Михаил legarhan (legarhan) wrote,
Михаил legarhan
legarhan

"Как только будет малейшая возможность опять включиться в эту борьбу, я с удовольствием включусь..."

у oleg_tsarev в Олег Царёв. Интервью изданию "Журналистская правда"
"... Несколько слов про Парламент Новороссии. Парламент Новороссии создавался республиками Донецка и Луганска. Одновременно проходил съезд Народного фронта Новороссии. Была такая организация. Были представители от всех регионов. Почему эти два события были увязаны в один день? Потому что Новороссия и Парламент Новороссии предусматривались, как движение вперёд. Я, как руководитель Парламента Новороссии, никогда не вмешивался в жизнь Донецкой и Луганской республик. Более того, я — человек, который занялся поневоле той работой, которой я занимался, а не по велению души. Я не считал себя никогда профессиональным политиком.

Я никогда не пытался в свои руки получить какие-то мощные рычаги власти. Мы создали конфедерацию. Каким образом мы её создали? На этом Народном фронте подписали соглашение между Донецкой и Луганской республиками о создании Союза. Создали Совет Союза Донецкой и Луганской народных республик. В этот Совет вошли шесть человек. Я был одним из людей, делегированных от одной из областей. Потом на этом же совете мне поручили написать Конституцию. Конституцию я написал. Она была проголосована парламентами Донецкой и Луганской республик.

После того как проголосовали Конституцию, следующим голосованием делегировали по 30 депутатов от каждой республики. Парламент заработал. Поскольку я депутат 4-х созывов Верховного Совета я построил парламентскую работу, поверьте мне, правильно. У нас была повестка дня, мы приняли регламент, прописали все комитеты. К сожалению, наш Парламент проработал всего лишь несколько месяцев. Были подписаны Минские соглашения.

Я участвовал в первой встрече Минских соглашений. Можно соглашаться с планом Минска, можно не соглашаться. Но поверьте мне, хотя я человек не военный, лучше иметь план, и всем двигаться по одному плану, чем каждый будет двигаться по-своему. Есть план, и мы — Парламент Новороссии — по этому плану свою деятельность заморозили. Потому что создание Новорссии, естественно, противоречило минскому процессу. Многие депутаты Парламента работают и сейчас. Работают в приёмных. Через Парламент Новороссии проходило достаточно большое количество гуманитарной помощи.

Вы нигде не найдёте обвинений Парламента в каких-то нарушениях, фактов что гуманитарная помощь уходила куда-то другую сторону. Я прописал процедуры таким образом, что у нас фактически ни одно должностное лицо не касалось товарно-материальных ценностей. Они только контролировали проход, осуществляли контроль за тем, чтобы не украли, контроль за тем, чтобы она попала к нужным людям. Всё остальное — работа хозяйственных структур. В конце концов, мы в этом объединились с Донецкой и Луганской республиками, когда они уже сформировали свои структуры.

Парламент никогда не занимался военными вопросами. Хотя среди депутатов Парламента Новороссии — кстати, Александр Захарченко был депутатом Парламента — было достаточно много боевых командиров. Они вышли с инициативой, чтобы сделать награды Новороссии. Я сразу сказал, что Парламент является гражданским органом. Но мы можем помочь вам организоваться. Потому что я считаю, что награды должны выдавать некие военные органы. Но единого командования не было по определённым причинам, которые я не хочу сейчас освещать, вот оно и должно было этим заниматься. Впрочем, до наград мы так и не дошли. Ни наград, ни наградного оружия Парламент не раздавал. У депутатов было своё личное оружие, потому что несколько депутатов погибло, несколько было арестовано. Мы проводили сессии Парламента в Донецке и Луганске, и чтобы проходить через Донецкую областную администрацию, надо было подать списки наших депутатов, чтобы их пропускали. На следующий день, когда мы подали эти списки в охрану, они появились в СБУ. К моим депутатам начали приезжать домой сотрудники СБУ. Тогда ещё границы не было.

Предположим, произошло внутреннее разрушение украинского государства, обрушение фронта…

Олег Царев: Больше того, представлять это нужно себе, представлять и продумывать сценарий, потому что кто бы что сегодня не думал, Украина пройдет через разруху. Она начнёт собираться после того, как ситуация там опустится дальше некуда.

Так вот, готов ли в случае чего Парламент Новороссии развивать свою миссию по собиранию народных республик? Я думаю, что это будет форма народных республик — Харьковская народная республика и т.д.

Олег Царев: Я уверен, что Украина антирусской быть не может. Будет ли она в составе России, будет ли это часть культурного и экономического русского мира, покажет будущее. Войдут ли какие то области в состав России, а другие будут в составе государства, которое будет входить в экономические блоки — непонятно, но будущая территория может существовать только, как пророссийская. По-другому быть не может, иначе будет разруха. И, конечно же, надо будет наводить порядок. Я знаю наших депутатов Парламента Новороссии, это достойные люди. Этот Парламент или будет переучреждён новый Парламент, в любом случае, будет некая структура, которая будет наводить порядок на территории бывшей Украины.

Ну, я же не просто так задаю Вам вопрос, не как математик физику, а как журналист политику…

Олег Царев: Парламент Новороссии с точки зрения сроков избирался на определенный срок. Но есть такой принцип — непрерывности власти. То есть для того чтобы избрать следующий состав, нужно провести выборы. Пока эти выборы не проведены. Даже если они будут проведены, среди депутатов, которые сейчас есть, большинство показало себя с очень хорошей стороны. Прошли через огонь, через обстрелы, через голод, не бросили и остались в республиках, работают до сих пор. Они попадут и будут работать и дальше. Парламент устраивался таким образом, что в него включили представителей Одессы, Харькова, Днепропетровска, то есть с тех территорий, которые перспективно будут входить в Новороссию.

Что касается меня, то я готов в любом качестве работать на общее дело.

Вот прямо с языка сняли, я хотел спросить, а сами Вы готовы взвалить на себя груз? Потому что Вы — харизматик, потому что на Украине миллионы людей, уважающих Вас, помнящих Вас, мы ведём большую переписку с той стороной, по ту линию фронта…

Олег Царев: Я в любой момент, когда понадобится, готов включиться в борьбу. У меня болит сердце за страну, болит сердце за людей, которые там находятся. И мне очень психологически сложно, потому что так сложилось, что я сейчас не могу находиться в Донецкой и Луганской республиках, для того чтобы не мешать действующим властям осуществлять свою деятельность. Я просто своим присутствием в какой-то степени напрягаю и смущаю действующее руководство.

С другой стороны, у меня арестовывают моих товарищей по Украине. Тысячи людей находятся сейчас в тюрьмах. Было время, когда у меня были собственные средства, и мы содержали юридическую помощь, которая помогала людям, арестованным или политэмигрантам с Украины. Мы помогали бойцам Беркута, Косте Долгову помогали. Я не хочу козырять, но мои средства были потрачены на выкуп Губарева, и много было таких случаев. Я уже не помню этих людей, они мне пишут и звонят: «Мы вышли, спасибо Вам!». Работали юристы, в каждой области работали один-два юриста, которые ходили на процессы, которые консультировали. Сейчас у меня таких средств нет. И очень плохо, что в России — очень богатой стране — никто не занимается проблемами защиты прав человека внутри Украины. Эта тема очень выгодная с точки зрения мирового сообщества

Я хочу Вас немного перебить, потому что обязательно я Вас познакомлю с деятельностью двух организаций — «CIS-EMO» и фонд Дюкова, потому что мониторинг идёт постоянно…

Олег Царев: Должны работать адвокаты, должна оказываться помощь семьям задержанных, люди сидят уже по году. Знаете, когда в украинских тюрьмах в таких условиях нужно иногда и передачу принести человеку, и это совершенно небольшие деньги. Это небольшие деньги, но насколько это ценится там, вот эта помощь. Вы не можете себе представить, какой бы это имело общественно-политический резонанс внутри Украины. Потому что многие люди чувствуют себя брошенными. Это очень плохо.

Я к чему это говорю. Во-первых, — что этим надо заниматься. А, во-вторых, — чтобы просто было понятно, насколько сложно психологически находиться здесь. Так получилось, что я был в первых рядах в первое время, а сейчас я вне этой борьбы. Поэтому, как только будет малейшая возможность опять включиться в эту борьбу, я с удовольствием включусь..."

Читать полную версию: http://jpgazeta.ru/oleg-tsaryov-pro-ukrainu-i-perspektivyi-novorossii/
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments