Михаил legarhan (legarhan) wrote,
Михаил legarhan
legarhan

Category:

Тайна княжны Таракановой

.Тайна княжны Таракановой.
Княжон Таракановых в России XVIII века было несколько. Все они выдавали себя за дочерей от тайного брака императрицы Елизаветы Алексеевны с графом Алексеем Разумовским. Кстати, Тараканова — это, вероятно, искаженная фамилия Дараган, которую носила сестра Разумовского. Наибольшей известностью из этих самозванок пользуется та, которая называла себя Елизаветой Таракановой и княжной Владимирской.

Происхождение этой женщины окутано мраком. За свою жизнь она примерила на себя несколько имен и биографий, пока в начале 70-х годов не стала, наконец, дочерью императрицы Елизаветы Петровны (детей не имевшей; в Петербурге в ту пору ходили слухи: «А что она не родит, то лекарь Лешток от того лечит, и она, государыня, не родит и за то же из последних лекарей в главные произведен и в ее милости содержится и что почти все при дворе [это] знают». Многочисленные рассказы о детях Елизаветы Петровны от А.Г. Разумовского — миф, как показал это в своем фундаментальном исследовании «Семейство Разумовских» A.A. Васильчиков).

В этом качестве она пользовалась поддержкой у всех врагов России, которые вынашивали совершенно безумные планы возведения ее на российский престол.

Императрица Екатерина II, сама сидевшая на троне на птичьих правах, переполошилась не на шутку. Граф Алексей Орлов, находившийся в то время с русской эскадрой в Средиземном море, получил приказ захватить самозванку во что бы то ни стало. «Если это возможно, — писала Екатерина, — приманите ее в таком месте, где б вам ловко было посадить на наш корабль и отправить ее под караулом сюда».



Орлов виртуозно выполнил возложенное на него щекотливое поручение. Он завязал знакомство с княжной Таракановой, для чего притворился влюбленным. 21 февраля 1775 года он предложил своей возлюбленной полюбоваться маневрами эскадры с борта его флагманского корабля. Та, не ожидая никакого подвоха, приняла приглашение, и была арестована.

Говорили, что Алексей Орлов тайно обвенчался с очаровательной самозванкой для того, чтобы окончательно развеять все ее подозрения. Правда, историк П. Н. Краснов придерживался той точки зрения, что вся романтическая любовная история графа Орлова и княжны Таракановой — плод фантазии беллетристов. Прошедший огонь, воду и медные трубы Орлов видел в ней «несчастную авантюристку, жадную до денег и мишурного блеска продажную женщину». Историк К. Валишевский полагал, что граф обманным путем заманил «княжну» на корабль и, быть может, провел с ней несколько жарких ночей, но никакой свадьбы не было.

В России тюремные врачи, обследовав арестантку, выяснили, что она больна туберкулезом и к тому же носит во чреве дитя. Ее поместили в относительно сносные условия, дали родить*, но 4 декабря того же 1775 года она умерла от кровотечения, унеся с собой свою тайну.

*Многие считали тогда, что сын ее получил имя Александр Алексеевич Чесменский и был записан «дворянином неизвестного происхождения».

Находясь в Петропавловской крепости, княжна Тараканова умоляла о личной встрече с государыней, но Екатерина II категорически отказалась видеть «наглую лгунью». Вместо нее на встречу с пленницей отправился Алексей Орлов. Свидание происходила с глазу на глаз, свидетелей не было. Известно только, что продолжалось оно недолго, Орлов выскочил из каземата бледный и с перекошенным лицом, а его жертва потеряла рассудок и уже никого не узнавала до своего смертного часа.

Впоследствии появился слух, что узница погибла во время петербургского наводнения 10 сентября 1777 года. Эта легенда вдохновила художника Флавицкого на создание его знаменитой картины. Так, прижавшись спиной к тюремной стене в залитой водой камере, княжна Тараканова и вошла в историческую мифологию.

P.S.
Сын её стал генералом, героем и нежно любил отца.
Вот небольшая, но обстоятельная статья о его судьбе.
[....]

Сын Алексея Григорьевича Орлова

О.  Иванов, Московский журнал

01.04.2001


Встречающиеся в литературе сведения об Александре Алексеевиче Чесменском, незаконном сыне графа Алексея Григорьевича Орлова, весьма противоречивы. Его рождение, действительно, окружено тайной: …

Встречающиеся в литературе сведения о рождении Александра Алексеевича Чесменского, незаконного сына графа Алексея Григорьевича Орлова, весьма противоречивы. Событие это действительно окружено тайной: неизвестны место и точная дата, имя матери.
На памятнике А.А.Чесменского в Донском монастыре имелась будто бы следующая надпись: "Чесменский Александр Алексеевич, генерал-майор. + 27 февраля 1820, 57 лет от рождения. "Да призрит Господь неутешную мать, как призрила она тебя сим памятником"1. Возникает вопрос: если памятник был установлен матерью, почему она не указала точную дату рождения сына? Если другими людьми - неужели они не знали, когда А.А.Чесменский праздновал свой день рождения?
Согласно Русскому биографическому словарю, Александр Алексеевич Чесменский появился на свет в 1763 году. Эту же дату приводит в своей книге "Московский некрополь" М.Д.Артамонов2. Согласно сведениям, взятым из челобитной самого А.А.Чесменского, он родился в 1762 году (26 ноября 1796 года он писал, что ему 34 года)3. По исповедным книгам церкви Положения Ризы Господней, что у Донского монастыря, в приходе которой числился дом его отца, годом рождения Александра Алексеевича можно считать и 1761-й, и 1762-й4.
Если Чесменский был зачат до переворота 1762 года (тогда, как и указано на памятнике, в конце февраля 1820 года ему было 57 лет), его матерью являлась, вероятно, простая женщина; в таком случае понятно, почему мы ничего о ней не знаем. Если же после переворота - тут ничего определенного сказать нельзя. В двух сохранившихся письмах (от 26 июня и 9 сентября 1801 года) к управляющему имением отца Д.А.Огаркову он говорит о передаче писем "матушке"5. Действительно ли письма адресованы матери? А.Н.Пиотровская, невеста А.А.Чесменского, называла "маменькой" М.С.Бахметеву6, Анна Орлова-Чесменская именовала так "надзирательницу-старушку". В исповедных книгах церквей Положения Ризы Господней и Казанской иконы Божией Матери нам не удалось найти сведений о наличии в домах Орлова-Чесменского женщины, которая могла бы по возрасту быть матерью Александра Алексеевича.
В 1873 году В.П.Орлов-Давыдов, готовя свой труд о графе В.Г.Орлове, обратился за разъяснениями к своей сестре Е.П.Долгорукой (урожденной Давыдовой)7. В числе прочего княгиня отвечала: "Я видела его несколько раз; это был прекрасный человек, который умер совсем еще не старым. Я никогда не слыхала о том, кто была его мать"8. Если бы мать А.А.Чесменского пережила сына, ее имя, скорее всего, было бы известно княгине Е.П.Долгорукой.
Не знаем мы даже и того, был ли Александр Алексеевич похож на отца, какую фамилию носил до 1775 года, пока граф Алексей Григорьевич не удостоился почетной прибавки - Чесменский. Очевидно, дав эту фамилию незаконному сыну А.Г.Орлова, Екатерина II таким образом особо отметила заслуги последнего (вельможи, как известно, обычно производили фамилии своих незаконнорожденных отпрысков путем "усечения" собственных: Румянцев - Умянцев, Репнин - Пнин)9. Кстати, упоминаний о каких-либо других побочных детях графа А.Г.Орлова-Чесменского нигде не встречается10.
О детских годах жизни Александра (Алексаши, как его звали в семействе Орловых) известно мало. После отъезда отца за границу - сначала на лечение, а потом на войну - мальчик, по-видимому, воспитывался у В.Г.Орлова. Сохранилось письмо Владимира Григорьевича от 15 февраля 1770 года: "О твоем Алексаше, Алехан, могу сказать мне и тебе в удовольствие, что он ведет себя очень хорошо. Мои старания при воспитании ребят все на тот предмет клонятся, о котором ты в одном из твоих последних писем упоминаешь, т.е. доброе и честное сердце всему предпочитать"11.
В 1770 году Александр вместе с другими мальчиками (Буниным, детьми Шкурина и Димон) был отправлен учиться в Педагогиум в Галле12. Владимир Григорьевич Орлов внимательно следил за их успехами, вел постоянную переписку с педагогами, беспокоясь, как бы не пострадала "врожденная живость детского характера". По мнению графа, занятия науками не должны быть для учеников тяжким бременем; следует поощрять в мальчиках охоту к рисованию, танцам, арифметике и географии; "по слабости и нежности их темпераментов" им необходимы частые прогулки. Руководству Педагогиума была обещана не только своевременная оплата, но и "за труды воспитания детей признательность их родителей" (намек многозначительный, если учесть, кто мог скрываться под псевдонимом Димон)13.
Опять же неизвестно, сколько лет провел А.А.Чесменский в Галле. 1 июля 1774 года он зачислен сержантом в лейб-гвардии Конный полк, в июле 1777 года произведен в корнеты14. Дальнейшему карьерному продвижению помешало охлаждение императрицы к графу Алексею Григорьевичу. Как сообщал английский дипломат Мальмсбюри в своей депеше от 20 декабря 1778 года, Екатерина II отказала А.Г.Орлову-Чесменскому "в некоторых незначительных милостях, которых он просил у нее для своего незаконного сына"15.
В начале 1779 года граф Алексей Григорьевич направил сына для обучения в Англию, поручив его заботам лорда Генри Пемброка16. В Кембридже, где Александр пробыл до лета 1780 года, он быстро научился говорить по-английски, всем очень нравился, его всюду охотно принимали17.
В 1781 году Александр Алексеевич стал подпоручиком, в 1782-м - поручиком, в 1784-м - секунд-ротмистром и вышел из гвардии в армию с чином подполковника. Но, судя по всему, вновь вернулся в гвардию (секретарь Екатерины II А.В.Храповицкий записал 30 июня 1787 года: "Гр. Орлов-Чесменский кланялся в ноги за пожалование сына в капитаны преображенские")18. Согласно же автобиографии, в начале 1787 года он был пожалован ротмистром, с апреля 1789 года служил в Санкт-Петербургском драгунском полку, где в 1795 году получил чин бригадира19; с 1807 года - генерал-майор.
Вероятно, в 1789 году Александр Чесменский становится дежурным полковником у Г.А.Потемкина. Сохранилось письмо А.Г.Орлова-Чесменского от 21 августа 1788 года к князю Григорию Александровичу: "Светлейший князь, милостивый государь мой! Воспитанник мой, Александр Чесменский, который находится ныне при Вашей светлости, чрез письма свои ко мне довольно нахвалиться не может оказанными ему милостями от Вашей светлости, за что и я приношу Вашей светлости мою искреннюю благодарность и прошу впредь не лишить его оными.
Так как он человек еще молодой, то и, может, не сделал бы каких проступков, чего я однако не надеюсь; в таковом случае прошу Вашу светлость поступить с ним не так, как с подчиненным, а собственно так, как со своим. При сем же случае посылаю к Вашей светлости лучшего из моих кипрского вина двенадцать бутылок за печатью моею, которые в бытность мою в С.-Петербурге обещал Вашей светлости по приезде Вашем в Москву; но как оного не случилось, то при сей оказии к Вашей светлости оное вино и посылаю и желаю от сердца моего оное употребить во здравие. Я ж есмь с моим истинным почтением Вашей светлости милостивого государя моего покорный и охотный слуга граф А.Орлов-Чесменский"20.
А.А.Чесменский служил у Г.А.Потемкина, вероятно, до смерти князя. В 1788 году он участвовал в Финляндском походе21, в 1789 году - в сражениях с турками при Кушанах, Аккермане и при взятии Бендер. С мая 1792 по 12 марта 1793 года он - в Польше. Командуя впоследствии Санкт-Петербургским драгунским полком, отличился в Литве, за что получил Георгиевский крест четвертого класса22.
Перед высылкой за границу граф Алексей Григорьевич выхлопотал разрешение увезти с собой и сына. Из письма А.Г.Орлова-Чесменского президенту военной коллегии графу Н.И.Салтыкову от 27 ноября 1796 года: "Светлейший граф, милостивый государь мой! Я уже Ваше сиятельство просил о бригадире Александре Чесменском, чтоб по болезни его исходатайствовать ему отставку; а как Вы мне говорили, чтоб я Вас в слове не оставил, то при сем челобитную его препровождаю и прошу Вас сделать ему милость по оной исходатайствовать решение. Он бы и сам напомнил Вашего сиятельства к нему милости, но никак по болезни его ноги онаго учинить не может. Если же челобитная написана не по форме, то покорнейше прошу в оном его милостию своею наставить, чем меня одолжите, и решение, каковое б ни воспоследовало, он и я примем за совершеннейшую милость..." 7 декабря 1796 года бригадир Санкт-Петербургского драгунского полка А.А.Чесменский был уволен в отставку23.
В Германии Александр Алексеевич женился на Анне Николаевне Соболевской (по первому мужу - Пиотровской), которая отправилась с семейством А.Г.Орлова-Чесменского за границу. Этому событию граф Алексей Григорьевич был очень рад. 14 ноября 1797 года он сообщал своему управляющему Д.А.Огаркову из Лейпцига: "Вот тебе новенького скажу: госпожа Петровская у нас пропала, а на место ее сделали госпожою Чесменскою. Они ездили в Дрезден, тамо обвенчались и благополучно возвратились. Даруй Боже им и детей нажить, а мне бы на них радоваться!"24
Через три года после возвращения из Германии супруги Чесменские поселились в доме, который в свое время занимал И.Г.Орлов25. В 1804 году Александр Алексеевич основал в пяти верстах от Москвы в своем имении Садки фабрику сельскохозяйственных орудий. "Года два назад генерал Чесменский завел прекрасную фабрику разных машин и орудий земледельческих. Теперь вошло в моду ездить на обозрение этой фабрики, и если бы дорога была лучше, то вся Москва поскакала бы любоваться заведением. Устройство на английский манер и много рабочих людей из англичан"26.
До конца жизни графа А.Г.Орлова-Чесменского Александр Алексеевич не расставался с отцом. "Говорят, что <...> Государь изволил пожаловать Александра Алексеевича Чесменского, бывшего бригадиром в отставке, генерал-майором, с тем чтоб он по-прежнему остался при главнокомандующем милициею пятой области графе Алексее Григорьевиче Орлове, по его поручениям; разумеется эта милость оказана Чесменскому единственно по уважению заслуг старого графа"27.
Между тем семейная жизнь у супругов Чесменских не сложилась, детей не было; Александр Алексеевич пытался искать утешения на стороне, делал долги и не все их возвращал28. После смерти родителя он стал управляющим делами графини Анны Алексеевны, а также принял на себя руководство московскими бегами29. Последние годы Александр Алексеевич страдал "водяной болезнью". Умер он 27 февраля 1820 года в старом доме на Большой Калужской улице, принадлежавшем когда-то его отцу30.

1. Саитов В.И., Модзалевский Б.Л. Московский некрополь. СПб., 1908. Т.3. С.317.
2. Русский Биографический Словарь. СПб., 1905. С.360-361; Артамонов М.Д. Московский некрополь. М., 1995. С.346. Нам не удалось найти памятник А.А.Чесменскому в указанном М.Д.Артамоновым месте. В буклете "Некрополь Донского монастыря" (М., 1986. С.25) упомянут памятник А.А.Чесменскому с датами: 1763-1820, расположенный на участке XII под № 206.
3. РГВИА. Ф.41, оп.1/199, № 365, л.132 об; РА. 1873. Стлб.470.
4. ЦИА Москвы. Ф.203, оп.747, № 483, л.27 (1778 г. - 16 лет); № 495, с.83 об. (1779 г. - 18 лет); № 505, л.248 об. (1780 г. - 19 лет); № 512, л.327 об. (1781 г. - 19 лет); № 518, л.154 об. (1782 г. - 20 лет).
5. ОР РГБ. Ф.219, карт. 66, № 63, л.5,7. В первом письме А.А.Чесменский писал: "Зделайте милость и препроводите вложенное письмо по подписи матушке, я давно от них не получал известия; для того прошу меня уведомить: сие весьма меня безпокоит".
6. Архив села Михайловского. М., 1898. Т.1. Переписка А.А.Орловой-Чесменской с М.С.Бахметевой. С.37.
7. ОР РГБ. Ф.219, карт.90, № 4, л.2.
8. Там же. Л.6 об. (пер. с франц. В.А.Шашенкова).
9. Карнович Е.П. Родовые прозвания и титулы в России и слияние иноземцев с русскими. СПб., 1886. С.121.
10. В очерке, посвященном А.А.Орловой-Чесменской, говорится о некоем "К., человеке ей близком и ее воспитаннике", который потом унаследовал "многие орловские земли" (Графиня Анна Алексеевна Орлова-Чесменская. Старая Москва. М., 1915. Вып.II. С.12). О нем же рассказывает и А.М.Тургенев: "Некоему офицеру, г. Казакову, графиня Анна купила 3500 душ крестьян, подарила или отдала половину славного своего конского завода, выстроила в миллион рублей каменное здание для помещения подаренных коней и в один раз, в день рождения г. Казакова, изволила ему подарить 450000 рублей!" (РС. 1895. № 6. С.46). Перед продажей хреновского конного завода А.Б.Казаков получил, по сведениям Витта (источник автор не приводит), 5 жеребцов и 50 рысистых маток; столько же, сколько и А.Ф.Орлов (Витт В.О. Из истории русского коннозаводства. М., 1952. С.343). Однако в духовном завещании А.А.Орловой-Чесменской нет никаких упоминаний о Казакове (РГВИА. Ф.83, оп.1, № 128).
11. Орлов-Давыдов В. Биографический очерк графа В.Г.Орлова. М., 1878. Т.1. С.195.
12. В.Г.Орлов писал графу Алексею Григорьевичу: "Вас. Гр. Шкурин упросил меня, также и Димон, чтоб я его детей взял к себе и послал бы в чужие края нынешним летом. Я согласился на оное и двоих меньших взял к себе месяц на другой, на третий, чтоб они развыклись с родителями и сноснее бы им была разлука, а летом пошлю их с хорошим человеком всех троих в чужие края. Ребята кажутся очень изрядные" (Орлов-Давыдов В. Указ.соч. С.195).
13. Орлов-Давыдов В. Указ. соч. С.189. Неизвестно, кто скрывается под прозвищем Димон. Судя по некоторым догадкам, так Орловы именовали Екатерину II (ОР РГБ. Ф.219, карт.90, № 1, л.1,3).
14. РГВИД. Ф.41, оп. 1/199, № 365, л.132.
15. РА. 1874. № 6. Стлб. 1511-1512.
16. Сын лорда Генри Пемброка Джордж Херберт (Герберт) вместе с Уильямом Коксом как раз перед этим вернулись в Англию, побывав в гостях у А.Г.Орлова на Большой Калужской улице.
17. Кросс Э.Г. У темзских берегов. Россияне в Британии в XVIII веке. СПб., 1996. С.138-139. Нельзя не верить этим сообщениям. Но, согласно исповедным книгам церкви Положения Ризы Господней, и в 1779, и 1780 гг. Чесменский был в России (ЦИА Москвы. Ф.203, оп.747, № 495, л.83 об.; № 505, л.248 об.).
18. Памятные записки А.В.Храповицкого. М., 1862. С.33.
19. РГВИА. Ф.41, оп.1/199, № 365, л.132. В челобитной А.Г.Чесменского явная ошибка.
20. Лебедев П. Опыт разработки новейшей русской истории. По неизданным источникам. Графы Никита и Петр Панины. СПб., 1863. С.181. В РБС говорится, что А.А.Чесменский был дежурным полковником у Г.А.Потемкина с июля 1789 по апрель 1790 года. Письмо свидетельствует, что отношения между А.Г.Орловым и Г.А.Потемкиным были более доверительны, нежели их представляют.
21. А.В.Суворов писал И.М.Рибасу 12-14 июня 1788 года из Кинбурна: "Таков-то Поль Джонс; таковы же Чесменский, Войнович. Чего им еще надобно? Коли по прихоти их не сбывается, сразу грозят отставкой..." (Суворов А.В. Письма. М., 1986. С.154).
22. РГВИА. Ф.41, оп.1/199, № 365, л.132-132 об.; РБС. С.360-361; РА.1873. Стлб.470; Тучков С.А. Записки // Золотой век Екатерины Великой. М., 1996. С.254-256.
23. РА.1873. Кн.2. Стлб.468-470; Санкт-Петербургские ведомости. 1796, 16 декабря. № 101.
24. РА. 1891. Кн.3. № 10. С.262.
25. ЦИА Москвы. Ф.203, оп.766, № 280, л.2 об.
26. Жихарев С.П. Записки современника. Воспоминания старого театрала. Л., 1989. Т.1. С.233.
27. Там же. Т.2. С.194.
28. ЦИА Москвы. Ф.105, оп.4, № 1250, № 2293.
29. Витт В.О. Из истории русского коннозаводства. М., 1952. С.247.
30. Из письма А.Я.Булгакова, впоследствии московского почт-директора, брату от 28 февраля 1820 года: "Здесь умер Ал.Ал.Чесменский водяною в груди; это сын графа Ал. Гр.Орлова. Он от живой жены женился на Жеребцовой; первая жена спрятана, женитьба последняя не признана; он от грусти начал чахнуть, сделался как спичка и, наконец, умер, оставя весьма запутанные дела. Слава Богу, что детей нет (кажется, нет)" (РА. 1900. Кн.3. С.335-336).




++++ ***** ++++
Мария Стюарт ....(?!)
Tags: княжна Тараканова
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments