Михаил legarhan (legarhan) wrote,
Михаил legarhan
legarhan

Categories:

Геоклиматические особенности РФ в свете глобальной экономической конкуренции (окончание)

у skeptimist в Геоклиматические особенности РФ в свете глобальной экономической конкуренции (окончание)

(начало)

Из географов на естественно-природную специфику России в последние годы обратил внимание проф. Н.Н. Родзевич (Москва). Это в основном его статьи “Основные особенности природы России и их влияние на хозяйство и экологические условия страны” (“География в школе”, 1995, №3) и “Эколого-географические последствия разрушения Советского Союза” (там же, 1998, №3).

По мнению Н.Н. Родзевича, сделавшего, кстати, ссылку на Б.С. Хорева, многие черты природы России связаны с ее северным положением. Почти вся страна к северу от 50о северной широты. Кроме России лишь несколько государств располагаются на этих широтах. В Европе к их числу относятся Польша, северная часть Германии, Дания, Бельгия, Великобритания, Ирландия, страны Балтии. Но в отличие от России все они находятся в непосредственной близости от теплого сектора Атлантического океана и его морей. Поэтому их климат намного мягче, чем на Русской равнине. Так, годовая амплитуда температур в Лондоне составляет 15о, в Берлине - 19о, в Варшаве - 22о, в Москве же она достигает 28о Соответственно и условия для хозяйственной деятельности, прежде всего для земледелия, в России намного хуже, чем в других европейских странах.

Из крупнейших по площади государств наиболее близка России по географическому положению Канада. Значительная ее часть также находится к северу от пятидесятой параллели. Но в отличие от России наиболее обжитая часть Канады, почти весь ее зерновой пояс находятся к югу от этой параллели или в непосредственной близости от нее к северу. Иначе говоря, земледелие Канады и большая часть ее населения сосредоточены на территории, аналогичной Украине, которая находится целиком южнее нашей страны.

Более половины территории России (64,3%) располагается к северу от шестидесятой параллели. На такой широте в Европе находятся лишь Финляндия, Исландия, большая часть Швеции и почти вся Норвегия. Но в отличие от России эти страны интенсивно обогреваются теплыми водными и воздушными струями Атлантики и потому имеют относительно мягкий климат. Самая холодная территория на этих широтах - ледовый остров Гренландия. Ландшафтно-климатические условия Аляски и северной части Канады сходны с условиями в северной половине России. Но в нашей стране находится самая большая в северном полушарии территория с экстремальными природными условиями. От всех названных северных стран и территорий (кроме Гренландии) Россия отличается суровостью климата: низкими температурами зимы и ее продолжительностью, меньшим количеством осадков, большими годовыми амплитудами температур. В России находится мировой полюс холода (Оймякон), где температура зимой опускается до -50о, -60оС. Вся северная половина России очень уязвима к антропогенным воздействиям. Нарушенные эко- и геосистемы здесь крайне медленно компенсируют нанесенный ущерб, легко разрушаются. В целом Россия отличается от других стран северного полушария наиболее ранимой природой. За исключением некоторых небольших регионов Предкавказья и Северного Кавказа, вся Россия - холодная северная страна. Однако не только этим определяются географические особенности нашей страны. На таких же широтах существуют другие крупные регионы с достаточно суровыми климатическими условиями: Аляска, Гренландия, п-ов Лабрадор. Но все эти регионы имеют очень небольшое, разреженное население. Иное положение в России. На ее территориях с неблагоприятными труднейшими климатическими условиями проживает огромное количество людей. Такие крупные города и важные промышленные центры нашей страны, как Санкт-Петербург, Архангельск, Петрозаводск, Мурманск, Воркута, Якутск, Норильск, Магадан и другие, находятся вблизи шестидесятой параллели или даже далеко к северу от нее. Лишь на 40% территории нашей страны люди могут строить города и поселки без специальных дорогостоящих мер защиты от неблагоприятного воздействия суровой, малопригодной для обитания природной среды. Большие расходы на отопление, строительство, одежду, питание удорожают жизнь россиян. Особенно пагубно сказывается суровость климата на сельскохозяйственном производстве. В холодной стране необходимо иметь в рационе питания повышенное содержание белков животного происхождения. Но интенсивное животноводство в России затруднено из-за нехватки более ценных кормовых культур - кукурузы и сои: они могут вызревать у нас лишь на ограниченных территориях. Многие жизненно важные сельскохозяйственные культуры на территории России не растут или же их выращивают на очень небольших площадях. После распада Союза наша страна лишилась хлопка, большей части чая, в значительной степени сахара, кукурузы, подсолнечника.

Во внутренних частях огромного материка Евразии континентальные полупустыни и пустыни занимают самое северное положение в мире. Они находятся в непосредственной близости от южных границ России. На севере нашей страны располагаются арктические ледяные пустыни. Таким образом, Россия - единственное государство мира, окаймленное двумя поясами пустынь. Удаленность от Атлантического океана в совокупности с воздействием арктических и южных пустынь усугубляет континентальные черты климата. В результате около 45% всех земледельческих угодий России находятся в условиях недостаточного увлажнения.

От всех других стран мира Россия отличается и огромными размерами территорий с мерзлотными грунтами. На 64% площади нашей страны распространена многолетняя мерзлота. Причем к востоку от Енисея она встречается вплоть до самых южных границ государства.

Присутствие мерзлоты отрицательно сказывается на всех отраслях хозяйства, приводит к усложнению технологий строительных работ, к росту себестоимости продукции. Строительство домов и любых других сооружений на обширных пространствах нашего государства требует применения специальных мер, которые должны предохранять мерзлоту от деградации. В противном случае постройки будут разрушены. На многолетней мерзлоте любое строительство требует сохранения растительного покрова. Многолетняя мерзлота вызывает у людей множество многообразных проблем, которые не возникают в большинстве других стран мира.

Очень серьезным, я бы сказал, антирыночным выступлением является статья доктора биологических наук А.Г. МалыгинаКлимат против рынка” (“Природа и человек”, 1995, №12).

Обратимся прежде всего к фактам из экономической географии, - пишет Малыгин. Наиболее очевидный из них состоит в том, что более плотному заселению пустынных, горных и приполярных областей планеты препятствует затрудненность в этих местах хозяйственной деятельности. Иначе говоря, в этих областях сложно поддерживать самоокупаемую экономику. Очевидным также является и тот факт, что в местах, более плотно заселенных людьми, эффективность экономики в сильной степени зависит от климата, то есть существуют климатические зоны более оптимальные для развития экономики и менее оптимальные.

По сравнению с другими промышленно развитыми странами Россия находится в самой жесткой климатической зоне.

Чтобы убедится в этом, достаточно взглянуть на климатическую карту мира. На 80 процентах территории страны положительная температура удерживается меньше 90 дней в году. Среднеянварская температура в Москве -10 - -11оС. Это на 7-8о ниже, чем в Хельсинки и Стокгольме - столицах самых северных стран Европы. Мягкий климат стран Северной и Западной Европы, как известно, обусловлен близостью Гольфстрима. Поэтому для столиц наиболее развитых стран Западной Европы имеет место следующий градиент среднеянварских температур: Берлин 0о, Париж +3о, Лондон +5о. В главном городе Соединенных Штатов Америки Нью-Йорке среднеянварская температура составляет +10оС. Таким образом, на большей части территории этих стран температура не опускается ниже нуля по Цельсию. В то же время большинство стран Восточной Европы из-за их более континентального положения по показателю среднеянварских температур приближаются к странам Северной Европы (-2о - -4оС).

Из-за жесткого климата расход топлива для обогрева на душу населения в России в несколько раз превышает расход топлива на аналогичные цели в любой из развитых капиталистических стран. Действительно, если большая часть немцев, французов или англичан еще недавно обходились зимой теплым одеялом с грелкой, то в России для целей обогрева всегда сжигали целые поленницы дров. Расходы на одежду и обувь по тем же причинам в России тоже в несколько раз больше. Стены жилых построек в 2-3 раза толще, чтобы сохранить тепло. Дома и дороги требуют более частого ремонта, поскольку многократные замораживания и размораживания воды в трещинах приводят к их быстрому разрушению. Канализацию и водопровод для предохранения от замерзания приходится заглублять на двухметровую глубину в отличие от метровой, которая практикуется в США. На все требуется дополнительные расходы времени, энергии и материалов. Сельское хозяйство неконкурентно из-за короткого лета. Отсюда, для того, чтобы достичь уровня жизни развитых европейских стран, русский человек при условиях одинаковой организации общественной жизни должен работать существенно интенсивнее или продолжительнее.

Подробно изложив вопросы специфики России, биолог Малыгин делает убедительный вывод:

Если же мы хотим в условиях рыночной экономики достичь уровня жизни высокоразвитых стран, то необходимо разработать и внедрить технологии, позволяющие извлечь из недостатков нашей природно-климатической зоны преимущества, полностью компенсирующие эти недостатки. Это трудная, почти фантастическая задача. Но только после ее решения возможна либерализация экономических отношений с внешним миром. Все другие попытки сторонников рыночной экономики достичь процветания в обход принципиальных ограничений, накладываемых экономической географией, по своей безысходности напоминают попытки изобретателей вечного двигателя обойти закон сохранения энергии.

Нельзя также не согласиться с позицией В. Клименко (“Россия: тупик в конце туннеля? - “Общественные науки и современность, 1995, №5), приводящего материал об уровнях энергопотребления в странах мира в зависимости от природных условий. “Чем холоднее климат и чем больше территория страны, пишет Клименко, тем выше уровень удельного потребления энергии, обеспечивающий жителей данной страны приемлемые условия существования”.

Исходя из этого материала, автор статьи “Горькая теоремаА. Паршев” (еженедельник “Дуэль”, 1996, № 19) делает следующий вывод:

Если мы примем потребляемую в странах с почти идеальным климатом (к ним относятся, например, Таиланд, Малайзия, Кипр, Зимбабве, Иордания) энергию за 1, то для достижения приемлемых условий существования в других странах следует это количество умножать на К, причем значение этого К таково:

Мексика – 1,6;

Южная Корея, Япония, западноевропейские страны, Австралия – от 2 до 2,5;

США – около 5;

Россия – около 8;

Хотя для США коэффициент довольно велик, следует иметь в виду, что он рассчитан для всей территории страны, а в основном население и производство в США сконцентрированы на двух побережьях с мягким климатом. Коэффициент нормирования рассчитан для условий жизни, а не для промышленного производства, но принципиальной разницы нет. Даже в относительно безлюдных производствах приходится поддерживать определенный температурный режим. Чего стоит, например, разогреть цистерну химического продукта или разгрузить вагон мерзлого угля.

Вот тут-то и зарыта собака! Всего несколько лет назад сама мысль о том, что производство может быть невыгодным или даже остановлено из-за платы за электроэнергию, просто не укладывалась в голове. Сейчас рынок вот уже действительно все расставил по местам, - пишет А. Паршев.

Наконец, я хочу напомнить о позиции гл. редактора “Дуэли” А. Мухина (“Путешествие из демократии в дерьмократию и обратно”, 1993), на которую я уже ссылался в брошюре “Анти-рынок” (1994), тем самым как бы завершая обзор основной литературы по данному вопросу.

“Жить в России нелегко и по географическим и по климатическим условиям. Короткое, хотя и жаркое лето сменяется длинной и часто холодной зимой. Это требует большого труда на строительство теплых жилищ, но главное – на их обогрев. Огромные расстояния требуют больших затрат энергии на их преодоление…

Жить в нашем государстве значительно труднее, чем в любом другом, значительно дороже. Урожай из-за климата меньше, чем в других странах, а следовательно, пахать, сеять и убирать надо больше и дольше. По сравнению с гражданами других стран, житель России тратил и тратит в несколько раз больше труда на то, чтобы просто выжить”.

В конце 1999 года вышла в свет книга А. Паршева “Почему Россия не Америка”, но данный обзор готовился для конференции в РГО в июне 1999 года: по ее материалам вышел сборник “Естественно-историческая специфика России и русские геополитические концепции” (СПб, РГО, 1999, под ред. С.Б. Лаврова, Б.С. Хорева, М.Н. Межевича). В этих двух публикациях подводятся определенные итоги.

Исходя из сказанного, по сути в естественно-исторических условиях России ныне возможны всего три основные модели экономического развития (Б.С. Хорев, Антирынок, М., 1994)

Первая, ныне осуществляемая. Она возможна только в том смысле, что уже навязана обществу (именно навязана, поскольку не вытекает из естественных причин). Это сочетание рынка с полной внешней открытостью миру, которой так гордятся наши реформаторы (а последние указы Ельцина ее еще больше усилили). При рыночных факторах развития страна будет разорена Западом, а так называемую “селективную поддержку” получат лишь те производства, кои выгодны ему, либо так или иначе его обслуживают. Коренное население будет вымирать, для добычи сырья и топлива будут ввозиться иностранные рабочие. Отдельные местности, особенно две наши столицы, будут относительно “процветать” в качестве колониальных форпостов типа Бомбея или Калькутты в Индии. Большая часть страны будет деградировать и дичать.

Вторая модель: рыночные отношения внедряются при практически захлопнутых дверях. Терпит фиаско все словоблудие относительно вхождения в мировую цивилизацию. Мы отгораживаемся и от Запада и от Востока. При этом варианте – рынок тоже разовьет невиданные факторы удорожания, и народу станет так же трудно жить, как и при первом варианте, но не будет уже изобилия импортных товаров, а, значит, и пресловутого “товарно-рыночного рая”.

И, наконец, третья модель – модель нормального экономического развития, с ориентацией на внутренний рынок, на постоянное повышение уровня жизни, на сдерживание роста цен по всей цепочке, и, значит, на планово-слаженную экономику. В этом случае мы выходим и на внешний рынок, становимся конкурентоспособными на нем. Более того, при отказе от гонки вооружений, не мы будем опасаться конкуренции Запада, а он – конкуренции наших товаров. Гонка вооружений была нужна Западу еще и потому, что он боялся этой конкуренции. Наши высокотехнологичные производства в этом случае завоевывают иностранные рынки. Мы вовсе не отгораживаемся от мирового рынка, и в обмен на нашу продукцию ввозим и разные импортные штучки (но более высокого качества, чем сейчас).

Еще одно условие третьей модели, естественной для нашей страны.

Не так давно автор побывал на одном из крупнейших московских предприятий (точнее это НИИ и завод, т.е. НПО), производящем высококлассные, автоматизированные системы управления – для космоса, для оборонки, для гражданских нужд. Видел аппаратуру стоимостью в десятки миллиардов рублей неработающую, ржавеющую. Видел остановившиеся полупустые цеха. Слушал жалобные и сердитые речи.

Именно такие НПО определяют экономическое лицо страны, - не банки и не склянки, а высокотехнологичные производства, индустрия ХХI века. А развиваться они смогут, основываясь на общенародной собственности, если не централизованное, то центральном планировании и едином народнохозяйственном комплексе. И даже финансово-промышленные группы здесь не помогут, только лишь могут оттянуть их конец (в условиях первой модели).

4. Некоторые прикладные аспекты

В свете вышесказанного относительно более ясен вопрос о систематическом повышении цен на энергоносители и железнодорожных тарифов и необходимости их снижения, все время поднимаемый в печати, особенно в оппозиционной. А воз и ныне там. Наиболее остро и широко этот вопрос ставится главной администрации Краснодарского края Н.И. Кондратенко. Поучителен в этом смысле подготовленный им в соавторстве с председателем Законодательного собрания В.А. Бекетовым обширный материал под названием “Ножки Буша вне закона” (“Советская Россия”, 1999 г., 27 апреля). О чем пишут краснодарцы, оформив свой материал в качестве запроса в Конституционный суд?

Три научно-практические конференции ученых и производственников, проведенные в Краснодарском крае в 1997-1998 гг., посвященные прогнозированию конкурентоспособности нашей продукции в различных отраслях народного хозяйства, обнаружили, что заниматься производством любого товара при нынешнем экономическом механизме нецелесообразно, потому что она убыточна (неконкурентоспособна), в лучшем случае – на грани убыточности. И это в самой благодатной агроклиматической зоне России!

Конференции выделили два основных момента, которые оказали наибольшее негативное воздействие на экономику за годы реформ. Другие факторы менее значимы и такого глобального влияния не имели.

Первое – приватизация, проведенная повсеместно со значительными нарушениями и нанесшая сокрушительный удар по основным фондам производства.

Но и она является не главной причиной экономического падения, ибо в ходе реформ в равной мере разоряются и гибнут предприятия всех форм собственности – государственной, кооперативной, частной.

Второе – систематическое повышение цен на энергоносители. Именно в этом, подчеркивалось на конференциях, и кроется главная причина развала экономики.

Подняв цены на энергоносители, пишет он, реформаторы бросили товаропроизводителей России во всех отраслях в одну рыночную конкурентную среду с товаропроизводителями США и других стран “семерки”, которые на мировом рынке жестко диктуют цены на все. В этом и состоит механизм разрушения отечественной экономики, от которого пострадали все отрасли народного хозяйства страны, предприятия всех форм собственности.

Следует подчеркнуть, что в основе всего этого лежит то, о чем говорилось выше: разрушение советских защитных механизмов при выходе на мировой рынок. Как ни бились рыночники (от Абалкина доГлазьева), пытаясь решить вопросы с энергоносителями, в рыночной системе, да еще открытой загранице, им это не удастся. Никаких дотаций не хватит, чтобы доплачивать производителям за более низкие цены, ибо те тоже в капкане мирового рынка и едва сводят концы с концами. Это относится и к тарифам за железнодорожные грузовые перевозки, тем паче в такой огромной стране, как наша. Пассажирский же транспорт во многих странах дотационен, а тут наши рыночники вообще перестарались, лишив людей общения друг с другом, разорвав миллионы семей.

Все можно привести в норму только в общей системе, вернувшись к общенародной собственности как превалирующей (оставим частнику процентов 5 собственности или товарных потоков, не больше, больше он просто не потянет), единому народнохозяйственному комплексу, центральному планированию, госмонополии внешней торговли.

Вот 4 экономических кита, на которых держался Союз и смогла бы удержаться даже усеченная по сравнению с ним Россия.

Все остальное – иллюзии, которые, увы, охватили не только правящие слои, но и НПСР, и КПРФ.

Очень правильно формулирует вопрос все тот же Кондратенко (полагаю, наши краснодарские эконом-географы участвовали в названной выше разработке) (“Завтра”, 1999, №12):

Семерка развитых капстран создала механизм ограбления мира через политику цен на мировом рынке. Реформаторы встроили Россию в эту политику и тем самым пустили нашу экономику в распыл. Что значат для нас мировые цены на энергоносители? По расчетам теплотехников, в России на поддержание микроклимата в жилом здании требуется энергии в 8 раз больше, чем в США. Затраты на обработку земли, на горючее, семена у нас и в Америке почти одинаковые, но у них благодаря более благоприятным климатическим условиям урожай намного выше. Так как же при одинаковой цене на энергоносители мы сможем конкурировать с американскими товаропроизводителями?

Отказаться от нынешнего экономического курса, угодного мировому сообществу, и ввести новый курс, нужный народам России, нельзя без скандала с сильными мира сего. Любое правительство, которые решится на корректировку курса, неизбежно встретит огромное сопротивление как извне, так и изнутри, и чтобы устоять перед напором мировых финансовых центров и их пятой колонны в России правительство национальных интересов должно иметь солидную опору в стране. Создать такую опору можно только через объединение всех патриотических сил”.

Литература

1. Бекетов В.А., Кондратенко Н.И. “Ножки Буша” вне закона // “Сов. Россия”, 1999, 27 апреля.

2. Естественно-историческая специфика России и русские геополитические концепции. Под. Ред. Лаврова С.Б., Хорева Б.С., Межевича М.Н. СПб, 1999.

3. “Завтра”, 1999, №12

4. Клименко В. России: тупик в конце туннеля? – “общественные наука и современность”, 1995, №1.

5. Малыгин А.Г. Климат против рынка // Природа и человек, 1995, №12

6. Милов Л.В. Природно-климатический фактор и особенности российского исторического процесса // Вопросы истории, 1992, №3.

5. Милов Л.В. Великорусский пахарь и особенности российского исторического процесса. М., 1998.

6. Мухин А. Путешествие из демократии в дерьмократию и обратно. М., 1993

7. Паршев А. “Почему Россия не Америка”. М., 1999.

8. Паршев А. Горькая теорема. “Дуэль”, 1996, №19.

9. Родзевич Н.Н. Основные особенности природы России и их влияние на хозяйство и экологические условия страны // География в школе, 1995, №3

10. Родзевич Н.Н. Эколого-географические последствия разрушений Советского Союза. // География в школе, 1995, №3

11. Хорев Б.С. Антирынок. М., 1994.

12. Хорев Б.С. И все ушло в песок Нечерноземья // Сельская новь, 1990, №10.

13. Хорев Б.С. Очерки геоглобалистики и геополитики. М., 1997.

14. Хорев Б.С. Экономико-географическая специфика России и перход к рынку. Изв. РГО, 1994, вып.3.

Вот такие соображения
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments