четвертых, в течение этих двух месяцев у Ельцина были только две поездки по российским регионам – 20 июня в Кострому и 17 июля в Петербург. Причем Путин ездил с Ельциным только в одну поездку – в Кострому.

В-пятых, полет из Москвы в Кострому занимает 34 минуты – ровно столько, чтобы взлететь, выпить чашку чая/сока и уже готовиться к посадке. Заметного времени на разговоры с кем бы то ни было у президента, особенно учитывая тогдашнее состояние его здоровья, не остается. Московская делегация в Костроме надолго не задержалась – во второй половине того же дня она вернулась в столицу. Вся поездка Ельцина в Кострому 20 июня 1998 года заняла 5 часов.

Наконец, президент и сопровождающие его лица в президентском самолете размещаются в разных салонах. Для того, чтобы иметь возможность разговаривать с Ельциным на борту самолета, последний должен был бы пригласить чиновника Путина в свой салон. Зачем? Что обсуждать? В течение какого времени? Какие есть тому подтверждения?

4. О том, когда у Юмашева был разговор с Путиным по поводу возможного ухода последнего из администрации президента – до его назначения на пост первого зама или после?
Юмашев, 2019: Он приходит ко мне, это было где-то через год после его работы начальником контрольного управления и говорит о том, что он хочет уйти. Я говорю: Владимир Владимирович, куда хотите? «Все-таки хочется на волю, потому что вся моя жизнь до этого была совсем жесткая служба, потом с Собчаком с утра до вечера все на мне, а затем Кремль, где тоже до вечера, до ночи. Субботы все рабочие, воскресенья половина рабочих. Все-таки есть жена, есть дети, поэтому я хотел бы уйти». Я говорю: Владимир Владимирович, не отпускаю, давайте через какое-то время вернемся к этому разговору и решим, что будем дальше делать... Буквально через месяца два вынужден был уйти... один мой первый зам, и освободилось это место. И я с радостью это место Владимиру Владимировичу предложил, он начал работать.

В.Юмашев, 2009: После [назначения на пост] он [Путин] мне говорил: «Если бы ты не поставил меня в тот момент первым замом, я бы ушел… Потому что машина уже работала, и мне не очень хотелось там просто так сидеть».

5. О «режимах плотного общения» между Ельциным и Путиным в период нахождения последнего на постах первого зама главы администрации и директора ФСБ
Юмашев: Первое, он совершенно в другом режиме стал встречаться с президентом... То есть, за два года до 31 декабря 1999 года, Борис Николаевич в плотном режиме стал видеть того человека, который сегодня руководит страной...

Для того, чтобы получить представление о колоссальной дистанции между Путиным и Ельциным в 1998 году и отсутствии между ними не только плотного, но и регулярного, общения, следует привести слова самого Путина о его назначении 25 июля 1998 года на пост руководителя ключевой спецслужбы – директора ФСБ.

В.Путин: Меня не то что не спросили: хотите – не хотите, а даже не намекнули, что может быть такое назначение. Просто президент подписал указ... Сижу в кабинете, раздается звонок: «Можешь подъехать в аэропорт, встретить Кириенко?» Он тогда был премьер-министром и возвращался от президента, который отдыхал в Карелии. Я говорю: «Могу». «Что это вдруг?» – думаю. Я уже заподозрил что-то неладное. Приезжаю в аэропорт – выходит Кириенко: «Володя, привет! Я тебя поздравляю!» Я говорю: «С чем?» А он: «Указ подписан. Ты назначен директором ФСБ». Ну спасибо, ребята...

Иными словами, президент Ельцин, с которым у первого зама администрации Путина был, согласно Юмашеву, якобы установлен «плотный режим общения» чуть ли не в ежедневном режиме, не только не общался с Путиным, но и не провел с ним даже предварительного разговора перед назначением того на ключевую должность руководителя ФСБ. Ельцин также не общался с Путиным и по телефону – ни перед подписанием указа о его назначении, ни во время, ни после. Неделю спустя после назначения Путина на пост руководителя ФСБ (дата интервью Путина, процитированного выше) Ельцин еще ни разу с ним не говорил.

Юмашев: Происходит звонок, я – глава администрации. Звонит Путин: «Валентин Борисович, мне надо срочно подъехать к вам». Он подъезжает и говорит, что только что разговаривал с Евгением Максимычем Примаковым, это... 98-й год, осень. «Евгений Максимыч попросил, чтобы я дал команду как директор ФСБ следить за Явлинским...»... Если такая же позиция у Бориса Николаевича Ельцина, я сейчас же пишу заявление об уходе...». Я сказал: «Владимир Владимирович, на 100% уверен, что у Бориса Николаевича не такая позиция. Примаков это предложил от своего имени, а не от позиции власти. Поэтому я, конечно, с Борисом Николаевичем переговорю. Но, уверяю вас, что Ельцин ни при каких обстоятельствах такую команду не мог бы дать». Ну, естественно, так и произошло.

Этим рассказом Юмашев сообщил об отсутствии у Путина, уже директора ФСБ, прямой связи с президентом Ельциным. Юмашев даже не сообразил, о чем он рассказал городу и миру: в условиях кризиса директор важнейшей спецслужбы Путин вместо того, чтобы снять трубку служебного телефона и выяснить позицию президента в течение минуты, вынужден ехать к руководителю его администрации, чтобы доложить тому о возникшей проблеме и только через него попытаться выяснить мнение президента Ельцина. Тем самым Юмашев помимо своего желания продемонстрировал не только отсутствие «плотного режима общения» Путина с Ельциным, но и зафиксировал в сознании граждан реальную историю фактически полной изоляции Бориса Ельцина в последний год его президентства.

6. О деловых качествах В.Путина
Юмашев: ...я обратил внимание, что Путин блестящий. То есть он буквально формулирует прекрасно... И для меня было радостно, что у меня есть такой замечательный зам, что я могу на него положиться — умный, точный, блестяще формулирует. Ну, и я расслабленно думаю, что закрывает важную позицию в администрации такой-то человек... ...я уверен, что Борис Николаевич обратил внимание на его точность, на его точный анализ ситуации, на то, как он прекрасно формулирует, как он ведет себя в какой-то аудитории. При том, еще раз повторяю, это не сильно видно было, потому что он один из замов, ну хорошо, первый зам, но он точно находил всегда сам какую-то главную проблему, вытаскивал ее, пытался как-то разрешить. Когда он начал работать, я был счастлив, что у нас в команде такой сильный первый зам.

Б.Немцов: Кто такой Путин, мало кто тогда знал. Он был настолько неприметным, что на него не реагировал даже мой секретарь... Я как вице-премьер руководил комиссией по урегулированию ситуации. Собрал экстренное совещание, пригласили всех силовиков. Все пришли, кроме директора ФСБ Владимира Путина… Путин позвонил и сказал, что он прийти не может, потому что у него заболела собака. Я был в шоке и долго не мог прийти в себя. Поведение руководителя ФСБ мне показалось вопиюще нелепым, немудрым и негосударственным, что я отказывался верить в происходящее.

Г.Павловский: Увы, наш кандидат выглядел неблестяще, и я поначалу смотрел на него лишь как на центральную фактуру сценария. Путин не казался лучшим выбором на главную роль. Над ним и прежде подшучивали на совещаниях. Он был неловок, скрытен, то молчал, то предлагал вовсе несуразное. Первое представление его в Думе было полупровалом, и все-таки Дума его утвердила — как удобного врага, как легкую добычу для кандидата в президенты Примакова...

7. О числе попыток Примакова уволить Путина с поста директора ФСБ
Юмашев (две): И, кстати говоря, возвращаясь к Примакову, такая маленькая деталь – он дважды пытался уволить Путина с поста директора ФСБ. Это мало кто знает. Сообщаю.

Т.Юмашева (одна): Но Евгений Максимович не успокоился. Через пару месяцев он резко поставил вопрос перед папой об увольнении Путина с поста директора ФСБ... Так как Евгений Максимович сам был из спецслужб, то папа и в этом случае мог поддержать его. Если бы он согласился с позицией Е.Примакова по директору ФСБ, судьба и карьера Владимира Владимировича сложилась бы по-другому.

Б.Ельцин (ноль): Евгений Максимович продолжал по инерции относиться к директору ФСБ как патриарх спецслужб, как старший и более опытный товарищ, говоря просто, как начальник. Путин же относился к Примакову с почтением, не позволяя себе выходить за рамки, обозначенные возрастом и положением, но при этом держался твердо. Недоразумения тем не менее случались. Так, например, бывшие генералы ФСБ, отправленные в отставку Путиным, умудрились внушить Примакову, что за ним и членами его семьи... ведется слежка... Путин настаивал на формальном следствии. Евгений Максимович пошел на попятный. Но абсурдное обвинение по-прежнему считал вполне реальным... ...Такая же история была с так называемой чисткой ФСБ. Примакову, очевидно, донесли, что новый руководитель ФСБ расправляется со старыми кадрами. Он не раз и не два говорил мне, что Путин убирает опытных чекистов, привел в руководство комитета сплошь зеленых и неопытных питерцев. Наконец я потребовал разобраться с этим вопросом... После той памятной встречи Евгений Максимович несколько смягчил свое отношение к ФСБ...

8. О том, когда Ельцин впервые задумался о Путине как о кандидате в преемники
Юмашев: ...я думаю, что Борис Николаевич в этот момент, перебирая кандидатов, — у него, я думаю, в списке было человек десять, не меньше, — подумал о том, что да, этот человек, который был первым замом у Собчака, значит, он понимает, как работает хозяйство, да это человек, который прошел администрацию президента, и был сначала просто замом, а потом стал первым замом, то есть человек с таким опытом: «Я его беру. Я буду думать про него». Я думаю, что в этот момент, когда он стал первым замом главы администрации, это 1998 год, Ельцин подумал о нем как о кандидате.
Познер: Он вам говорил об этом?
Юмашев: Нет.

Б.Ельцин: Через год такой человек действительно появился – я, конечно, говорю о Путине. Но это – через год. А пока... я с огромным сожалением согласился на отставку Юмашева.

Слова Ельцина относятся к дате отправки Юмашева в отставку – 9 декабря 1998 года. Поэтому ельцинское «через год» – это декабрь 1999 года. Строго говоря, появление Путина в сознании Ельцина произошло немного раньше – через 8 месяцев. Юмашев и Волошин смогли убедить Ельцина в выборе кандидатуры Путина в июле 1999 года. В любом случае в 1998 году у Ельцина, согласно его собственному утверждению, такой фигуры, как Путин, в списке кандидатов в преемники не было.

9. О роли Б.Березовского в выборе Путина кандидатом в преемники
Познер: Есть точка зрения, что как раз Борис Абрамович сыграл важнейшую роль в назначении Путина президентом. Вы можете ответить на это – да или нет.
Юмашев: Это, конечно, не так...
Познер: ...в частности, так случилось с Березовским, с которым я особенно как-то сблизился, когда он был уже не тем Березовским, а был в Англии... Вот эта история, что он, как по-английски называется, kingmaker, то есть он тот, который делал короля, я думаю, что ему это нравилось очень – идея.

Ведомости: А вы прилагали какие-то усилия к тому, чтобы он стал премьером, продвигали его каким-то образом?
Березовский: Нет, усилий не прилагал. Но в обсуждениях с людьми, с которыми я давно знаком, – с Волошиным, с Юмашевым – я говорил о своих соображениях... о критериях, о которых я вам сказал: что нужна воля и нужно абсолютно точное понимание, что человек будет продолжать то, что было начато.


Д.Гордон: Вы сожалеете сейчас о том, что «сделали» Путина своими руками?
Березовский: Знаете, это очень распространенное мнение, будто я Путина «сделал», но все нужно в историческом контексте рассматривать, в контексте времени... Да, я участвовал в принятии исторического, как оказалось, решения: дал советы, рекомендации, – и к ним прислушались и Борис Николаевич, и его ближайшее окружение...


Д.Гордон: Кто первый, когда определяли возможного преемника Ельцина, произнес фамилию Путин, кто первый завел Владимира Владимировича к Борису Николаевичу в кабинет?
Березовский: Ну, кто завел первым, известно: Валентин Юмашев...

Гордон: И все же: кто предложил Ельцину назначить преемником именно Владимира Путина? В интервью автору в июле 2000 года вы говорили, что это был Александр Волошин.
Березовский: Я не отрицаю: кандидатура Путина была у меня в голове. Более того, если уж на то пошло, я очень конкретно разговаривал с ним на эту тему в феврале 1999 года. Тогда он категорически отверг эту идею, сказал: «Борь, дайте мне "Газпром"». Но вот назначение Путина директором ФСБ — это решение было в стороне от меня. Тогда уже он был представлен Ельцину, я не знаю кем — Валей (Юмашевым) или Сашей Волошиным. А дальше — да, я поддерживал и никогда этого не скрывал.


Т.Шилдз: ...в июне 1999 года вы входили в группу людей, которая решила, что именно г-н Путин тот человек, который должен стать премьер-министром?
Березовский: Я не отказываюсь от этого, это верно... Я просто хочу подчеркнуть, что у меня не было власти выбирать президентов. У меня была власть, значительная власть, но она ограничивалась тем, чтобы давать рекомендации, высказывать свое мнение, и при этом не непосредственно Ельцину, к сожалению.

10. О том, по чьему поручению Б.Березовский летал в Биарриц
Юмашев: Да, он слышал, естественно, про какие-то разговоры. Более того, известная история, что Борис Абрамович Березовский помчался к Путину во Францию, где Владимир Владимирович в этот момент отдыхал с семьей, когда почувствовал вот эти слухи, что может произойти отставка Степашина. И он прилетел к Владимиру Владимировичу и сказал: «Владимир Владимирович, такая история, возможно, вы станете премьером». Но Путин сказал: «Ничего не знаю, ничего не слышал, поэтому до свидания».

Со слов Б.Березовского А.Гольдфарб и М.Литвиненко:
11 июля Ельцин с семьей отбыли в летнюю резиденцию Завидово в ста двадцати километрах к северо-западу от Москвы. А через четыре дня Юмашев вернулся в город и разыскал Березовского.
- Бэ-эн принял решение, – объявил он. – Это Путин. Как ты думаешь, он согласится?
Борис ответил, что он уже говорил с Путиным на эту тему, но тот не проявил интереса.
- Ну ты, пожалуй, единственный, кто может его уговорить.
16 июля 1999 года “Гольфстрим” Бориса приземлился во французском курортном городе Биарриц на берегу Бискайского залива. Путин с женой и дочками отдыхали здесь в недорогом прибрежном отеле. Мужчины уединились для разговора.
- Я приехал по просьбе президента, – сообщил Борис торжественно. – Он хочет назначить тебя премьер-министром.


Б.Березовский: Это же действительно я ездил по заданию Ельцина к Путину — по-моему, в июле 99-го года...
Гордон: На дачу?

Березовский: Нет, в то время Володя отдыхал на севере Франции, в Биаррице.
Гордон: И вы сообщили ему, что президентом России будет именно он?
Березовский: Немножко не так — эту тему мы обсуждали и раньше, но в тот раз Ельцин попросил встретиться с ним и спросить: в принципе, готов он принять предложение? Я полетел, разыскал его с женой и дочерьми в очень скромной гостинице... В общем-то, он сказал, что готов этот вопрос обсуждать, но, естественно, только если Борис Николаевич будет говорить с ним на эту тему сам... Предварительные разговоры начались еще в начале 99-го года, зимой. Возможно, на этот раз Володя воспринял все совсем серьезно, тем не менее новость не стала для него супернеожиданной, и отнесся он к ней вполне нормально: опять никакого энтузиазма по этому поводу не выразил, но, в общем, не так уж и открещивался.


Т.Шилдз: ...Не правда ли, что когда вы поехали отдыхать, вы виделись с г-ном Путиным на юге Франции?
Березовский: Абсолютно верно...
Шилдз: Так это было ваше предложение сделать г-на Путина премьер-министром?
Березовский: Абсолютно неверно.
Шилдз: Абсолютно неверно?
Березовский: Я могу вас поправить? Это было не мое предложение, а предложение президента Ельцина. Это предложение было доставлено Путину через меня, потому что я был человеком, который знал его десять лет. В этом все дело. Это не мое предложение, это предложение президента Ельцина.


Б.Березовский: Юмашев позвонил мне и сказал: «Борис, ты знаешь, Ельцин хочет обсудить [премьерство] с Путиным. Не мог бы ты слетать в Биарриц, встретиться с Путиным и обсудить с ним этот вопрос?» И я сел в самолет и полетел в Биарриц. И там я встретился с Путиным. Он был со своей семьей – женой и дочками. Очень скромная, абсолютно простая семейная квартира. Целый день мы провели вместе. Я с ним поговорил об этом деле. В конце он сказал: «Хорошо. Я готов поговорить об этом с Ельциным».

11. О наличии в обсуждениях темы принадлежности Путина к КГБ/ФСБ
Познер: Но вы как журналист, как человек, работавший в тогда очень прогрессивной «Комсомольской правде», не были насторожены? Все-таки КГБ.
Юмашев: Ну, вот этой темы вообще не было, она отсутствовала... У меня очень много знакомых бывших сотрудников КГБ, которые замечательны. ...то, что раньше человек работал в КГБ, – это для меня вообще ничто, для меня это было совсем неважно.

Т.Юмашева: Березовский... все время сомневался, что это правильная идея. Его смущала прошлая работа Путина в органах КГБ. Он тоскливо говорил – бывших чекистов не бывает.

Со слов Б.Березовского А.Гольдфарб и М.Литвиненко:
...сомнения терзали Бориса почти месяц. Правильно ли Ельцин выбрал “преемника”? Может, еще не поздно поискать другого? Основной посыл “семьи” заключался в том, что Путин “перековался” после того, как оставил службу в Конторе в 1991 году. Под патронажем легендарного Собчака он искренне перешел в лагерь демократов. Когда семь лет спустя он вернулся в ФСБ директором, то пришел туда уже как реформатор, член Ельцинской команды. Но так ли это? Бюст Дзержинского [на столе премьер-министра] все не шел из головы Бориса – зачем он его с собой таскает? Неужели по-прежнему в душе чекист?
Борис поделился своими сомнениями с Ромой Абрамовичем и попросил его съездить в Петербург на день рождения Путина. Если Контора до сих пор властвует над душой и сердцем кандидата, то это, безусловно, должно проявиться в стилистике праздника.
Вернувшись с разведзадания, Рома его успокоил.
– Никаких чекистов вокруг не наблюдается, – отрапортовал он. – У Володи нормальная компания, интеллигентные ребята его возраста, в джинсах, играют на гитаре. ГБ и не пахнет...


12. О том, кто привел Путина к власти – Б.Ельцин или Семья?
Юмашев: Это сложный, тяжелющий анализ человека, который несет ответственность за решение. Президент, никакой ни Юмашев, никакая ни влиятельная Семья...

С.Талбот: Билл Клинтон не мог понять, что происходит. Перед отъездом из Москвы он нанес визит своему старому другу Ельцину, чтобы поделиться сомнениями относительно “нового парня”, с которым только что встречался в Кремле.
Помощник Клинтона Строуб Талбот так описывает в своих мемуарах их разговор.
Ельцин объяснил “другу Биллу,” в чем, по его мнению, состоит главное достоинство Путина – “человек он молодой и сильный”. А дочь Ельцина Татьяна добавила “торжественным голосом”: «Нам стоило таких трудов посадить Путина в это кресло – это был один из самых трудных наших проектов».


В.Путин: Мне кажется, что это всё произошло потому, что близкие люди первого Президента России господина Ельцина осознали, что я буду абсолютно искренне и с полной отдачей сил исполнять эти обязанности, буду честен по отношению к первому Президенту и всё буду делать для того, чтобы обеспечить интересы страны. Мне думается, что это всё-таки самое главное, основной побудительный мотив и самого Президента Ельцина, и близкого его окружения, когда они сделали мне предложение.

13. О том, не сожалел ли Ельцин о своем решении?
Познер: Как вы думаете, Борис Николаевич не сожалел бы о том, что он сделал этот выбор?
Юмашев: Вы знаете вот этот проект для него был как рождение своего сына. То есть абсолютно выстраданный проект... я уверен, что вообще этого вопроса не возникало у Бориса Николаевича во время первого срока... С этого не свернули именно потому, что Ельцин когда-то сделал правильный выбор...

Д.Гордон: Ельцин в конце жизни ошибку свою осознал?
Немцов: (Грустно)... Борис Николаевич был очень раздосадован тем, что в стране цензура, авторитаризм, ненависть ко всему живому в окружающем мире, в том числе и к соседям... Новые российские реалии сильно его удручали, и мы обсуждали это весьма откровенно. После того разговора Таня сделала все, чтобы больше меня к отцу не пускать... Думаю, он был крайне разочарован, но боялся навредить дочери, поэтому ничего публично не комментировал.


Е.Альбац: Ельцин как-то оценивал деятельность Путина?
Немцов: Оценивал. Сказал как-то: «Ну он же был совсем другим, все же было по-другому»...
Альбац: Борис Николаевич понимал, что происходит в стране, что уничтожается его дело?
Немцов: Понимал, но он уже был старый...


Д.Гордон: Говорят, Ельцин под конец жизни сожалел о своем выборе, говорил Борису Немцову — «но он же (Путин) был совсем другим, все же было по-другому», а Семья — после всего, что случилось за эти 10 лет, — тоже, полагаете, сожалеет?
Березовский: Я думаю, что да.


Т.Юмашева: Когда папа ушел в отставку... один из журналистов задал ему вопрос – если сейчас оглянуться назад, были ли ошибки, о которых вы сожалеете? И папа ответил, что, да, отставка правительства Черномырдина в марте 1998-го года была его ошибкой. ...помню момент, когда он узнал о том, что Владимир Владимирович принял решение уволить с поста министра обороны И.Д.Сергеева, а с поста министра внутренних дел В.Б.Рушайло, которых папа когда-то сам назначал. Он расстроился, не находил себе места…

М.Ростовский: А правда ли — хотя вы, естественно, ответите “неправда”, — что Ельцин на пенсии разочаровался в своем преемнике?
Юмашев, 2011: Не буду говорить, что это неправда.


Tags: Илларионов, Кремлевские выборщики, Лжедмитрий II - Юмашев, Путин, Смутное время, Юмашев
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments