Михаил legarhan (legarhan) wrote,
Михаил legarhan
legarhan

Categories:

Дэвид Уилкок Космическое Раскрытие: Возрастная регрессия и технология путешествий во времени

Вторник, 22 марта 2016 года Д.У.: Что Вы помните? Я имею в виду, очевидно, если Вы проработали там 20 лет, естественно Вы видели себя в зеркале.

К.Г.: Конечно.

Д.У.: Изменилась ли Ваша внешность за 20 лет? Было ли это естественное возрастное старение?

К.Г.: Да (кивает).

Д.У.: То есть, если Вас одурманили лекарствами, и Вы только что вышли из наркоза, когда у Вас появился первый шанс посмотреть, что сделала с Вами эта процедура, и заметить произошедшее изменение?

К.Г.: На следующее утро после возвращения домой вы встаете с постели, все еще страдая от наркозного похмелья, идете в ванную и смотрите на себя в зеркало, вы полностью сбиты с толку.

Д.У.: Каковы были самые заметные изменения в Вашей внешности? Какие отличия Вы заметили? Или же процедура создания “чистой доски” сначала работает настолько хорошо, что Вы подумали, что ничего не произошло?

К.Г.: Сначала я был совершенно сбит с толку. Через несколько недель “чистая доска” начала рассеиваться, и ко мне вернулось множество расстраивающих воспоминаний. Много всего очень неприятного. У меня было много проблем с воспоминаниями, а затем начали возвращаться более организованные и непрерывные воспоминания.

Д.У.: Когда Вы говорите, что, проснувшись, были сбиты с толку, не могли бы Вы описать более подробно, что Вы имеете в виду под смятением. Что именно сбивало с толку?

К.Г.: Я просто не чувствовал… Пребывал в замешательстве. Что-то явно было не так, явно не на месте. Меня тошнило. Было такое ощущение, что что-то произошло. Я не…

Д.У.: В Вашей истории кое-что не увязывается. Вы находитесь в УЛО, просыпаетесь после регрессии… и утверждаете, что люди и само сооружение выглядят по-другому. Возможно, теперь Вы оказались на 20 лет в прошлом?

К.Г.: Конечно.

Д.У.: Хорошо. Вы все еще накачаны лекарствами и с Вами проводят второй допрос. Но Вы ведь не утратили память, не так ли? Вы помните, что происходило раньше, или когда Вы находились под действием лекарств, Вы были полностью дезориентированы?

К.Г.: Я был полностью дезориентирован, но осознавал, где нахожусь. В принципе я мог вспомнить все, но был накачан лекарствами как при хирургической операции.

Д.У.: Что происходит между вторым допросом и возвращением домой? Как Вас доставили домой? Вы находитесь в УЛО, что дальше?

К.Г.: Ну, я помню, как вошел в дом, свалился в кровать и уснул. А еще у меня была экранная память о проходе через портал в мою комнату, как я улегся в кровать и заснул.

Д.У.: Вот это да!

К.Г.: То есть, возник конфликт между экранной памятью и памятью о прогулке по траве перед домом, входе через переднюю дверь и сне в кровати. Согласно экранной памяти, я прошел через портал прямо к себе в комнату.

Д.У.: Что произошло? Что последнее Вы помните из второго допроса? Потеряли ли Вы сознание в конце второго допроса?

К.Г.: Да. Я помню, как шел на второй допрос, а затем началась перепроверка информации. И это все, что я помню.

Д.У.: Вероятно, Вам могли сделать еще уколы и все такое?

К.Г.: Что-то они явно сделали.

Д.У.: Итак, в Вас внедрили запутанную память. Возможно, это был портал или Вы просто пешком шли к дому. И затем, когда Вы проснулись в своей кровати, процесс развернулся полным ходом. Вы проснулись, страдая от еще более тяжелой амнезии?

К.Г.: Постойте, сейчас я дома, не так ли?

Д.У.: Да.

К.Г.: (смеется) Я совершенно сбит с толку. Да, когда я проснулся дома, у меня не сразу возникли воспоминания о 20-ти годах службы, но я был явно не в себе, что-то было не так. С самого начала казалось, что что-то не так.

Д.У.: В других интервью Вы уже об этом говорили, но я считаю важным упомянуть о нем снова. Вам обещали, что после окончания работы в программе 20 и назад, Вы получите большую зарплату и все льготы…

К.Г.: Бесплатное обучение в колледже…

Д.У.: … за весь срок Вашей службы.

К.Г.: Да. Вы будете бесплатно учиться в колледже, получать зарплату с шестью нулями и прекрасно жить весь остаток вашей жизни. Но они явно не собирались выполнять обещания, поскольку планировали стереть вашу память и предоставить вас самому себе…

Д.У.: (перебивает) Получили ли Вы…

К.Г.: … держа под постоянным наблюдением.

Д.У.: Получили ли Вы какие-то деньги за службу в космической программе?

К.Г.: Нет.

Д.У.: У одних людей больше денег, чем у других?

К.Г.: Нет. Никаких денег.

Д.У.: Никаких денег. Но ведь это как быть рабом. Или, полагаю, как на военной службе, где все спят на одинаковых койках, питаются одинаковой пищей и не имеют никакого личного имущества.

К.Г.: Все обеспечивается. Ни у кого нет даже фотографий из дома. У вас нет ничего…

Д.У.: Позволялось ли Вам во время работы в космической программе иметь какие-нибудь сентиментальные предметы, которые можно было забирать с собой из задания в задание? Ну, скажем, что-то, что вам нравится, сделанное из дерева, или еще что-то личное? Могли ли Вы носить это с собой из задания в задание?

К.Г.: Люди хранили мелкие вещицы, но обычно в комнате было совсем мало места для подобных вещей. Было небольшое личное место, где вы хранили несколько смен одежды, белье и все, что вам нужно. И это все.

Д.У.: То есть, это все Ваше личное пространство?

К.Г.: Да.

Д.У.: Кроме кроватей.

К.Г.: Пространство выделялось в качестве награды, хотя даже в этом случае его не было много для личных нужд. Было просто невозможно тайно провезти что-то из дома. Знаете, при такой жизни у людей нет секретов, все на виду. У людей не было даже фотографий матери и отца.

Д.У.: Не могли бы Вы привести конкретный пример кого-то, имеющего сентиментальную вещицу?

К.Г.: Ну, были какие-то заметки, письма людей, с которыми завязывались связи или какие-то взаимоотношения. Такое случалось. Но никакого контрабандного провоза или сентиментального объекта.

Д.У.: Не похоже, чтобы на досуге кто-то занимался скульптурой, искусством или чем-то в этом роде?

К.Г.: Нет.

Д.У.: Никаких музыкальных инструментов?

К.Г.: Нет.

Д.У.: Хорошо. Итак, если они не выполняли свои обязательства по контракту и не предоставляли людям бесплатное обучение и работу с шестизначной зарплатой, тогда, должно быть, эта технология работала очень хорошо для большинства людей?

К.Г.: Да. Хотя у 3-5% людей технология очищения памяти и наведения экранной памяти не работала. У остальных 95%  она работала очень хорошо и давала сбои только через многие годы. Обычно технология действовала хорошо на протяжении 20-ти лет после службы. Скажем, если бы я не восстановил свою память, я не был бы интуитивным эмпатом, я бы стал простым инженером. В моем случае, примерно в 2008 году, программа очищения памяти начала давать небольшие сбои.

Д.У.: Если всех держат под наблюдением, они могут отслеживать, когда такое начинает происходить?

К.Г.: За такими людьми тщательно следят. Да. Как я уже говорил, Когда вы работаете в программе, вы полностью отрезаны от любой информации с планеты. Ни Интернета, ни радио, ни телевидения. Вы не знаете, кто выиграл в баскетбол или футбол. Кто победил на выборах. Если вы в программе, у вас нет никакой информации.

Д.У.: То есть, вы полностью изолированы от информации с Земли?

К.Г.: Верно.

Д.У.: По-видимому, они считают, что это создавало бы временной парадокс или какие-то другие проблемы?

К.Г.: Полагаю, все обстоит именно так. Когда вы находитесь на такой службе, вас заранее знакомят с правилами поведения. У вас нет никакого общения с домом. Никаких новостей. И вам не следует просить объяснений, почему это так. Вы не можете говорить: “Объясните мне почему. Сообщите подробности. Поясните”. Это не тот вид взаимоотношений, который вы имеете с такими людьми.

Д.У.: В каком году Вы вернулись? Или произошла стыковка времени?

К.Г.: Стыковка произошла до того, как мне исполнилось 17 лет. Тогда мне было 16. Как раз незадолго до 17-ти лет. Меня вернули в интервале примерно шести минут. Мне было почти 17 лет. 

Д.У.: Начали ли Вы вспоминать, как выглядели, когда были старше?

К.Г.: Ближе в 20-ти годам я уже знал, как буду выглядеть в старшем возрасте. Я видел, как становился старше, чем был в программе. Я уже видел себя в таком возрасте.

Д.У.: Если кто-то все забывает, каков будет субъективный опыт в момент стыковки? Он будет чувствовать себя больным, несколько дней пролежит в постели, и будет говорить, что все ужасно? Что ощущает человек в момент стыковки?

К.Г.: Человек может подумать, что ему приснился странный сон или его преследовали ночные кошмары. Может почувствовать тошноту или признаки простуды. Или просто, что что-то не в порядке.

Д.У.: Сколько времени требуется телу на восстановление после двухнедельного пребывания в коме, в полной неподвижности?

К.Г.: Я чувствовал себя хорошо и был готов вернуться к жизни уже через пару дней. Мне удалось восстановиться очень быстро.

Д.У.: Это просто прекрасно работающая технология, или у людей возникают проблемы со здоровьем?

К.Г.: Люди, прошедшие через эту процедуру, сообщают о многочисленных неврологических проблемах. Неврологических проблемах с руками и ногами. У людей, много времени проведших в космосе, наблюдаются проблемы с глазами: катаракта, проблемы с сетчаткой и многие другие неврологические проблемы.

Д.У.: Вы тоже страдали от подобных проблем?

К.Г.: Да.

Д.У.: К тому же, нет возможности получить государственную программу помощи в случае с медициной?

К.Г.: Да.

Д.У.: Поскольку все держится в секрете, и никто ни о чем подобном не знает.

К.Г.: Верно. Вы можете идти на все четыре стороны со своими проблемами.

Д.У.: (смеется) Ох. Хорошо, все было просто потрясающе. Надеюсь, вам тоже понравилось. Мне хотелось обсудить вопрос полностью, поэтому потребовалось больше времени, чем на обычное интервью. Но, полагаю, дело того стоило. Это Космическое Раскрытие. Спасибо за внимание!



Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments