Михаил legarhan (legarhan) wrote,
Михаил legarhan
legarhan

Categories:

Ветеран ЦРУ: «Умные люди понимают, что империя движется к закату» (II)

Окончание. Начало.
При этом я считаю, что Америку от других стран изначально отличала именно наша Конституция, к которой я отношусь, как к священному документу. И не только потому, что я давал клятву соблюдать и защищать ее от всех врагов – внешних и внутренних, – но и потому, что считаю ее гениальным документом, который вдохновлял не только нас самих, но и многие другие страны.


Я узнал, что Джордж Мейсон, который на пару с Джеймсом Мэдисоном написал бóльшую часть Конституции (и жил в паре километров от моего нынешнего дома на севере штата Вирджиния), перед самым завершением работы пришел к Мэдисону и сказал: «Джим, я не могу подписать этот документ, будь он неладен». А Мэдисон говорит: «Как же так, Джордж? Ты же ее в основном и писал». А Мейсон отвечает: «Я не могу ее подписать, потому что там нет Билля о правах. Такой Конституцией будут злоупотреблять. Она будет ничем не лучше других конституций. Поэтому я не могу ее подписать. Извини, Джим». Тогда Мэдисон говорит: «В таком случае не поднимай шумиху по этому поводу, хорошо? Если будешь молчать, я обещаю направить гонцов вверх и вниз по Восточному побережью. Мы добьемся ратификации Билля о правах. Но если ты выступишь против этой Конституции, то ничего не получится».

Мейсон внял его совету, Мэдисон сдержал слово, и мы получили Билль о правах.

Я думаю, что у людей, которые учились в школе, есть хотя бы зачаточное представление о том, что Конституция важна, что на то есть важные причины и что Билль о правах также важен. Я не хочу верить в то, что сказанное Ассанжем – это правда, а поэтому когнитивный диссонанс у меня сохранится, чтобы в оставшиеся мне годы я мог бороться, доказывая, что он ошибся.

В какой мере американская политика и Белый дом подконтрольны военной бюрократии и выходцам из спецслужб, укоренившимся во власти и образовавшим этакое «государство в государстве»? Стивен Кинзер в своей книге «Братья», изданной в 2013 году, описывает порядок, сложившийся еще при Эйзенхауэре. Когда Аллен и Джон Даллес хотели чего-то добиться, они готовили небольшой доклад и ехали в Белый дом. Там этот доклад рассматривали в неформальной обстановке, характерной для его тогдашних обитателей. Полагаю, Эйзенхауэр просто прочитывал его за столом и говорил: «Вы считаете, что это лучший вариант? Хорошо». Сегодня такая сцена кажется старомодной, но она демонстрирует, как складывалось наше «государство в государстве».

Думаю, так и есть. Вспомните, когда Эйзенхауэру сказали, что необходимо свергнуть Кастро. Причем сделать это предполагалось, вооружив и экипировав разношерстную ватагу кубинцев, которых потом предполагалось высадить в Заливе свиней. Но Эйзенхауэр был человек военный, он понимал, что из этого ничего не выйдет. И тут в Белый дом приходит молодой Джон Кеннеди, который говорит: «Я не хочу показаться мягкотелым в отношении коммунистов, так что, если вы считаете, что у вас получится, – так и быть. Но только, во имя всего святого, даже не рассчитывайте, что я задействую в вашей затее американские войска. Вам понятно, Аллен Даллес? Повторите, чтобы я видел, что вы поняли».

А ведь они прекрасно понимали, что самостоятельно свергнуть Кастро им не удастся. После смерти Аллена Даллеса у него на столе нашли записи, все в пятнах от кофе. Там говорилось: «Когда мы доберемся до берега, президент Соединенных Штатов ни в коем случае не сможет отказать нам в помощи и не задействовать войска».

Что ж, мы с тех пор далеко продвинулись. Мне кажется, что концепция «государства внутри государства» описывает неформальные взаимоотношения внутри прежней системы и в прежние времена, которые канули в Лету. Сейчас степень сращивания разных элементов системы власти уже вызывает серьезные опасения. И президент, не вписывающийся в этот контекст, скажем так, «реформатор», ничего не может в ней добиться.

Джон Кеннеди столкнулся с аналогичными проблемами – и отправил Даллеса в отставку. А этого делать было нельзя. Таких, как Даллес, не увольняют. Кеннеди выбрал новый курс. Он начал диалог с Хрущевым, он через посредников поддерживал отношения с Кастро. Но что еще хуже, он издал два указа, согласно которым предполагалось к концу 1963 года вывести из Вьетнама 1 тысячу американских военнослужащих, а бóльшую часть оставшихся – к 1965 году. Кеннеди собирался сдать Юго-Восточную Азию коммунистам, а там непонятно, что начнется: теория домино, Индонезия, боже правый… Поэтому «государство в государстве» его и убило.

Вы читали книгу Дэвида Тэлбота (книга Тэлбота, первого редактора издания Salon, «Шахматная доска дьявола» вышла незадолго до этого интервью)?

Да, и я также читал более раннюю книгу, написанную Джеймсом Дугласом. На мой взгляд, она самая убедительная. Она называется «Джон Ф. Кеннеди и неописуемое». Такие вещи крайне важно знать, потому что, когда Обама пришел к власти, несмотря на то что прошло много лет, ему пришлось иметь дело со все той же военной силой – только еще и выросшей – и с аппаратом безопасности, который после 11 сентября разросся как на дрожжах. После 11 сентября бюджет ЦРУ увеличился в три раза.

Но об этом предпочитают помалкивать, ведь так?

О да! Обама имеет дело со многими конгрессменами, которые вкладывают большие деньги в АНБ, ЦРУ и так далее. У них есть власть, влияние, лобби. Это плодородная почва, на которой процветает военно-промышленно-законодательный комплекс.

Знаете, что меня особенно поразило в том, что стало происходить после 11 сентября? Вы, наверно, помните, когда выделили финансирование на непроверенную, неопробованную систему ПРО – на проект, который был заторможен в сенатском комитете по делам вооруженных сил сенатором-демократом Карлом Левиным. То есть до этого мы и не собирались выбрасывать на это деньги. И тут случилось 11 сентября. И первое, что я подумал: «Да, сейчас неуместно пытаться найти в случившемся какие-то положительные стороны, но уж по крайней мере это-то должно положить конец попыткам выделить ассигнования на систему ПРО, потому что она явно проблему не решает?» А что вышло? Спустя всего несколько недель Левин снимает свои возражения против выделения дополнительных десятков миллионов долларов на систему оборонной инициативы («Звездные войны»), хотя практически все инженеры и ученые согласны в том, что ее в любой момент можно уничтожить – легко, причем за гораздо меньшие деньги.

Ассигнования были выделены.

Тогда я сказал себе: «Да, Макговерн (смеется), может, ты и плохо знаешь, как устроена жизнь, но что ты знаешь наверняка, так это то, что будешь вечно удивляться способности наживающихся на войнах людей получать ассигнования при всей их очевидной бессмысленности, как, например, бессмысленно разворачивать ПРО вокруг России в ответ на иранскую угрозу. И что теперь? Иранская угроза исчезла... «Ну да, но ведь есть еще Северная Корея!» Ну вы и сами знаете, конфликтов на планете предостаточно – стоит только посмотреть на карту.

И вот русские смотрят на это и говорят: «Так, и что тут вообще происходит?» Что интересно, и об этом умалчивают – Путин 17 апреля 2014 года в ходе трехчасовой горячей линии для общения с населением России (это ежегодное мероприятие) сказал: «Мы начали предпринимать шаги в отношении Крыма главным образом из-за угрозы, исходящей от системы ПРО». Он также добавил: «Да, нам не хотелось, чтобы Украина вступала в НАТО, но главной стратегической угрозой была система противоракетной обороны», в отношении которой к тому времени Бобби Гейтс (бывший министр обороны Роберт Гейтс) решил – чем он и хвастается в своей вышедшей в 2014 году книге «Долг», – что чехи слишком колеблются в вопросе размещения ПРО и им нельзя доверять. Ну и что же делать? А давайте установим систему ПРО на кораблях и разместим их в Прибалтике и на Черном море.

Это не шутки, это очень серьезные вещи, но они все равно начали эту идею реализовывать. Почему? Да потому что дело здесь не только в военно-промышленно-законодательном комплексе, но и вот в этом феномене «государство в государстве» (Deep State), которое обладает такой властью, что может сказать президенту: «Понимаешь, это надо сделать! Русские – опасны, русские – враги!» Я не претендую на то, что понимаю все; но из того, что я видел и читал, мне ясно, что у Обамы есть реальные страхи по этому поводу.

Реальные страхи? Что это значит?

Может, вы помните, как (на конференции RT) я упомянул о сообщении от одного очень надежного информатора, который сказал мне, что его информатор присутствовал на небольшом совещании у Обамы, на котором тот общался со своими богатыми сторонниками. И в его адрес там звучало много критики, суть которой сводилась к следующему: «От Вас ожидалось, что Вы будете прогрессивным лидером. Мы поставили Вас сюда и дали много денег. Так почему же Вы не действуете как прогрессивный лидер?» И в конце концов Обама встал и ответил: «Вам, конечно, легко вот так критиковать меня, но, может, вы забыли, что случилось с Мартином Лютером Кингом?»

Я бы этого никому и не рассказывал, если бы не испытывал глубочайшее уважение к первоисточнику этой информации. Но я легко могу поверить, что именно так все и было. Часто можно услышать: «Если у него такие опасения, не надо было становиться президентом». Но это легко сказать. На такие должности человека продвигают силой, даже если он просто боится за своих детей и за Мишель.

Так что я готов принять этот фактор в качестве объяснения той нерешительности, которая часто чувствуется в действиях Обамы. Другие говорят: «Рэй, ради бога, да он же на 100 процентов вместе с ними. (Смеется.) Пора бы тебе уже распрощаться с идеями восьмилетней давности, когда ты думал, что он не безнадежен!»

Вот как раз в отношении Обамы любопытно то, что совершенно невозможно однозначно сказать, входит он в эту клику «государства в государстве» или нет.

Это верно, но знаете что, Патрик? Это неважно. В конечном счете это не имеет значения. Об этом можно много думать и спорить, но в итоге он является тем, кем является, а больше ничего и неважно.


* «Исламское государство» – террористическая организация, деятельность которой в России запрещена.
Подробнее на https://khazin.ru/articles/165-intervju/54957-veteran-tsru-umnye-ljudi-ponimajut-chto-imperija-dvizhetsja-k-zakatu
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments