Михаил legarhan (legarhan) wrote,
Михаил legarhan
legarhan

Category:

пришло, наконец, время рассказать о князе Николае Владимiровиче Орлове

.К ПОНИМАНИЮ ЛИЧНОСТИ «LE PRINCE DE L`OMBRE» (75)..sergey_v_fomin.


Князь Орлов: снятие покровов (начало)

Но вот пришло, наконец, время рассказать о князе Николае Владимiровиче Орлове, попробовать раскрыть истинное его лицо, попытаться вывести его из тени…

Его имя в нашей публикации, появляясь, часто исчезало. За этим «пунктиром» скрывалась своя линия – самостоятельная и очень важная.
Именно с ним теснейшим образом был связан парижский этап следствия Н.А. Соколова, поездка его в Америку к Форду, тайна смерти следователя, судьба принадлежавшей ему копии дела, по содержанию равной, а то и превосходящей оригинал, а также других, оставшихся неизвестными, его бумаг.
Перед тем как начать рассказ о второй половине жизни князя Н.В. Орлова, напомним некоторые важные вехи, ранее нами отмеченные.
Мать его, княгиня Ольга Константиновна Орлова, урожденная княжна Белосельская-Белозерская, расставшись в самом начале эмиграции с супругом, жила с родителями, скончавшись в 48 лет, 26 октября 1923 г. и упокоилась на новом кладбище в Нёйи-сюр-Сен на западной окраине Парижа, примыкающей к Булонскому лесу.
Отец, князь Владимiр Николаевич Орлов, получив в 1920 г. развод, женился на графине Елизавете Александровне Людерс-Веймарн, поселившись в принадлежавшем его предкам замке Бельфонтен близ Фонтенбло, где какое-то время жил с семьей его сын и часто бывал Н.А. Соколов.
Старый князь пережил первую свою жену и следователя, скончавшись в своем поместье 29 августа 1927 г., и был похоронен в фамильной усыпальнице князей Трубецких и Орловых на местном кладбище.
Его вторая супруга, княгиня Елизавета Александровна Орлова умерла 22 марта 1969 г., восемь лет спустя после пасынка. Похоронили ее рядом с супругом.
Молодой князь, желая отделиться от отца, в 1921 г. приобрел замок Buisson-Luzas, расположенный южнее города Сальбри, в котором он затем помог обосноваться и Н.А. Соколову. Это имение он приобрел на деньги от продажи в 1920 г. «Национальному Кредиту» парижского дома на улице Сен-Доменик, полученного в наследство от скончавшегося еще в 1916 г. дяди – князя Алексея Николаевича Орлова.



Замок Buisson-Luzas.

В первое время Николай Владимiрович жил в Сальбри со своей супругой Надеждой Петровной – дочерью Великого Князя Петра Николаевича, Царского дяди, и двумя дочерьми: родившейся 27 марта 1918 г., еще в России, в крымском имении Кореиз, Ириной и появившейся на свет уже в Париже 29 марта 1921 г. Ксенией.
С семьей следователя тесно был связан не только сам князь Н.В. Орлов, но и его супруга Надежда Петровна. Она стала крестной матерью младшего сына Н.А. Соколова Алексея, родившегося 14 июня 1923 г. в Фонтенбло.
Известен, в свою очередь, жест уважения Николая Алексеевича к племяннице убиенного Государя.
Из «Исходящего реестра» следует, что 10 июля 1922 г. следователь передал ей найденный в лесу близ деревни Коптяки бриллиант, принадлежавший Царице-Мученице. «Ее Высочеству княгине Надежде Петровне, – говорится в записи, – с бриллиантом и фотографией». Далее в документе следует расписка: «Для доставления получил. Князь Н.В. Орлов».
В написанной в 1944 г. автобиографии князь Н.В. Орлов сообщает о своей поездке в Америку к Форду, ни словом не упоминая при этом ни о следователе, ни о цели этого вояжа. «Поездка в США, предпринятая вместе с женой, выпала на 1924 г.; несколько недель мы провели в Детройте и Дирборне в качестве гостей господина Генри Форда. Последний полагал, что проектируемые заводы Форда в России приведут к скорому падению советского правительства. [Вскоре мы поймем, кто внедрил эту мысль в голову автомагната. – С.Ф.] Форд предложил работу в США, пока Россия “не откроется”. К сожалению, решительное нежелание супруги покинуть Францию и Европу привело к отклонению этого предложения».
Некоторое время после смерти Н.А. Соколова, последовавшей 23 ноября 1924 г. в Сальбри, Орловы продолжали жить в своем имении.



Пруд у замка Buisson-Luzas.

Именно здесь Николая Владимiровича застал французский журналист Ксавье де Отеклок, приезжавший в последних числах 1930 г. в Сальбри за материалами для своей известной публикации в парижской газете «Petit Journal».
Поместьем Buisson-Luzas князь продолжал владеть вплоть до 1932 года. Сменив нескольких владельцев, оно и до сих пор сохранилось. Однако, будучи частной собственностью, оно закрыто для посещения туристами. В перестроенном здании ныне размещается пансионат для состоятельных отдыхающих.
Более или менее знакомый с обстоятельствами жизни князя Н.В. Орлова, Джон Стюарт, эксперт, готовивший к продаже на аукционе «Сотбис» соколовское дело, пишет: «Из-за привычки не думать о деньгах Орлову нелегко было жить по средствам, и временами ему приходилось сидеть на мели как в Европе, так и в Америке. Вскоре семейная собственность во Франции и всё остальное превратилось в ничто. Николай Орлов побывал во многих переделках. Он работал журналистом в нескольких европейских странах, имел безчисленные любовные похождения и в конце концов развелся со своей женой».
Более подробный рассказ об этом периоде содержится в автобиографии. По словам Николая Владимiровича, он проводил свое время в путешествиях на машине по разным местам Франции и Европы, на охоте и рыбалке.
Супруги были частыми гостями в Sant Anna di Valdieri в Пьемонте – итальянской Королевской резиденции (княгиня приходилось племянницей Королеве Елене). Это родство позволяло также пользоваться итальянскими дипломатическими паспортами, что существенно облегчало им передвижение по европейским странам.
Однако вскоре «крах Крюгера и дефляция в Америке, – пишет Н.В. Орлов, – обернулись большими финансовыми потерями, до ¾ капитала. Это вынудило продать недвижимость в 1932 году и жить в арендованном доме в Шантильи под Парижем. Примерно в это время началось наше с женой отчуждение».
Еще в 1920-е годы, благодаря оставшейся от деда, князя Николая Алексеевича Орлова (известного русского дипломата, посла в Брюсселе, Париже и Берлине) богатейшей библиотеке в замке Бельфонтен, чета Орловых увлеклась русской историей. Во время поездок с супругой по Германии и Австрии они занимались сбором материалов для так никогда и не вышедшей книги об Императрице Елизавете Алексеевне, супруге Императора Александра I.
В 1930-е годы не одна лишь любовь к истории, а поиски заработка вынуждали Н.В. Орлова отправляться в поездки. Бывал он в это время, в основном, в Германии. Результатом работы в архивах Фрайбурга, Берлина, Франкфурта-на-Майне и Мюнхена стала его известная книга, напечатанная в 1936 г. в мюнхенском издательстве К.Г. Бека «Bismarck und Katharina Orloff. Ein Idyll in der hohen Politik». За сравнительно короткий период 1936-1944 г. вышло 24 издания на немецком и английском языках.



Оригинальная обложка первого издания книги: Fürst Nikolai Orloff «Bismarck und Katharina Orloff. Ein Idyll in der hohen Politik». München. C.H. Beck. 1936.

Однако даже этот удачный издательский опыт не решал проблему. И тогда Н.В. Орлов решил обратился за содействием к уже известному нам, по описанию поездки Н.А. Соколова в США, корреспонденту парижской газеты «Le Figaro», американскому журналисту Нортону Фуллертону. Тот и помог князю устроиться колумнистом в парижскую ежедневную газету «Lе Jour» (директор и владелец Leon Bailby).
Аншлюс Австрии в марте 1938 г. заставил Николая Владимiровича оставить Париж и выехать в Берлин. Сразу же после Мюнхенской конференции, состоявшейся в конце сентября, он, по его словам, приступил к работе переводчиком с английского периодики и текстов, касающихся научных приборов и оптических инструментов, а вскоре получил высокооплачиваемую работу на Германском радио, вещавшем на английском из Кёльна и Гамбурга. В 1939 г. последовало предложение поступить на службу в Русскую секцию Министерства пропаганды Третьего Рейха.
И тут он неожиданно решил круто изменить свою жизнь…



Николай Владимiрович и Надежда Петровна Орловы с дочерьми Ириной и Ксенией на ступенях своего замка Buisson-Luzas. 1924 г.

Брак Орловых продлился 23 года. В начале 1940 года они развелись.
Надежда Петровна осталась с дочерьми Ириной и Ксенией во Франции, по словам Николая Владимiровича, в Фонтебло, то есть в имении Бельфонтен.
Пережив отца на два года, 17 августа 1963 г. в коммуне Энно́рдр (департамент Шер) скончалась младшая дочь Ксения. С 1943 г. она была замужем за Paul-Marcel de Montaignac de Pessotte-Bressolles (род в 1909), проживающим ныне в США; а с 1951 г. – за бароном Жаном Альбертом d`Almont (1909–2003).
Четверть века спустя, прожив долгую жизнь, 21 апреля 1988 г., в возрасте 90 лет, почила Надежда Петровна, похороненная на кладбище Самуа. Все последние ее годы прошли в Шантийи – городе в сорока километрах к северу от Парижа, знаменитого своим одноименным замком, в котором проживали Принцы Конде, в том числе и родившийся здесь Герцог Энгиенский, вероломно убитый по приказу Наполеона, а также Принц Орлеанский, пятый сын последнего Короля Франции Луи-Филиппа.
На следующий год 16 сентября в Вильсере (департамент Сена-и-Марна) в 70 километрах к юго-востоку от Парижа, скончалась и старшая дочь Ирина.
Ее первое замужество (27 апреля 1940 г.) совпало с разводом родителей. В Риме она вышла замуж за барона Херберта фон Вальштеттена / Waldstätten (1913–1977), с которым развелась в 1946-м, а 8 января 1960 г. вступив в новый брак с Энтони Адама Зилистра / Zylstra (1902–1982).
Что же касается князя Н.В. Орлова, то, по словам Джона Стюрата, «с 1940 года он начал новую жизнь, уехав в Соединенные Штаты с новой женой-американкой».
Несколько по-иному пишет об обстоятельствах этого брака в очерке «Княжеская линия Орловых» заведующий сектором новых поступлений Государственного Эрмитажа В.М. Файбисович: «…В марте 1940 года брак Николая Владимировича и Надежды Петровны был расторгнут. В том же году князь Н.В.Орлов пересек океан и поселился в Нью-Йорке. Там он вступил в свой второй брак: Николай Владимiрович женился на Марине Маршалл, рожденной Чак. Орловы жили в доме 27 на 62-й улице в Ист-Энд, неподалеку от музея “Метрополитен”» («Наше Наследие». № 95. 2010).

http://nasledie-rus.ru/podshivka/9501.php
Правда на международном генеалогическом сайте Geni, сведения на котором формируются при участии потомков и родственников того или иного лица, указывается иная фамилия американской супруги князя: Мэри (Марина) Ширк / Mary (Marina) Shirk.
https://www.geni.com/people/Mary-Marina-кн-Орлов/6000000044290169096
Наконец из документа, составленного самим Н.В. Орловым в 1944 г. (его мы предполагаем опубликовать позднее), а также из ставших доступными американских архивных материалов, узнаем достоверное имя его жены: Mary R. Shuck (1905–1969), уроженка города Шенандоа (Пенсильвания), гражданка Америки («American born citizen»).
https://www.cia.gov/library/readingroom/docs/DOC_0005605479.pdf
http://thenewfoundphotography.blogspot.com/2009/12/who-was-marina-marshal.html



Мэри Шак. 1938 г.

В Германии она оказалась в сентябре 1936 г., поступив в Академию музыки в Мюнхене. Там она познакомилась с режиссером Жаком Федером, снявшим ее в 1937 г. в двух своих фильмах.
После краткого выезда в 1938 г. в Америку на похороны своего отца Мэри вернулась в Германию, переехав летом того же года в Берлин и поступив там в английскую театральную труппу Эдварда Мелотта, ставившую пьесы исключительно на английском языке.



Сцена одного из спектаклей с участием Мэри Шак. 1938 г.

Субсидируемая Британским правительством, труппа гастролировала в Германии с целью пропаганды новейших английских пьес. Миссис Шак, взявшая сценический псевдоним «Марина Маршалл» (отсюда и путаница с ее именем), была одной из ведущих актрис.
Ее знакомство с Н.В. Орловым произошло во время репетиций пьесы Бернарда Шоу «Миллионерша». В труппе не хватало одного из актеров. Князь же, хотя до этого и не участвовал ни разу в театральных постановках, хорошо владел английским языком. Согласившись попробовать себя на сцене, там он и познакомился с Мэри Шак, сразу же влюбившись в нее.



Мэри Шак и князь Н.В. Орлов (справа) в пьесе Бернарда Шоу «Миллионерша». Берлин. 1939 г.

Роман развивался бурно (если, конечно, это действительно был роман). Во всяком случае, описание всего последующего напоминает некое «шпионское действо».
Имея в своем распоряжении лишь нансеновский паспорт, Н.В. Орлов осенью 1939 г. выезжает в Вену, входившую тогда в состав Германии, и уже оттуда пытается получить визы для въезда в Югославию и Болгарию. Визу в Югославию ему удалось получить через бывшее там Русское посольство и Регента Принца Павла. А вот в Болгарию его не пустил Царь Борис, по словам Орлова, «как разведенного кузена его супруги». Хотя это было и не так: развестись еще только предстояло.
В Белград беглецы прибыли в ноябре. Бракоразводные дела завершились лишь 16 февраля 1940 г. Уладив все формальности, они обвенчались в русской Троицкой церкви в Белграде, получив свидетельство о браке в американской консульской службе. А вскоре на большом трансатлантическом лайнере «Экскалибур» они отбыли в Америку.



«Экскалибур». Снимок 1930-х годов.

В Нью-Йорк корабль пришел 25 марта 1940 г. При въезде в США имевший на руках нансеновский паспорт князь должен был доказать свою имущественную состоятельность. Таковы были правила.
«Среди ценностей, перечисленных им для проверки американскими таможенными властями, – сообщает Джон Стюарт, – была “коллекция исторических документов, стоившая, по мнению Арманда Хаммера, 3500 $”».
Но почему, чтобы получить полагающуюся справку о имущественном цензе для въезда в страну, князь решил обратиться именно к этому лицу?
Речь, напомним, идет о красном миллионере Арманде Хаммере (1898–1990), лично знакомом с Лениным, а впоследствии и другими лидерами СССР (вплоть до Горбачева), на протяжении всей своей жизни бывшем главным посредником между Западом и СССР.



Арманд Хаммер и его кремлевские покровители.

Незадолго до смерти, осенью 1990-го, в одной из бесед он это обозначил так: «За семьдесят один год моих отношений с Кремлем…»
В связи с этим обстоятельством существуют разные возможности объяснения этого обращения к нему князя Н.В. Орлова. Например, такое, что Хаммер имел в каких-то официальных американских структурах статус своего рода эксперта. Или: Орлов от кого-то получил рекомендацию обратиться именно к этому человеку, чтобы удостоверить свое материальное положение и иметь право въехать в страну.
Первое, впрочем, маловероятно. Американским спецслужбам давно было известно подлинное лицо Хаммера.
О том, каким оно представлялось им, узнаем из изданной в 1996 г. в США книги «Dossier: The Secret Life of Armand Hammer» (в русском переводе «Арманд Хаммер. Тайное досье») американского журналиста и политолога (профессора Гарвардского и Калифорнийского университетов и Массачусетского технологического института, доктора философии) Эдварда Джея Эпштейна / Epstein (род. 1935).




Но прежде несколько слов о семье, из которой происходил Хаммер.

В сокращении. В полном варианте у автора на  https://sergey-v-fomin.livejournal.com/279258.html




[...]
Попов Юрий Аркадьевич .... ??.. ЗТС
Tags: МТФ, Романовы
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments