Михаил legarhan (legarhan) wrote,
Михаил legarhan
legarhan

Category:

Колонизация украинцами Прибалтики

.Колонизация украинцами Прибалтики.
Всего за девять месяцев 2018 года «временно-постоянное» население Эстонии за счет украинских заробитчан выросло более чем на 1%. 12 тысяч украинцев получили разрешения на краткосрочную работу и срочный вид на жительство.

Далее этот поток будет только возрастать. С 2014 года, когда была введена практика получения «электронного гражданства», граждане Украины зарегистрировали 423 компании, вследствие чего гражданство страны получил 2131 украинец. Теперь вслед за ними подтянулась и рабочая массовка. Все это очень напоминает США XIX века, когда многие города страны буквально в считанные десятилетия оккупировали сотни тысяч ирландцев, китайцев и др., что уже очень скоро полностью изменило этническую карту целых штат
То же самое сегодня происходит в Литве и начинается в Латвии. Правительства прибалтийских «тигров», понимая, что халявные деньги от Европы заканчиваются, начинают думать о том, как жить дальше. А вариантов немного, нужно срочно поднимать экономику, либо смириться с падением уровня жизни, что приведет эти «лимитрофы» уже в скором времени к настоящей катастрофе. А отсюда и интерес к привлечению иностранной рабочей силы. И надо привлекать именно тех, кто способен быстро интегрироваться в местное общество, а еще готов работать за те зарплаты, которые платятся на местных производствах.

Да, пока речь о постоянном гражданстве еще не идет, но на самом деле у официального Таллина, Риги и Вильнюса вариантов особых нет. Рано или поздно украинцы станут местной полноправной диаспорой, либо уедут далее на запад (тем более, что их там тоже ждут). Самое смешное, что одним из главных козырей именно Прибалтики является как раз ее русскоязычность и в значительной степени ментальная схожесть (пережиток совместного проживания в СССР).

Факты штука упрямая

Эстония имеет численность населения всего 1 млн. 315 тыс. человек. За годы «независимости» она потеряла 255 тыс. человек или 16,2% населения от численности 1990 года. При этом Нарвский район страны плотно «оккупирован» русскими, удельная численность которых здесь постоянно растет. В самом Таллине русские составляют более трети жителей (а вместе с украинцами и белорусами более 40%), а всего по «республике» четверть населения составляют этнические русские.

Украинцев пока почти нет. На начало 2018-го года их было менее 2%, но теперь ситуация может начать резко меняться. Только за один год и только за счет официальных «заробитчан» численность украинской диаспоры выросла почти вдвое. А далее, по мере ухудшения ситуации на Родине, украинцы поедут сюда в еще большем количестве и многие навсегда. Что их сюда манит в первую очередь? Комфортная среда. При всех националистических маразмах Эстонии русский язык до сих пор является языком городов. Здесь можно спокойно жить, не зная ни слова по-эстонски. А еще их здесь не считают людьми второго сорта, как в той же Польше. И для многих это является важным аргументом.

Да, многие из приехавших в Эстонию украинцев сегодня думают, что они со временем переберутся оттуда в Германию или Финляндию. И некоторым это действительно удастся, но далеко не всем. Почему? А вот вам история из реальной жизни.

Приходит такая себе Галя из Жмеринки к местному чиновнику по работе с мигрантами. Тот ей и говорит по-русски, мол мадам, мы вам тут очень рады, и вы сможете остаться тут надолго, только пойдите на курсы эстонского и выучите язык коренной нации. В ответ Хааля с тремя классами образования на лице ему заявляет, а на кой мне твой эстонский, если я скоро в Херманию уеду.

Ну что ей можно сказать? Что в Хермании надо знать «херманский»? Так она не поймет. Раньше она ездила в Россию, теперь вот в Эстонию (благо тут по-русски понимают), а вот в Хермании ее такую не ждут. А значит, у кого-то скоро могут возникнуть проблемы. Либо у Гали, либо у эстонского правительства.

В общем, если лет через 10 в Эстонии до 10% населения (не граждан, а населения) будут составлять украинцы, я не удивлюсь. И тут же сразу встанет вопрос об их статусе. При этом надо помнить, что в Эстонию едут молодые украинцы и они замещают собой молодых эстонцев, уезжающих на Запад в погоне за лучшей долей. А это значит, что уже через 10-15 лет вымирание коренной нации значительно ускорится.

Вообще к украинцам в Эстонии отношение было всегда много лучше, чем к русским, а потому на закате СССР, попадая в местную больницу многие русские называли себя украинцами (что было то было). Но после «обретения» Украиной безвиза и резкого наплыва «угнетенных царским режимом» украинцев, отношение к ним резко изменилось. Сегодня они для местных националистов такие же понаехавшие русские, как и жители Пскова. И это очень важная трансформация сознания.

А дальше в дело вступит русско-белорусско-украинская солидарность, потому, что ничто так не объединяет людей, как борьба за свои собственные права. И это будет большой проблемой для местных националистов.

Кстати о местных наци. Это движение постепенно сходит на нет. Его основные носители, это 60-70 старики, которые жили при СССР с ненавистью к «поработителям». Среднему поколению он уже по большому счету до лампочки, а молодые эстонцы вообще никогда не обращают внимания на то, что в Таллине их обслужили на русском, и на то, что где-то неверно написана вывеска. Их это не волнует от слова совсем. Они все в мыслях о новой жизни, причем преимущественно в Европе, с которой они почему-то свою страну не совсем ассоциируют.

Еще более «угрожающая» ситуация с наплывом украинцев сложилась в Литве. По состоянию на 1 сентября 2018 года численность постоянного населения «республики» упала ниже 2,8 млн. человек. Ежегодно страну покидают десятки тысяч коренных жителей (преимущественно молодежи, которая не видит у себя на родине никаких перспектив). Чтобы не позволить обрушиться экономике страны, вместо них Вильнюс просто вынужден принимать десятки тысяч заробитчан, львиная доля которых сегодня едет из Украины. Преимущественно это люди рабочих профессий, водители, бетонщики, каменщики, специалисты по отделочным работам, монтажники, сварщики, без которых думать об экономическом росте просто бессмысленно.

При этом потребность в них на сегодня такова, что миграционные службы республики просто не справляются с этим потоком (чем очень беспокоят бизнес, требующий постоянного увеличения квот на новых «рабов»).

В 2016 году Литва выдала 18 тыс. рабочих виз, из них около 10 тыс. получили украинцы. В 2017 году трудовые визы были выданы 34,5 тыс. иностранцев, 20 тыс. из которых оказались украинцами. За 7 месяцев 2018 года было выдано еще 22,2 тыс. виз, из которых почти 18 тыс. получили украинцы. Причем за это же время вид на жительство получили сразу 6,3 тыс. граждан Украины. То есть количество начало переходить в «качество».

Латвия на этом фоне выглядит несколько «благополучно», но это все временно. С начала 2018 года число украинских заробитчан составило примерно 2 500 человек, но это только разведчики, за которыми придут уже десятки тысяч.

Сегодня жителей республики уже меньше 2 млн. (минус 700 тыс. с 1990 года) и даже 100 тысяч молодых и здоровых украинцев могут здорово изменить ситуацию в и так на треть русскоязычной стране. По крайней мере, о дискриминации по языковому вопросу местным националистам придется забыть точно (иначе их докармливать до смерти больше никто не приедет).

Итак, украинский поток мигрантов в Прибалтику это уже не неизбежность, а факт. Уже очень скоро местное население свыкнется с мыслью, что иначе поддерживать «европейский» уровень жизни уже невозможно.

А потом придет время прибалтам переосмыслить и свое место в этом мире. Причем, с высокой долей вероятности здесь против местных рационалистов единым фронтом выйдут нынешние антиподы — русские и украинцы. И это закономерно, ведь все недоразумения между ними созданы искусственно. В Прибалтике делить им совершенно нечего. Наоборот, только вместе они смогут добиться чего-то большего, чем просто права работать на «титульную» нацию, либо жить здесь на правах граждан «второго сорта».

https://infonarium.ru/analitika/110-kolonizaciya-pribaltiki-stanut-li-ukraincy-novymi-okkupantami.html


.Восточная Европа умирает.

В своем июньском номере французская газета «Монд дипломатик» написала о беспрецедентной демографической катастрофе, которая обрушилась на страны Восточной Европы после развала коммунистической системы. Процесс начался в конце 1989 года, сразу после падения Берлинской стены. Последовал массовый исход населения из Восточной Германии, Польши и Венгрии в страны Западной Европы в поисках более высоких заработков, который продолжается до сих пор, охватив практически все бывшие страны соцлагеря.

В результате нового «переселения народов» человеческие потери Восточной Европы оказались больше, чем в результате обеих мировых войн.

За последние 30 лет Румынию покинуло 14% населения, Молдавию — 16,9%, Украину — 18%, Боснию — 19,9%, Болгарию и Литву — 20,8%, Латвию — 25,3% населения. Депопуляция коснулась также восточных регионов Германии (бывшей ГДР), которые в буквальном смысле слова опустели. Своего рода исключение составила Чехия, где удалось сохранить основные «завоевания социализма» в виде социальной поддержки населения, бесплатной медицинской системы, помощи матерям и т.д.

Депопуляция Восточной Европы связана не только с оттоком трудовых ресурсов: после 1989 года в бывших «соцстранах» началась эра дикого капитализма, сопровождавшаяся крушением социальной и медицинской систем, резким ростом смертности, в первую очередь среди мужчин, при одновременном падении рождаемости. Однако главный удар по демографии нанес исход населения, причем наиболее молодой, активной, квалифицированной группы. На исторической родине остались дети, пенсионеры и лица, неспособные к активному поиску работы за рубежом. И это при том, что за сорок послевоенных лет в странах Восточной Европы наблюдался медленный, но стабильный рост населения.

Согласно данным ООН, все десять наиболее «вымирающих» стран мира находятся в Восточной Европе. Это Болгария, Румыния, Польша, Венгрия, республики Балтии и бывшей Югославии, а также Молдавия и Украина. По прогнозам демографов, к 2050 году население этих стран сократится еще на 15-23%. Это значит, в частности, что население Болгарии снизится с 7 до 5 миллионов человек, Латвии с двух до полутора миллионов. По мнению экспертов Международного демографического центра имени Виттгенштейна в Вене, «речь идет о беспрецедентной для мирного времени депопуляции».

В качестве основной причины называется убийственное сочетание трех факторов — низкой рождаемости, высокой смертности и массовой эмиграции.

Но если в странах Западной Европы падение рождаемости компенсируется новыми миграционными волнами, то страны Восточной Европы категорически отказываются принимать «свежую кровь» в лице мигрантов, и этот вопрос приобрел необычайную политическую остроту. В разгар миграционного кризиса 2015 года Словакия и Чехия приняли соответственно 16 и 12 беженцев, Венгрия и Польша не приняли никого.

Между тем Восточная Европа продолжает терять свои «золотые кадры» — лучших специалистов и молодежь.

В одной только Венгрии со времени вступления в ЕС в 2004 году страну покинули 5 тысяч врачей, преимущественно в возрасте до 40 лет. Ощущается нехватка техников и механиков, которые также уехали в Австрию, Германию и другие страны Западной Европы. Это совершенно объяснимо, поскольку в Венгрии они получают за тяжелую ручную работу 500 евро в месяц, а в Австрии за ту же работу — 1 тысячу евро в неделю. В других странах отток специалистов средней квалификации ощущается еще сильнее: сотни тысяч медсестер, плотников, слесарей и квалифицицированных рабочих перебрались из Польши, Румынии, Сербии и Словакии на Запад. В Румынии исход населения называют «национальной катастрофой». Население этой страны сократилось за посткоммунистический период с 23 до 20 миллионов человек.

Перекачка рабочей силы с Востока носила не только стихийный, но и планомерно грабительский характер. Многочисленные немецкие и британские фирмы «охотников за головами» в массовом порядке стали переманивать на Запад специалистов сразу после вступления стран Восточной Европы в ЕС. Как пишет немецкая «Вельт», из восточноевропейских стран утекают квалификация, молодость и деньги, в то время как у оставшихся стариков и детей остается глубокое разочарование в «свободе» и «демократии». С начала 90-х годов маленькую Боснию покинуло 150 тысяч человек, Сербию — около полумиллиона.

Однако самый значительный отток наблюдался в Литве: свыше 300 тысяч человек из трех миллионов покинули страну.

Но самые трагические последствия «посткоммунистической ломки» испытала на себе Украина — некогда одна из самых развитых республик СССР. Если в начале 1990-х годов в республике проживало 52 миллиона человек, то сейчас население не превышает 42 миллионов. По прогнозам киевского Института демографии, к 2050 году население республики составит 32 миллиона. Это означает, что Украина — наиболее стремительно вымирающее государство Европы, а возможно и мира. Согласно украинским источникам, страну покинуло 8 миллионов человек, которые отправились на заработки в страны Евросоюза и соседнюю Россию. По данным недавних опросов, 35% украинцев заявили о готовности эмигрировать. Процесс ускорился после получения Украиной безвизового режима с ЕС: ежемесячно страну покидает около 100 тысяч человек.

Именно в Украине в наиболее экстремальной форме совпали три фактора — падение рождаемости, рост смертности (смертность в два раза превысила рождаемость) и массовая эмиграция населения. Демографы сопоставляют соответствующую динамику во Франции и на Украине.

Если до 1989 года показатели роста населения в этих двух странах были сопоставимы, то в последующий период население Франции увеличилось на 9 млн человек, а Украина потеряла такое же количество народа.

Эксперты считают, что демографический кризис в странах Восточной Европы не может продолжаться бесконечно. Системы социальной поддержки и здравоохранения физически не могут работать в условиях, когда большинство населения составляют пенсионеры и дети, в какой-то момент неизбежно наступит крах государственности. Но не стоит обольщаться и по поводу Западной Европы, где рождаемость также чрезвычайно низка. В то время как развитая часть континента временно выиграла за счет людских ресурсов из Восточной Европы, гораздо более стремительный приток мигрантов из Ближнего Востока и Африки со временем неизбежно изменит социокультурный облик западноевропейских стран, где уже возникают конфликты на религиозной и этнической почве. Если коэффициент рождаемости у коренных француженок — 1,6 ребенка на женщину, то у приехавших из стран Ближнего Востока и Африки этот показатель составляет 3,4 ребенка и больше. Сегодняшние детские сады во Франции уже на три четверти состоят из представителей этнических меньшинств, и в будущем страну ждут большие социокультурные изменения. Об этом уже написал в своем бестселлере «Покорность» французский писатель Мишель Уэльбек.

Есть ли выход из создавшейся ситуации? Можно ли стимулировать механизм рождаемости у европейцев? Демографы уверены, что это невозможно ни в Западной, ни в Восточной Европе. Правда, по разным причинам. На западе континента стандарт потребления настолько высок, что появление нового ребенка будет автоматически означать снижение уровня жизни. В Восточной Европе действует другой механизм: нищета, отсутствие перспектив и распад семейных отношений делают рождение детей нежелательным.

Тем временем доля европейцев в мировом демографическом балансе постоянно снижается.

Если в 1900 году на Европу приходилось 25% жителей Земли, то сейчас — около 10%.

В то же время, по подсчетам ООН, население Африки южнее Сахары составит к 2050 году 2,5 миллиарда человек, а к концу века — 4,4 миллиарда: больше, чем все население планеты в 1980 году. Это означает, что Европу захлестнут новые миграционные волны, как бы она этому ни сопротивлялась.

https://www.rubaltic.ru/blogpost/20180703-vostochnaya-evropa-vymiraet/
Tags: 2018, Трибалтика
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments