Михаил legarhan (legarhan) wrote,
Михаил legarhan
legarhan

"Пропаганда грусти" Майи Кристалинской

у tverdyi_znak в "Пропаганда грусти" Майи Кристалинской


85 лет назад родилась Майя Кристалинская. Ее называли душевным камертоном страны, она была настоящим всенародным кумиром. Пластинка с записью песни «Мы с тобой два берега…» разошлась тиражом 7 млн экземпляров, песни «Нежность», «А снег идет», «Старый клен» пела вся страна. В 1960-х гг. Майя Кристалинская была одной из самых известных в СССР эстрадных певиц, а в 1970-х гг. ее перестали выпускать в теле- и радиоэфир. Формулировка причин звучит по теперешним меркам абсурдно – «пропаганда грусти»!



Майя Кристалинская родилась 24 февраля 1932 года в Москве, в русско-еврейской семье . Её отец, Владимир Григорьевич Кристалинский (1904—1972), происходил из Мглина Черниговской губернии, окончил реальное училище в Могилёве. Её мать, Валентина Яковлевна Кристалинская (урождённая Пыткина, 1911—1996), происходила из Павлодара. Родители поженились в Саратове и вскоре переехали в Москву, где отец окончил художественно-конструкторский факультет Высших художественно-технических курсов (ВХУТЕМАС) и работал во Всероссийском обществе слепых, был сочинителем игр, головоломок и кроссвордов для детей, которые печатались в газете «Пионерская правда», автором книги «Шутки-минутки» (М.: Детский мир, 1958).

Увлечение музыкой к ней пришло в раннем детстве. В школе она участвовала в самодеятельности, но пение было для нее не более чем хобби – она никогда профессионально не занималась вокалом и не мечтала об эстраде. Во время учёбы в школе занималась в детском хоровом коллективе Народного ансамбля песни и танца Центрального дома детей железнодорожников, которым руководил Семён Осипович Дунаевский, брат Исаака Дунаевского. После окончания школы в 1950 году поступила в Московский авиационный институт. В институте она занималась художественной самодеятельностью. После окончания института уехала по распределению в Новосибирск на завод имени Чкалова. Но, по воспоминаниям подруги и одногруппницы Валентины Котёлкиной, они вскоре вернулись в Москву, и Майя стала работать в КБ А. Яковлева.
По вечерам, после учебы и работы, она продолжала петь – в Центральном доме работников искусств. А вскоре девушка устроилась в Госконцерт и получила право на профессиональные выступления и запись пластинок.



Впервые о Майе Кристалинской широкая публика услышала в 1957 г., когда она выступила вместе с джазовым коллективом «Первые шаги» Ю. Саульского на Международном фестивале молодежи и студентов.
В том же году она вышла замуж за писателя Аркадия Арканова. Брак был недолгим и вскоре распался.
А всесоюзная известность пришла к ней в 1960 г., когда Кристалинская исполнила песню «Мы с тобой два берега…» в фильме «Жажда». Несмотря на то, что эта композиция ежедневно звучала на радио, пластинки с ее записью, выпущенные тиражом в 7 млн экземпляров, мгновенно разлетелись с прилавков магазинов.



В музыкальное дарование Кристалинской не верил, наверное, только ее первый муж – Аркадий Арканов, брак с которым продлился всего 10 месяцев. Он неоднократно повторял жене: «Майя, у тебя нет музыкального образования, ты темна, как деревенский человек. Голос от природы, неплохой слух и способность воздействовать на слушателей – этого мало». Однако Кристалинская его не послушалась и продолжила выступать на сцене.



Когда Майя отработала положенные после учебы 3 года в конструкторском бюро, она ушла оттуда и занялась гастрольной деятельностью. Артистка эстрады выступала с оркестром Лундстрема, затем – с оркестром Эдди Рознера. Они объездили весь Союз. «А снег идет», «Неужели это мне одной», «Текстильный городок», «Я тебя подожду» – эти песни моментально становились шлягерами. По результатам опроса, проведенного среди телезрителей в 1966 г., Майя Кристалинская была признана лучшей эстрадной певицей года. А песня Александры Пахмутовой «Нежность», прозвучавшая в фильме «Три тополя на Плющихе», стала визитной карточкой артистки.
Чермен Касаев (музыкальный редактор ВР и ЦТ), присутствовавший тогда в студии звукозаписи, в документальном фильме «Опустела без тебя земля…» (2005), посвящённом певице, вспоминал, что у Майи Владимировны, при прослушивании уже записанной фонограммы, капали слёзы из глаз: «Вот такие росинки…. утренняя летняя роса…», — так трогала её песня…



Одновременно с популярностью в жизни певицы появились и серьезные проблемы: в 29 лет у нее обнаружили рак лимфоузлов, и после серии облучений она была вынуждена появляться на публике в шейных платках. Ни о чем не подозревающие поклонники считали их неизменным атрибутом ее нового имиджа.



Неприятности обрушились на певицу и в профессиональной сфере: когда Гостелерадио возглавил Сергей Лапин, известный своей антисемитской политикой, многие артисты лишились работы. По отцу Кристалинская была еврейкой, и вскоре ее отстранили от эфиров с абсурдной формулировкой: «За пропаганду грусти»! Лапин говорил, что Кристалинская «не поет, а ноет». В ее песне «В нашем городе дождь» даже усмотрели антисоветчину – упаднические настроения в СССР не приветствовались.



Отныне артистка эстрады могла выступать только в сельских клубах, хотя еще недавно собирала аншлаги в столичных концертных залах. Последние десять лет жизни звезда советской эстрады выступала в сельских клубах, в райцентрах Тульской, Рязанской, Орловской областей. Добиться разрешения на концерты в областных центрах, не говоря уже о Москве, оказалось очень сложно. В 1974 г. певице присвоили звание Заслуженной артистки РСФСР, хотя на самом деле ее обрекли на забвение. К счастью, в это тяжелое время Кристалинская встретила своего второго мужа – архитектора Эдуарда Барклая, с которым прожила около 20 лет в счастливом браке.



В 1970-х гг. Майя Кристалинская нашла себя в новой сфере: она писала культурологические статьи в «Вечернюю Москву», перевела на русский язык «Размышления» Марлен Дитрих. В 1984 г. скончался ее супруг, а в 1985 г., ровно через год после его похорон, ушла из жизни и Майя Кристалинская. Ей было всего 53 года.



Прощались с Майей в ЦДРИ, звучали её песни, выносили под песню «Русь».
Похоронена на Новом Донском кладбище в Москве. Эпитафия на её могиле гласит: «Ты не ушла, ты просто вышла, вернёшься — и опять споёшь».

Известный поэт Роберт Рождественский называл Майю Кристалинскую «Эхом нашей юности»:

Хоронили Майю Кристалинскую
С ней в ЦДРИ прощались.
Ровно в полдень.
Столько
взбудораженной милиции
на ее концертах
я не помню.
И подобное столпотворение
никогда
не настигало Майю.
Перед гробом
в нервном исступлении
колыхалась очередь немая...
В жизни Майя не была особенной,
не была кумиром.
Просто пела.
За столом
и на концертах сольных
пела, как могла.
И как умела.
Невосславленна и неизбалованна,
шла от песни к песне,
как по вехам....
Эхом
нашей юности была она.
Тихим эхом.
Добрым-добрым эхом.
.... Если б публика
с такою жаждой
и с таким волнением истошным
на ее концерт
пришла однажды,
Майях прожила б
гораздо дольше.





(отсюда)


Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments