Михаил legarhan (legarhan) wrote,
Михаил legarhan
legarhan

О Путине и устойчивости его правления

у katmoor в О Путине и устойчивости его правления
у rsa_4ever в О Путине и устойчивости его правления
Как и у всякой власти, у стабильности власти путинской есть несколько источников. Один из них (не факт, что решающий, но важный) -- это легитимность в глазах населения, общая "урегулированность вопроса" с ним. "Легитимность" тут я бы максимально просто определил как восприятие населением власти в качестве своей в силу тех или иных причин, как понимание населением оправданности наличия данного политического режима в стране и данной группы лиц у руля государственного управления. Хотел бы сказать пару банальностей конкретно об этом аспекте, безо всякой претензии на откровения.

Политология широко классифицирует типологию легитимности. Старейшим, а потому как бы хрестоматийным, является вариант, предложенный Максом Вебером: легитимность бывает традиционной, харизматической или легальной (рационально-правовой). Со времён Вебера эту классификацию многократно уточняли и изменяли, расширяя и перетасовывая характеризующие элементы. В принципе, можно выбирать ту классификацию или их сочетание, которые лично вам больше нравится. Я бы сказал, что их общим местом является выделение формальной легитимности -- той самой легальной (и отчасти традиционной, в смысле "неформализованных, но преемственных социальных институтов") по Веберу -- и прочих, основанных на иных принципах, нежели соответствие устоявшимся нормам. Именно этот момент важен в терминах нашего разговора.

Принятие власти в качестве законной является важным элементом стабильности государственного здания. Лица, находящиеся при власти, могут быть сколь угодно непопулярны (как, скажем, Обама под занавес своего президентства), но постольку, поскольку они возглавили страну в результате законных процедур, население, как правило, будет принимать их власть и решения как данность. (Да, в таких условиях возможны и кризисы, и революции, но это скорее аномалия на общеисторическом фоне; в любом случае, мы тут не о крайних ситуациях.)

Начиная с 2012 года, Путин как глава российского государства, в значительной степени, утратил формальную легитимность. (Я тут говорю "в значительной степени", что может звучать, применительно к легитимности, как "немножко беременна", но у меня есть резон: все формальные институты государства приняли путинское избрание на третий срок, а иностранные государства (что также немаловажно с т.з. легитимности), по крайней мере, не выразили своего официального несогласия с этим фактом.) Вроде бы, избравшись на третий срок, Путин и не нарушил основной закон страны прямо, но он, простите за каламбур, нарушил его криво, поправ замысел Конституции РФ по существу. Получается, что с 2012 года государственная система живёт с крупным внутренним изъяном -- подорванной формальной легитимностью.

Мне ситуация видится так, что об этом, на самом деле, весьма немалая часть населения знает и понимает. Она знает, что избираться больше двух сроков как бы не принято, и что Владимир Владимирович Путин (и/или те, кто за ним стоит) обеспечил себе третий срок с помощью политической технологии и (весьма) буквальной трактовки конституционной нормы.

Было бы наивно полагать, что руководство РФ не отдаёт себе в этом отчёта. И сам дух поведения властей, и крупные составляющие их стратегии в диалоге с населением, и значительное число конкретных политических решений свидетельствуют о том, что правящие круги действуют в условиях осознаваемого кризиса формальной легитимности. Проявляется это, прежде всего, в постоянном и последовательном педалировании легитимности других видов, -- (почти) по Веберу, "харизматической" и "рациональной".

Симптомом перехода на рельсы альтернативной легитимности стало, в частности, комплексное изменение официального дискурса по поводу Путина, связанное с выходом за рамки его образа как хорошего/достойного правителя и началом конструирования его имиджа как (сверх)человека, который одновременно и управляет государством, и тушит пожары с самолёта, и ныряет за амфорами, и ведёт перелётных птиц. При этом позиционирование Путина как личности с совершенно исключительными способностями и талантами и, одновременно, практически идеального правителя стремится к обоснованию того, что у него есть высшее право находиться при власти невзирая на формальные ограничения, что достоинства Путина ставят его выше всяких условностей, "крючков" и "бумажек". Доктрина, определяющая ВВП как "национального лидера" -- из этой оперы.

Упомянутый курс на формирование в РФ легитимности харизматического типа стал важнейшим направлением в сфере государственной (и, в частности, информационной) политики, особым предметом забот российского руководства. Один из комментаторов моего блога как-то назвал Путина "королём голимого пиара". Это верное наблюдение -- харизматическая легитимность предполагает ежедневный героический пафос и демонстрацию сверхспособностей первого лица в режиме нон-стоп. (Тут нужно понимать, что Путина ошибочно рисовать эдаким мегаломаниаком, который "лезет в телевизор" по поводу и без повода в ипостаси едва ли не чудотворца, -- скорее всего, для него это просто работа, притом вынужденная в этой части.)

Второй ключевой составляющей политики выстраивания альтернативной легитимности в РФ стала рационализация выбора населения в пользу Путина, т.е. формирование рациональной легитимности последнего. Если говорить примитивно и грубо, власть предложила народу своего рода взятку: "вы закрываете глаза на то, что мы немного вышли за формальные рамки, а мы даём вам жить". Для любого гражданина РФ, заставшего 1990-е, очевидно, что уровень жизни за первую декаду путинского правления, -- в силу талантов ли последнего, или же под воздействием прочих объективных/субъективных факторов -- не важно, -- вырос. В чисто материальном плане, жизнь у немалого числа людей наконец-то стала больше походить на собственно жизнь, а не на борьбу за оную. Это -- огромный козырь "Путина и его команды" в диалоге с населением, наработанный к концу "нулевых". В критический момент, когда население (гипотетически) могло принять или не принять выбор в пользу оставления Путина у власти, ему (населению), так или иначе, был задан вопрос: "Вы хотите, чтобы было совсем-совсем по закону, но с непонятными результатами, или самую малость не совсем, но с понятными -- с сохранением того хорошего, что в вашей жизни появилось за последние 10 лет?" И население не стало "искать от добра добра", сделав рациональный выбор в пользу Путина как гаранта стабильности и (условного) материального благополучия.

У курса на обеспечение легитимности в условиях кризиса её легальной составляющей есть один крупный недостаток.

Формальная легитимность имеет то свойство, что она не нуждается в поддержании постольку, поскольку остаётся в нормативных рамках. Законный абсолютный монарх, даже будучи нелюбимым в народе, при прочих равных условиях, имеет все шансы умереть своей смертью и передать власть наследнику. Малопопулярный законно избранный президент стабильной страны спокойно досидит свой срок на посту, не прилагая ежедневных дополнительных усилий для удержания власти (а уж популярный -- тем более). Условно говоря, легально функционирующей системе не обязательно каждый день доказывать населению, что она ему нужна, как легальному собственнику квартиры или дома не надо каждый день доказывать, что это именно его имущество, -- вот его признанный документ на право собственности, больше ничего не требуется.

Но если формальная легитимность пресекается, если она не столько дополняется, сколько подменяется легитимностью другого типа, эта ситуация меняется. Срок годности "неформальной легитимности" -- момент. День прошёл, и с завтрашнего утра тебе снова нужно доказывать, что ты -- лучший выбор. Это -- сделка "здесь и сейчас", перезаключаемая каждый день сызнова. Она может перезаключаться очень и очень долго, но это не отменяет её принципиальной временности. Харизма работает, покуда целевая аудитория её воспринимает. Система "ты мне -- я тебе" работает покуда "ты мне". Соответственно, любовь и обожание, пусть и подогреваемые толковым пиаром, могут рано или поздно закончиться. "Разонравился", и хоть ты тресни. Кошелёк, из которого платится постоянная "взятка за лояльность", может истощиться. И тогда вся эта система обеспечения легитимности, ежедневно выстраиваемая с чистого листа, может повиснуть в воздухе.

Собственно, в этой плоскости, как мне представляется, кроется одна из больших уязвимостей путинской власти, а вместе с ней и государственного строя РФ. Заметно, что в Кремле это хорошо понимают. Регулярное тиражирование рекордов рейтинга первого лица как раз и является периодической публичной фиксацией властью негласного договора "российской нации" со своим "национальным лидером", тем самым пояснением этой властью своей легитимности.

Пока при власти будет формально находиться Путин, перед ним и его союзниками/партнёрами/спонсорами будет стоять эта проблема. Покуда её купируют в ежедневном режиме с помощью продвижения альтернативных измерений легитимности -- харизматической и рациональной, -- но этот ресурс выглядит исчерпаемым, что в будущем сулит обострение данной проблемы и, соответственно, сужение реальной базы стабильности политического строя.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments