Михаил legarhan (legarhan) wrote,
Михаил legarhan
legarhan

В этот день… 18 марта – начался отсчёт семидесяти двух дней Парижской коммуны 1871 года

у shatff в В этот день… 18 марта – 2
О том, как начиналась «Парижская Коммуна»
18 марта 1871 года начался отсчёт семидесяти двух дней Парижской коммуны. Любопытно, что  много позже, в 1920-м, вождь мирового пролетариата В. И. Ленин на заседании Коминтерна напомнит коллегам о предстоящем полувековом юбилее – но речь зайдёт отнюдь не о программе праздничных мероприятий!.. Согласно источникам, Ильич прямо скажет: «К этому времени, товарищи, Франция станет советской республикой!» Вот и гадай теперь – он что, просто аплодисменты сорвать хотел?.. Ну, ладно…

…Классики марксизма однозначно определяли Парижскую коммуну как «первую пролетарскую революцию и первое правительство рабочего класса»… на самом деле, это было не совсем так – но ситуация во Франции и впрямь сложилась вполне революционная. В августе предшествующего года Бисмарку удалось спровоцировать Наполеона III на войну – и менее чем через месяц пруссаки пленят французского императора, обезглавив тем самым государство… Буквально на следующий день в Париже произойдут  волнения – Наполеона объявят низложенным, Францию – республикой, а депутаты организуют «временное правительство народной обороны»… 

…Надо сказать, с обороной не заладится – французская армия терпела одно поражение за другим. С республикой тоже вышло неладно – в каких-то городах парижских депутатов поддержат, в каких-то – не очень; везде царил хаос; столица митингует… а тем временем её обложили войска кайзера.  (Примечательно, что ровно за два месяца до Коммуны – и в королевском Версале! – Бисмарк объявит об объединении Германии и создании Второго рейха!..)


…Первого марта пруссаки войдут в Париж – правда, всего на пару дней; они удалятся, как только французское Национальное собрание ратифицирует катастрофический мирный договор… Между тем, в городе продолжают кипеть страсти!..

...Существенную роль в событиях играла парижская национальная гвардия – невзирая на кратковременность войны, в неё успели навербовать триста тысяч человек. Причём, все они получали пайку от казны (таким образом, это было своего рода социальным мероприятием) – более того, немцы потребовали разоружить гарнизон – но не  гвардейцев; правда, чтобы  не дразнить победителей, артиллерию уберут с глаз долой. Значительная часть окажется на высотах Монмартра – именно здесь вскоре всё и начнётся!..

…Французы выберут новое Национальное собрание: вошли, преимущественно, столичные радикальные демократы; отчасти – социалисты; консервативная провинция пришлёт монархистов – а во главе окажется Луи Адольф Тьер, будущий президент. (В советскую историографию он войдёт исключительно как «кровавый карлик»). Произнеся примирительную речь, Тьер займётся наведением порядка…

   

  …Разумеется, многочисленная и вооружённая Национальная гвардия представляла для нового правительства серьёзную опасность… В первую очередь, Тьер лишает её жалованья – за исключением тех, для кого оно было единственным источником дохода… Около сотни тысяч гвардейцев действительно разойдутся по домам – но остались-то те, кому терять было нечего!.. Они немедленно формируют так называемую «республиканскую федерацию национальной гвардии».  (Скажем прямо, с самоорганизацией дела пойдут из рук вон плохо – а ещё хуже коммунары проявят себя впоследствии в военном отношении…)

Тем временем «карлик Тьер» наносит очередной удар – во время войны в Париже были заморожены платежи по векселям и квартплате – теперь выходит декрет, требующий погасить задолженность в двухдневный срок…

…Остаётся не вполне ясным, насколько это было сознательной провокацией (представьте, что кому-нибудь из нас сначала разрешат полгода не платить за квартиру – а потом предъявят счёт задним числом) – но население отреагирует вяло… возможно – просто не поверит.

…И вот, в довершение всего, рано утром восемнадцатого марта солдаты нового правительства (впоследствии их будут звать «версальцами» – а коммунаров, кстати, – «федералистами»)так вот – по приказу Тьера войска выдвигаются на Монмартр – забирать у Национальной гвардии собранные там пушки…

…С обеих сторон был продемонстрирован, как сказали бы сейчас, «верх непрофессионализма»: вроде бы, спрятанную от пруссаков артиллерию почти никто не охранял – но и правительственные войска явятся с голыми руками… Сообразив, что катить уже фактически захваченные пушки несподручно, пошлют за лошадьми… тем временем, к месту происшествия сбегутся национальные гвардейцы – и, после непродолжительных переговоров, начнётся всеобщее братание!.. (Правда, с некоторыми исключениями – командовавший войсками генерал Леконт прикажет открыть огонь по мятежникам – и будет поставлен к стенке собственными солдатами… вместе со случайно попавшимся под горячую руку бывшим командующим национальной гвардии генералом Клеман-Тома…)

…Дальше – больше: воодушевлённые своим успехом федералисты и сочувствующие захватывают ратушу, банк… в общем, всё подряд – Центральный комитет национальной гвардии объявляет о приходе к власти Коммуны… Как вы думаете, каковы были первые решения?.. Разумеется, об отсрочке платежей по квартплате и векселям… (Любопытно, что, взяв банк, восставшие так и не поймут, что буквально сидят на трёх миллиардах   франков – деньги так и останутся в подвале!..)


PS: …Тем временем, карлик Тьер поспешит вывести в Версаль чиновников и остатки войск, не успевших примкнуть к коммунарам… Прямо скажем, их оказалось немного – пруссаки, по-прежнему стоявшие в предместьях Парижа, согласятся участвовать только в блокаде – и в течение ближайших месяцев будут с интересом наблюдать за тем, как их извечные враги истребляют друг друга… Впрочем, это – совсем другая история.

Tags: 18 марта
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments