Михаил legarhan (legarhan) wrote,
Михаил legarhan
legarhan

Category:

Как Руст Горбачёву «подсобил»

у vladimir_krm в Как Руст Горбачёву «подсобил»
Источник: "Столетие"

30 лет назад на Красной площади неожиданно приземлился немецкий пилот-любитель

13 мая 1987 года восемнадцатилетний Матиас Руст вылетел из аэропорта города Ютерзен на «Сессне-172», арендованной в местном аэроклубе. Самолёт был модифицирован: вместо второго ряда сидений установлены дополнительные топливные баки. Дальнейший маршрут пилота: Шетландские острова, на следующий день - Фарерские острова. 15 мая Руст совершил перелёт в Исландию, где посетил Хёвди - место встречи Рейгана и Горбачева в октябре 1986 года. Это момент существенный, и мы ещё к нему вернёмся. Спустя годы Матиас напишет: «Я почувствовал, что вошёл в контакт с духом этого места. Меня заполнили эмоции и разочарование от провала саммита, от того, что я не смог здесь оказаться прошлой осенью. Это мотивировало меня продолжить своё дело». И он продолжил...

22 мая Руст вылетел в Норвегию, 25 мая - в Финляндию. Утром 28 мая он заправил «Сессну», проверил погоду и подал диспетчерской службе заявку на полёт в Стокгольм. Выйдя из зоны управления аэропорта, Матиас выключил связь, резко сменил курс и эшелон своего полёта. Вдоль береговой линии Балтийского моря добрался до воздушной трассы, соединяющей Хельсинки и Москву. Около 14 часов Руст перешёл свой Рубикон, исчезнув с экранов радиолокационных станций. Диспетчеры запустили поисково-спасательную операцию. В 40 км от берега Финского залива спасатели обнаружили масляное пятно и решили: самолёт потерпел крушение. А он между тем на предельно малой высоте под оживлённой воздушной трассой пересёк советскую границу возле города Кохтла-Ярве. И взял курс на Москву. (Позже ему предъявят счёт за ложную спасательную тревогу на сумму более ста тысяч долларов).

Дежурные радиотехнические подразделения ПВО обнаружили его в 14.10. Три зенитных ракетных дивизиона привели в боевую готовность. Наблюдали «цель 8255», но команды на уничтожение не получали.

В воздух поднимались дежурные звенья МиГ-21, МиГ-23 с трёх аэродромов. В районе города Гдов «спортивный самолёт типа Як-12 белого цвета с тёмной полосой вдоль фюзеляжа» лётчики обнаружили визуально. Сделав несколько пролётов над ним и не получив чёткой команды по воздействию, они вернулись на базу. Впоследствии маршал Д.Т. Язов утверждал, что войска ПВО вели «Сессну» до Москвы, но не пресекали полёт, потому что после инцидента с южно-корейским лайнером получили распоряжение гражданские самолеты не сбивать.

Когда военные, наконец, поняли, что наблюдают нарушителя, он уже входил в зону Московского округа ПВО. Доложили на Центральный командный пункт ПВО. Оперативный дежурный ЦКП генерал-майор С.И. Мельников и исполняющий обязанности начальника Главного штаба ПВО генерал-лейтенант Е.Л. Тимохин понадеялись, что в Московском округе с ним разберутся сами и, не имея характеристик нарушителя, не стали докладывать Главнокомандующему ПВО маршалу А.И. Колдунову. Который,- в этом не может быть никаких сомнений и к чему мы тоже ещё вернёмся,- конечно же, приказал бы цель сбить. Но на КП Московского округа не придали значения «простому нарушителю режима полётов».

Примечание Владимира Зыкова. На самом деле, разгильдяями тут оказались не только, а может и не столько генералы Мельников и Тимохин, а едва ли не вся цепочка полковников, находящихся на боевом дежурстве. Читаем подробности из другого источника (разбил на абзацы и выделил жирным я):

Этот документ был составлен почти сразу после нарушения государственной границы 28 мая 1987 года. Сухие строки краткого донесения могут поведать иногда куда больше, чем самое эмоциональное повествование, хотя некоторые имеющиеся здесь детали незначительно отличаются от приведенных ранее фактов.

В 14.29 28.5.87 года дежурная РЛС П-15 922-й орлр (Локса) 4-й ртбр (Таллин) 14-й д ПВО (Таллин) обнаружила воздушную цель на высоте 600 метров в территориальных водах СССР, идущую курсом на береговую черту. Цель следовала по международной трассе в направлении коридора № 1, информация о цели была выдана на КП ртб (Тапа), 4-й ртбр и РИЦ 14-й д ПВО. Фактически информация о цели была отображена на экранах АРМ дежурного сокращенного боевого расчета КП 14-й д ПВО с 14.31.

Оперативный дежурный КП ртбр майор Я. И. Криницкий цель нарушителем государственной границы СССР не объявил и продолжал уточнение характеристик и принадлежности вплоть до выхода ее из зон видимости РЛС бригады.

Заместитель ОД КП 14-й д ПВО по РИЦ майор Черных действовал безответственно. Имея реальную обстановку и зная, что цель идет со стороны Финского залива к береговой черте, он определил ее и присвоил ей номер только с 14.37.

Оперативный дежурный КП дивизии подполковник И. В. Карпец не потребовал четких докладов, уточнения типа и характера цели, нарушив тем самым требования о немедленной выдаче цели на оповещение, докладе на вышестоящий КП и принятии решения на подъем дежурных экипажей для опознавания цели. На КП 6-й отдельной армии ПВО по его команде цель была выдана только в 14.45, таким образом по вине КП 14-й д ПВО было потеряно 16 минут времени, а главное – исчезла острота восприятия воздушной обстановки КП армии, исходя из того, что цель шла со стороны Финского залива и вошла в границы СССР.

Более того, ОД КП 656-го иап (Тапа) лейтенант А. В. Филатов, имея данные о цели с 14.31, в 14.33 привел в готовность № 1 дежурные истребители, неоднократно запрашивал разрешение на подъем самолетов, однако подполковник И. В. Карпец подъем их разрешил только в 14.47.

Такие ничем не объяснимые, кроме как полной безответственностью, граничащей с преступлением, действия оперативного дежурного КП дивизии привели к тому, что было потеряно время, цель фактически уже проходила зону сплошного дежурного радиолокационного поля на малых высотах и зоны поражения дежурных зрдн.

Прибывшему на КП в 14.53 командиру 14-й дивизии ПВО было доложено, что истребитель поднят для уточнения типа цели в районе коридора № 1 трассы Хельсинки – Москва. О том, что цель обнаружена над Финским заливом вблизи госграницы в 14.29, командиру дивизии доложено не было.

ОД КП 6-й ОА ПВО полковник Воронков, получив информацию о цели, в 14.46 привел в готовность № 1 дежурные силы 54-го К ПВО и разрешил подъем истребителей 656-го иап в воздух. В 14.51 на КП 6-й ОА ПВО прибыл командующий армией, который в дальнейшем руководил действиями дежурных сил.

Поднятый в воздух дежурный экипаж МиГ-23 (старший лейтенант Пучнин) в 14.51 был выведен в зону, в которой находился до 15.00, так как начальник смены РЦ ЕС УВД Ленинградской зоны полковник Тимошин дал разрешение на вход истребителей в зону ответственности ВВС ЛенВО только в 15.00 на высоте 2100 метров (разрешение с КП 14-й д ПВО было запрошено в 14.48) и только в 15.23 уже при управлении с ПН 54-го К ПВО (Керстово) летчик был подведен к цели для ее опознавания. Наведение в район цели осуществлялось первоначально на высоте 2000 метров, цель при этом следовала на высоте 600 метров. Фактически истребитель шел в условиях 10-балльной облачности (нижняя кромка – 500–600 м, верхняя – 2500–2900 м). Не обнаружив цель при первом заходе, при повторном наведении в 15.28 на высоте 600 метров летчик визуально ниже себя на 30–50 метров обнаружил цель и передал на ПН ее характеристику: «Легкомоторный самолет белого цвета типа Як-12».

Никакой конкретной задачи, кроме опознавания, летчику не давалось, несмотря на наличие по маршруту полета достаточного количества аэродромов, пригодных для посадки истребителя, по остатку топлива он был возвращен на аэродром вылета Тапа.

Дальнейшие действия КП 6-й ОА ПВО и 54-го К ПВО были безграмотными. О типе цели доложили на КП 6 ОА ПВО, однако никакого решения КП по тому докладу не приняли. Было дано разрешение на увод истребителя от цели, хотя остаток топлива обеспечивал еще один заход для более полного опознавания цели, а самое главное – определения ее госпринадлежности. Сигнал «Ковер» объявлен не был.

В 15.31 поднят второй истребитель с аэродрома Тапа. Повторился прежний порядок наведения. Только в 15.40 от центра ЕС УВД было получено разрешение на вход истребителя в зону ответственности ВВС ЛенВО. В 15.58 на высоте 1500 метров летчик был выведен в район цели. Бортовой прицел не включался, визуально летчик цель не обнаружил.

Отсутствие четкого взаимодействия с центром ЕС УВД, безграмотные действия КП 6-й ОА ПВО по наведению истребителей, неумение четко и грамотно поставить задачу экипажам, а также центру ЕС УВД об освобождении воздушного пространства для выполнения боевой задачи истребителями привели к неоправданной потере времени и в конечном счете к невыполнению боевой задачи. Радиотехнические войска армии не выполнили своей задачи по устойчивой проводке цели, хотя сил и средств было достаточно, а возможности их обеспечивали ее проводку.

Дальнейшие подъемы истребителей в 15.54 и 16.25 с аэродрома Лодейное Поле были осуществлены по ложной цели – метеообразованиям и были бесполезны, так как цель в это время находилась в другом районе. В 16.30 командующий 6-й ОА ПВО лично информировал ОД КП МО ПВО об обстановке. По этой информации в 16.32 были включены РЛС 2266-го ртб (Старая Русса), переведены в готовность № 1 дежурные экипажи на аэродромах Андреаполь и Хотилово. Подъем двух истребителей МО ПВО к обнаружению цели не привел, так как их вывод осуществлялся в район ложной цели – предположительно метеообразований.

В 16.16 самолет-нарушитель был обнаружен дежурной РЛС 1074-й орлр (Ямник) 3-й ртбр (Ржев) 2-го К ПВО (Ржев) и данные по нему до 16.47 выдавались автоматизированно на КП ртб. Непосредственно на КП 2-го К ПВО на аппаратуре «Протон-2» имелись данные проводки самолета-нарушителя с 16.18 до 16.28, однако из-за низкой подготовленности расчетов эта информация не использовалась.

С 17.36 до 17.45 находившийся на КП заместитель командующего МО ПВО генерал-лейтенант Ю. Т. Бражников поставил задачу на приведение в готовность № 1 дежурных сил ЗРВ 2-го К ПВО и на поиск цели РПЦ ЗРК С-200. Самолет-нарушитель обнаружен не был, так как к этому времени прошел границу ответственности 2-го К ПВО. Задачи 1-й А ПВО ОН не ставились.

...Могли ли главкому доложить о цели 8255 как о нарушителе государственной границы? В том-то и дело, что могли. Как выяснилось значительно позже, пограничники одной из застав на побережье Эстонии однозначно визуально классифицировали самолет Матиаса Руста при пересечении им береговой черты как нарушителя государственной границы. Более того, они обстреляли его из стрелкового оружия.

Руст между тем в 18.30 подлетел к Москве. Легко нашёл Красную площадь. Сделав несколько кругов, засёк цикл работы светофора на Большом Москворецком мосту. Снизившись над улицей Большая Ордынка, едва не задевая крыши автомобилей, Матиас сел на мост и накатом доехал до Собора Василия Блаженного. Затем вылез, уставший, из самолёта и стал раздавать автографы. Примерно через час его арестовали. И началась вселенская истерика с охотою на ведьм.

Тут мне обязательно следует остановиться на личном моменте, связанном с этим исторически-одиозным событием. Дело в том, что сразу после окончания Львовского политучилища меня зачислили корреспондентом газеты «На страже» Бакинского округа ПВО. Пять лет, работая в отделе авиации, я освещал нелёгкую службу воинов ПВО. Летал на всех типах самолётов, регулярно бывал на полигонных стрельбах, много раз заступал с боевыми расчётами на охрану южных рубежей родины. Во всех одиннадцати авиационных полках округа меня всяк знал. Потом была учёба в академии, работа в «Красной звезде», в ТАСС. А под занавес офицерской службы меня назначили главным редактором журнала «Вестник противовоздушной обороны». То есть, читателю должно быть понятно, почему приземление Руста на Красной площади я поначалу воспринял почти как личное оскорбление.

В стране тогда берут власть белобилетники, люди, не нюхавшие пороха: Горбачёв, Ельцин, Гайдар, Чубайс, etc. Они изо дня в день, вольно (или невольно) наносят страшные удары по боеспособности вооруженных сил страны.

Ни дня не послужившие в армии, они не знали, и знать не могли её, как говорится, на клеточном уровне. Армия даже мешала им в их меркантильных планах.

Тот же случай с Рустом их испугал, как страшит суеверного человека привидение. Им страшно стало. Меж тем неточная оценка Войск ПВО, пущенная сверху, аукнулась в низах общественного сознания, и создался миф, фантом, даже отдаленно не соответствующий реальному состоянию дел.

Примечание Владимира Зыкова. Я академиев, как автор, не кончал, всего лишь ХАИ, но тоже служил в авиации ПВО, и вовсе не журналистом. И от безответственности практически всего офицерского состава, извините, лысина дыбом встаёт. Ну да, перечисленные гайдары с горбачевыми редиски, но ведь не о них речь.

Специалисты наши и зарубежные прекрасно знают: да, случай досадный, курьезный, но он не стоит и сотой доли шума, им вызванного. Ибо, как здоровому человеку невозможно повторить похождений лунатика, так невозможно впредь повторить маршруты, наподобие рустовских.

Примечание Владимира Зыкова. А больше и не надо! :) Разве одного случая мало? В следующий раз придумают что-то другое, и имея даже прекрасных лётчиков и отличные самолёты, при начальстве, которое клювами (мягко выражаясь) щёлкает, возможно самое плохое.

Хотя шкодливые молодые люди, жаждущие геростратовой славы, нарушали и, вполне возможно, будут ещё нарушать границу. Исключить это невозможно даже теоретически. Так называемая неприкосновенность советских границ - сухопутных и воздушных - самый дорогостоящий, после ядерного щита - блеф советской власти. Всегда через нашу границу ходили нарушители и летали самолёты. Разве что до Красной площади не дотягивали.

Примечание Владимира Зыкова. Ага. "Разве что". Мелочь какая...

Исключить в принципе подобные нарушения невозможно даже теоретически, а главное, нет в том необходимости. Решая буквально поставленную задачу, нам пришлось бы расположить по громадному периметру своих кордонов (60 тысяч километров!) все летательные средства, включая даже макеты, по которым обучались досаафовцы. Но и тогда Север страны остался бы оголенным…

Примечание Владимира Зыкова. Хватит врать-то. Имеющихся средств было предостаточно, чтобы принудить к посадке этот пепелац. Он бы безусловно этому подчинился, но ведь даже не попытались. А если бы и не подчинился сдуру, то и сбивать необязательно. Достаточно пролететь рядом - сам упадёт...

Второй раз Игорь Михайлович читал мою главку книги про Войска ПВО уже с плохо скрываемым удовольствием. Лишь под конец заметил: «Знаешь, чего тебе тут не хватает? Беседы с Главным маршалом авиации Колдуновым» - «Да я пробовал – бесполезно. Обиженный и униженный генсеком Горбачёвым, он и с нашим братом, газетчиком, не хочет общаться» - «Ничего, я замолвлю за тебя словечко».

На следующий день позвонил помощник бывшего главкома и сообщил, что маршал ждёт меня с заранее подготовленными вопросами. Почти сутки я колдовал над ними. Расчёт мой состоял в том, что если Колдунов даже фрагментарно, даже односложно ответит на каждый из них, то полнота картины в итоге всё равно сложится. Кстати, один из десятков вопросов звучал так: «Если бы вам всё-таки доложили о том, что неопознанная цель подлетает к столице, вы бы отдали команду сбить её?».

Александр Иванович, видимо, для себя уже всё решил, потому что даже не уточнил, где я намереваюсь опубликовать интервью с ним. Внимательно прочитав все вопросы, поинтересовался, каким временем располагает. Неограниченным – ответил я. «Ну что ж, - сказал, - когда я с ними управлюсь – дам вам знать. А вот эти материалы можете взять себе на память». И вручил мне фронтовую листовку победного 1945 года, ему посвященную и четыре личных фронтовых фотографии. (До сих пор их храню). Когда уже расставались, заметил, словно подтверждая какие-то собственные размышления: «Конечно бы, я отдал приказ сбить цель. Разве могло быть иначе?». Спустя пару месяцев Колдунова не стало. То была настоящая трагедия великого лётчика и не менее великого военачальника. Он скончался, не дожив и до семидесяти, хотя обладал отменным здоровьем. Не пережил позора и предательства со стороны генсека-главнокомандующего. То, чего не добились прославленные асы люфтваффе, легко сделал Горбачёв: стрельнул маршала влет.

Потому что на самом деле вред, причиненный Рустом войскам ПВО, был сравним с укусом слона комаром.

Впоследствии я писал об этом неоднократно и в своём журнале, и во многих других изданиях. Но книга о войсках ПВО так в свет и не вышла. В решающей степени из-за моего раздела, где были жёстко расставлены всё точки над «i» в отношении нашумевшего полёта Руста.

Зато спустя несколько лет уже после знаменитого ГКЧП появилась книга В. Легостаева «Как Горбачёв прорвался во власть». Валерий Михайлович был членом ЦК КПСС, первым помощником Е.К. Лигачёва. В его работе подробно раскрывается операция по большой чистке в армии под кодовым названием «Руст». В здании на Старой площади Легостаев сидел в кабинете по соседству с небезызвестным «прорабом перестройки» А.Н. Яковлевым: «Обстоятельства появления Руста в Москве были и до сих пор остаются загадочными. К примеру, уже тогда стало известно, что при подлете юного провокатора к столице на командный пункт Московского округа ПВО поступило указание о внеплановом отключении АСУ РЛС для проведения профилактических работ. Что, разумеется, снизило качество обрабатываемой службами ПВО оперативной информации. Как свидетельствовали поступавшие в те дни и недели в ЦК документы, таких подозрительных «мелочей» по маршруту неуловимой «Сессны-172» набиралось больше чем достаточно для серьезных размышлений и выводов. Постоянно подзуживаемый своим ближайшим окружением, в котором Яковлев уже играл важную роль, Горбачев искал повод для расправы над оппозиционным, как он полагал, руководством Вооруженных сил СССР. Его-то и доставил ему в урочный час на хвосте своего спортивного самолетика Матиас Руст.

В результате, как заявил на заседании Политбюро сам Горбачев, были отданы под суд 150 генералов и офицеров СА.

По данным американских спецов, внимательно следившим за ситуацией, «под Руста» было смещено не только руководство войск ПВО во главе с маршалом авиации Колдуновым, но и другие ведущие военачальники страны.

А именно, министр обороны маршал Соколов со всеми своими заместителями, начальник Генерального штаба и два его первых заместителя, главнокомандующий и начальник штаба ОВС Варшавского Договора, все командующие группами войск (в Германии, Польше, Чехословакии и Венгрии), все командующие флотами и все командующие округами. В ряде округов командующие заменялись неоднократно. Волна горбачевской чистки достигла уровня командования дивизиями, а то и еще ниже.

Особое внимание обращалось на устранение наиболее квалифицированных и независимых военачальников. Типичный пример - легендарный маршал авиации Александр Иванович Колдунов - дважды Герой Советского Союза; в Отечественную войну командир эскадрильи; с 1970 г. командующий ПВО Московского округа, а с 1978 г. главнокомандующий ПВО страны. В результате проведенной операции руководство Советской армии было фактически обезглавлено. Как-то пополудни в первых числах июня в моем кабинете, по обычаю неожиданно, возник Яковлев. К тому времени он уже успел стать членом Политбюро, близким генсеку. Широкое, грубо прочерченное лицо А.Н. светилось торжествующей улыбкой. Он пребывал в откровенно приподнятом, почти праздничном расположении духа. Прямо с порога, победно выставив перед собой ладони, выпалил: «Во! Все руки в крови! По локти!». Из последовавших затем возбужденных пояснений выяснилось, что мой гость возвращается с очередного заседания Политбюро, на котором проводились кадровые разборки в связи с делом Руста. Было принято решение о смещении со своих постов ряда высших советских военачальников. Итоги этого заседания и привели Яковлева в столь восторженное победоносное состояние. Его руки были «в крови» поверженных супостатов».

Мне остаётся лишь добавить, что автор этих записок погиб за рубежом при невыясненных обстоятельствах.

А подытоживая подлинные итоги вселенского публичного спектакля под названием «Дело Руста», замечу, что если бы «нахальный аэрокурёнок» не появился, как чёрт из табакерки, самостоятельно, то окружение Горбачёва в лице тех же яковлевых, шеварднадзе, бакатиных и прочих «гробовщиков социализма» обязательно бы его придумали. Им нужен был «железный повод», чтобы разгромить самых последовательных защитников того социализма. Не зря же Горбачёв с удовлетворением сказал своему ближайшему помощнику Черняеву: «Теперь умолкнут кликуши насчет того, что военные в оппозиции к Горбачёву, что они вот-вот его скинут, что он на них все время только и оглядывается».

«Нет никаких сомнений в том, что полёт Руста был тщательно спланированной провокацией западных спецслужб. И, что самое важное, - проведена она с согласия и с ведома отдельных лиц из тогдашнего руководства Советского Союза», - считал генерал армии, главком ВВС РФ П. Дейнекин.

«Это была блестящая операция, разработанная западными спецслужбами. Спустя 20 лет становится очевидным, что спецслужбы, и это ни для кого уже не является секретом, смогли привлечь к осуществлению грандиозного проекта лиц из ближайшего окружения Михаила Горбачева, причём со стопроцентной точностью просчитали реакцию Генерального секретаря ЦК КПСС. А цель была одна - обезглавить Вооружённые силы СССР, значительно ослабить позиции Советского Союза на международной арене» (И. Морозов, бывший полковник КГБ СССР).

«На мой взгляд, это была хорошо продуманная акция спецслужб» (генерал-полковник авиации Н. Москвителев).

«Акция была вовсе не безобидной, а спланированной, чтобы опорочить нашу армию. Был снят главком Александр Иванович Колдунов - удивительный человек, дважды Герой Советского Союза. Кроме того, у нас командарма сняли - его судьбы я не знаю и даже имени уже не помню. В ПВО тогда очень много народа «помели», а оперативного дежурного даже засудили. Убрали отличного министра обороны Сергея Леонидовича Соколова и поставили вместо него Дмитрия Язова (генерал-полковник, командующий зенитно-ракетными войсками ПВО СССР Р. Акчурин).

В 2003 году газета «Красная звезда» писала, что Сергей Мельников, дежурный генерал на центральном пункте ПВО 28 мая 1987 года, ссылался на бывшего председателя КГБ Владимира Крючкова, который якобы признался, что готовил эту операцию по указанию Горбачёва. В 2011 году признание генерала ПВО Сергея Мельникова об участии Крючкова в разработке плана пролета Руста было показано в авторской телепрограмме Андрея Караулова «Момент истины».

Примечание Владимира Зыкова. Возможно, так оно и было. Но. Если бы все военные (ну или хотя бы не все, а хоть кто-то из них), выделенные жирным в цитате выше, выполняли свои обязанности, все эти планы накрылись бы медным тазом, и Руста посадили бы на ближайшем аэродроме.

Хорошо «оттянулись» на теме Руста некоторые певцы, поэты и другие деятели культуры. Больше всех отличился Евгений Евтушенко: «Нахальный аэрокурёнок чуть Кремль не сшиб - всё оттого, что был прошляплен он спросонок коалами из ПВО». Пели о нём несколько групп. И даже Александр Градский отметился: «И вписался Руст искусно в ложе площади прокрустово. Да что нам Русты и „прокрусты“, и прохвосты всех мастей!».

Самого «пособника Горбачёва» после возвращения в Германию лишили лицензии пилота.

Проходя затем альтернативную службу в больнице, он ударил ножом медсестру за отказ пойти с ним на свидание. Был приговорён к 4 годам лишения свободы, но освобождён спустя 15 месяцев. Торговал обувью. В 1994 году Руст снова побывал в России. 3 недели пытался встретиться с Горбачёвым. Безуспешно. Хотя, бывшему генсеку стоило бы возблагодарить своего благодетеля. Долгое время Руст жил на Тринидаде. Обратился в индуизм и женился на индийской девушке, дочери богатого торговца. Вернулся с женой в Германию, а в 2001 году предстал перед судом по обвинению в краже свитера из универмага. Зарабатывал на жизнь игрой в покер, преподаванием йоги. К 25-летию своего полёта написал мемуары, которые заканчиваются словами: «Сейчас я смотрю на произошедшее совершенно по-другому. Я точно не стал бы повторять это и назвал бы свои тогдашние планы нереализуемыми. Это был безответственный поступок».

Но главный «перестройщик» так не полагает. Ибо свои-то планы он реализовал полностью.

Михаил Захарчук

Tags: Руст
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments