Михаил legarhan (legarhan) wrote,
Михаил legarhan
legarhan

Categories:

Умер детский писатель Анатолий Алексин

у tverdyi_znak в Умер детский писатель Анатолий Алексин


В доме престарелых в Люксембурге 1 мая умер детский писатель Анатолий Алексин, по произведениям которого сверяла часы детская литература Советского Союза...
Анатолий Алексин был известным детским писателем в СССР, его добрые и светлые книги радовали многие поколения детей, но мало кто знал, что отец писателя был репрессирован в 1937 году, а бабушка убита во время оккупации.
«С добром надо спешить, а то оно может остаться без адресата» (А. Алексин)




Анатолий Георгиевич Алексин (настоящая фамилия Гоберман)родился 3 августа 1924 года в Москве. Его отец, участник Гражданской войны, выпускник и преподаватель Экономического института красной профессуры при ЦИК СССР Георгий Платонович Гоберман, был репрессирован в 1937 году и приговорён к расстрелу (освобождён после пересмотра дела в 1939 году). Мать, Мария Михайловна Гоберман, была актрисой; после ареста мужа была уволена с работы.

Будучи подростком, дебютировал стихами в газете «Пионерская правда», где продолжал печататься в предвоенные годы. Позже публиковался также в газете «Комсомольская правда». В начале Великой Отечественной войны 17-летний Анатолий вместе со своей матерью, работавшей в Москве на строительстве здания Дворца Советов, был эвакуирован на Урал в Каменск-Уральский. Проживая в коммунальной квартире в посёлке Красная Горка, Анатолий работал ответственным редактором газеты «Крепость обороны» на развивающемся Уральском алюминиевом заводе.
В 1950 году окончил Московский институт востоковедения.

В 1950 году издал первый сборник повестей «Тридцать один день». В качестве литературного псевдонима взял сценический псевдоним матери.
С 1958 года — член КПСС.
В 1970—1989 — секретарь Союза писателей РСФСР.
Государственную премию СССР он получил в 1978 году за повести «Действующие лица и исполнители», «Позавчера и послезавтра», «Третий в пятом ряду», «Безумная Евдокия», на которых выросло не одно поколение советских детей.
Любители кино также помнят фильм «Поздний ребенок» 1970 года с Василием Меркурьевым. Он был снят по повести Анатолия Алексина и по его сценарию. Также Алексин являлся сценаристом фильмов «Ура! У нас каникулы!» (1972), «Расписание на завтра» (1976), «Очень страшная история» (1986).
Член редколлегии журнала «Юность».
В 1993 году эмигрировал в Израиль.
С 2011 года жил в Люксембурге, где Татьяна и Анатолий Алексины воссоединились с дочерью Алёной Зандер.



Жена — Татьяна Евсеевна Алексина (урождённая Фейнберг, 1932—2014), автор книги воспоминаний «Неужели это было?..», внучка писателя Г. Г. Елчанинова (1870—1931). Её отец Евсей Борисович Фейнберг (1905—1938, расстрелян) был начальником стройотдела Московской Белорусско-Балтийской железной дороги (1928—1933) и Московской Казанской железной дороги (1933), затем главным инженером Мостотреста Наркомата путей сообщения СССР. Её мать Мария Георгиевна была из старинного дворянского рода Епальчиных. Работала ответственным секретарём Ассоциации деятелей литературы и искусства для детей Союза советских обществ дружбы.
Приёмная дочь — Алёна Зандер (до замужества Елена Николаевна Сетунская), журналист, искусствовед, вторая жена режиссёра Карена Шахназарова; впоследствии, после ухода от К. Шахназарова и переезда в США в 1989 году — американская телеведущая, прототип героини фильма Шахназарова «Американская дочь», жена голливудского продюсера Марка Зандера. Редактор русско-люксембургского журнала «Альянс».

1 мая 2017 года Анатолий Алексин скончался в Люксембурге, на 93-м году жизни



Анатолий Алексин был ласковым и мягким человеком. Говорил осторожно, людей старался не обижать, но и не посвящать особо в свои дела.
Интервью давал под диктовку, вплоть до запятых, повторяя цитаты из собственных книг. "Ах, вы у меня спросили это? А я как раз об этом написал в таком-то произведении". Обладая прекрасной памятью, старался отвечать на одинаковые вопросы одинаково. И даже через шестьдесят лет мог процитировать слово в слово свой ответ, данный им, еще молодым человеком, еще начинающим писателем.
Он не делал подлостей, но коллеги относились к нему настороженно.
Кто-то завидовал положению: Алексин стал большим чиновником от литературы. "Секретарь союза писателей, кабинет, зарплата, по 16 книг в год".
Кто-то обижался на то, что он мало помогал молодым писателям.
"Печатают одного Алексина, а им одним не исчерпывается детская литература", - негодовал Эдуард Успенский.

Вишенкой на тортике общественного отношения стала эмиграция. Отъездом Алексина возмущались. Как мог писатель, воспитывавший всех, кто рос в шестидесятые-семидесятые, вдруг, не предупредив (даже близкие друзья считали, что Алексин едет в Кисловодск) - эмигрировать в Израиль? Разве это не предательство?



Сын врага народа, приученный выживать, молчать, скрываться и таить, Алексин не доверял взрослым.
В годы войны его бабушку Соню убили в немецком лагере. "Бабушка не была похожа на еврейку и немцы в ней ее и не признали. Но выдали свои же. Выдал дворник дома, где жила бабушка", - вспоминал писатель.
Этот дворник был отцом двух детей, с которыми бабушка до войны занималась уроками и читала книжки. У себя в Одессе она скучала по московским внукам, которые были далеко, и всю любовь и внимание отдавала чужим детям.
Взрослые предали, а дети нет.
Они ушли от отца-предателя и никогда больше не поддерживали с ним отношения. До самой смерти двое детей ходили на могилу бабушки Сони.

Алексин, как и его бабушка, верил, что плоды просвещения не бывают напрасными. Он доверял детям и даже мерилом порядочности для него оставалась схожесть взрослого человека с ребенком: "Детство живет только в хороших людях. Вы замечали, иной раз смотришь на плохого человека и удивляешься, как такой гад ребенком-то мог быть?" - недоумевал Алексин в одном из более или менее откровенных интервью, данных уже в эмиграции.

Анатолий Георгиевич считал, что дети понимают больше, что взрослые могут быть не правы, но дети - в состоянии исправить эти ошибки. Это было новым и совсем неожиданным для советской литературы.
- Помню, каким событием для меня стала повесть "Третий в пятом ряду", - вспоминает писатель Лола Звонарева. - Я плакала и переживала то же, то и герои повести. Мои родители разводились. И Алексин так точно передал чувства ребенка, что я помню это до их пор.

Будучи еще совсем молодым, Алексин нащупал для себя семейную тему: "Я понял, человечество состоит из семей. Остроактуальные проблемы быстро становятся непонятными. Вечное - то, что связано с мамами, папами, бабушками, дедушками"...
- Это было прорывом для своего времени, - отмечает Звонарева. - В идеальной советской семье и в школе не должно было быть разводов, предательств. Алексин заговорил об этом первым, "Чучело" Железникова было много позже. Правда, чтобы быть пионером, нужно было быть Алексиным. В Советском Союзе то, что разрешалось одному писателю - не разрешалось другому. Так, скажем, Дине Рубиной не разрешили писать о наркотиках, а тому же Айтматову дали добро...
Многие писатели считали Алексина везунчиком. Высокий пост, своя передача на ТВ, машины, дачи. Но близкие знали о его трагедии. Алексин любил литературу, любил своих читателей, но больше всего любил одну женщину. Татьяну, свою жену, соединиться с которой смог будучи немолодым человеком. Он пережил ее ненадолго.

Был период, когда Алексина совсем не переиздавали, когда о нем, казалось, совсем забыли. Но по прошествии многих лет выяснилось: дети, в которых он верил - не предали.
Каждый год в школах России и за рубежом проходит конкурс чтецов "Живая классика". Ученики всех классов соревнуются за право считаться лучшим чтецом прозы современных авторов. По условиям конкурса, исполнять можно произведения, не включенные в школьную программу.
- Удивительно, что из года в год количество участников, читающих произведения Анатолия Алексина - все больше, - говорит организатор конкурса Марина Смирнова. - Школьники сами ищут произведения, которые хотят исполнять, и все чаще их выбор - в пользу произведений Алексина. "Домашнее сочинение", "Очень страшная история", отрывок из "Мой брат играет на кларнете.

Учителя говорят, что в этом году произведения Алексина звучали особенно часто, писатель вошел в пятерку самых популярных авторов. Словно дети чувствовали что-то. В конце мая во время финального конкурса в Артеке соберутся лучшие чтецы со всего мира. Прошел в финал и рассказ Алексина. Выбирая произведение для участия в конкурсе, участница из Финляндии Анна Бочкова еще не знала, что будет читать его в память о любимом писателе.
(отсюда)



«Почему мы порою откладываем именно то, что касается самых близких, самых любимых? А потом рвем на себе волосы… Всю жизнь я, честное слово, старался откликаться на просьбы, помогать, «протягивать руку». Но все же случалось: туда, куда необходимо было устремиться немедленно, в первую очередь, не устремлялся. Суета, суета…

«С добром надо спешить, а то оно может остаться без адресата», – говорит один из моих персонажей. Он прав.
Запоздалые покаяния. Примите их все, перед кем виноват! К кому опоздал… Примите и простите, если можете. <...>

«А сколько предстоит принести покаяний, чтобы совесть была и вовсе чиста? Трудно ответить… Для этого надо припомнить все свои прегрешения. Возможно ли это? Но я постараюсь… Думаю, уже пора».
(Анатолий Алексин. «Перелистывая годы»).


Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments