Михаил legarhan (legarhan) wrote,
Михаил legarhan
legarhan

Дэвид Уилкок Космическое Раскрытие: Возрастная регрессия и технология путешествий во времени

Вторник, 22 марта 2016 года 

Д.У.: Добро пожаловать на Космическое Раскрытие! С нами Кори Гуд. В данном интервью мы собираемся затронуть очень интересный и противоречивый материал, комментарии на который постоянно появляются на дискуссионных форумах сайта Gaia. А конкретно – очень странное понятие эластичности времени и как оно соотносится с возрастной регрессией.

Итак, Кори, добро пожаловать на интервью.

К.Г.: Спасибо.

Д.У.: Когда люди впервые заходят на Ваш сайт, они часто запинаются на Вашем объяснении того, что Вы прослужили 20 лет в ТКП, начиная с 1987 года. То есть, они полагают, что Вы бы прослужили 20 лет, до 2007 года, а затем вернулись на Землю в 2007 год. Но потом временная линия начинает нарушаться, основываясь на других вещах, которыми Вы занимались и когда Вы ими занимались.

К.Г.: Верно.

Д.У.: Итак, имеем ли мы дело с технологией, намного более продвинутой, чем осознают люди в реальном мире?

К.Г.: Ох, конечно (усмехается). Вся технология, о которой мы говорим в ТКП, продвинута настолько, что вы даже не можете себе представить. Программа “20 и назад” – это программа, в которой принимали участие тысячи людей, и многие из них были военными.


Д.У.: Что конкретно означает “20 и назад”?

К.Г.: Вы служите 20 лет и возвращаетесь в то время, которое покинули.

Д.У.: Хм.

К.Г.: И, да, такое происходит со многими военнослужащими. Они будут думать, что отслужат обычный срок в армии, 4 или 8 лет. Но потом, когда они добровольно завербовываются на службу в ТКП на 20 лет, они служат 20 лет, а потом возвращаются в момент, когда согласились участвовать в программе, и дослуживают остаток своего срока в любых обычных воинских частях.

Временная линия Кори Гуда

Временная линия заимствована из книги д-ра Майкла Саллы

Инсайдеры раскрывают Тайные Космические Программы и внеземные альянсы

Д.У.: Итак, что бы Вы сказали человеку, верящему в то, что технология, которую он может видеть в Интернете, представляет собой самые последние достижения человечества? Что бы Вы ответили человеку, который просто не может поверить в то, что существует нечто намного более продвинутое, чем он знает сейчас?

К.Г.: Посоветовал бы ему просто посмотреть на историю. Много раз мы были уверены в том, что знаем все, а затем правительство высвобождает информацию или новую технологию, новый космический корабль, или появляется разоблачитель типа Сноудена и разглашает сведения, о которых люди говорили раньше, но им никто не верил. Поэтому если вы думаете, что все есть в Интернете, и вам достаточно выйти в Гугл и провести поиск, вы живете с очень неверным представлением.

Д.У.: Конечно. Бесспорно. Почему кто-то в правительстве желает хранить знание о технологии путешествия во времени в секрете? Почему бы им просто открыто не рассказать о подобной технологии?

К.Г.: Вы не можете говорить об одной продвинутой технологии, не раскрывая всех других продвинутых технологий. Вы бы выпустили джина из бутылки. И главный джин, которого они пытаются удержать в бутылке, это не инопланетяне, а свободная (бесплатная) энергия. Одна свободная энергия уничтожила бы глобальную экономику буквально за одну ночь. Устройства по получению свободной энергии. Поэтому…

Д.У.: (перебивает) Или, возможно, преобразовала бы ее. Она бы разрушила существующую…

К.Г.: Верно.

Д.У.: … инфраструктуру. Разрушила существующую энергетическую структуру.

К.Г.: За одну ночь она бы разрушила экономическую систему, основанную на вавилонской магии денег как средстве контроля.

Д.У.: Итак, давайте вернемся к основам, а затем поговорим более детально и в технических терминах. Я еще помню о том, что когда мы впервые начали говорить об этом, у меня просто “поехала крыша” и возникло множество вопросов. Вот мой первый вопрос. Вы отсутствовали 20 лет, а потом совершили путешествие во времени, вернулись в тот момент времени, когда ушли. Вы вернулись на 20 старше, чем Вам было на момент ухода?

К.Г.: Вы…

Д.У.: Ваше тело на 20 лет старше?

К.Г.: Нет. Вы проходите через процедуру полной регрессии возраста и времени.

Д.У.: А до того… Скажем, Вы находитесь в космосе, служите 20 лет, а затем Вас возвращают назад. В ту же комнату, в которой все начиналось? Вас действительно возвращают в ту же самую комнату?

К.Г.: Да, вас возвращают в то же самое место.

Д.У.: Хорошо. Вначале, возвращаясь в комнату, Вы выглядите на 20 лет старше, чем когда покидали ее несколькими минутами раньше?

К.Г.: Нет, нет. Когда вы оказываетесь в моменте, когда вас доставляют назад в то место, из которого забирали, вы уже прошли через весь процесс возрастной регрессии, допроса, удаления памяти… Если нужно, прибавляется экранная память, а затем вас отправляют назад во времени и обычно “награждают” экранной (или ложной) памятью. Наибольшее число людей, прошедших через данный процесс, обладают экранными воспоминаниями, как их переправляли в их спальни или забирали оттуда. Мне тоже дали такие экранные воспоминания. На самом деле, они воспользовались технологией, чтобы приказать мне покинуть дом, а дальше меня подхватил фургон. Поэтому большинство людей все еще обладают экранной памятью о возникновении света в комнате и о переброске куда-то еще.

Д.У.: Мы уже обсуждали технологию Голос Бога.[1]

К.Г.: Ага.

Д.У.: Именно она использовалась для передачи приказания покинуть дом, чтобы быть подхваченным фургоном?

К.Г.: Конечно.

Д.У.: Итак, Вы говорите, что перед возвращением в комнату, которую покинули, Вы уже прошли через некий вид процедуры возрастной регрессии?

К.Г.: Да.

Д.У.: Давайте на минуту поговорим о том, что происходило. Давайте пройдем через гипотетические 20 лет службы. За 20 лет в ТКП Вы выполняли одну и ту же работу?

К.Г.: Нет. Я работал в разных программах. Меня переводили на работы в разных программах. Я прослужил чуть больше 20-ти лет. По окончании 20-ти лет мне сказали, что срок моей службы закончился и что мне пора возвращаться домой. Затем меня переправили в Управление Лунными Операциями (УЛО).

Д.У.: Минуточку. Людей обычно переводят на разные задания или они выполняют одну и ту же работу на протяжении 20-ти лет?

К.Г.: Да. Обычно люди работают в разных программах. Если вы служите, вас переводят, вы развиваете разные умения и навыки. Люди не служат, скажем, на одном и том же исследовательском корабле весь срок.

Д.У.: Ну, это имеет смысл, поскольку в противном случае люди бы уставали и истощались. Поэтому смена деятельности позволяла сохранять интерес.

К.Г.: Все надоедало. Это не так волнующе, как думают люди. Со временем все надоедает.

Д.У.: Ладно. Вы говорите, что к Вам пришли и сказали, что пора возвращаться назад.

К.Г.: Да.

Д.У.: Какой была Ваша последняя работа? Ваше последнее задание?

К.Г.: Одно из самых темных заданий, в котором я работал, поэтому мне бы не хотелось о нем говорить.

Д.У.: Тогда Вы, наверное, были счастливы избавиться от него?

К.Г.: Еще как!

Д.У.: Считали ли Вы годы, все 20 лет?

К.Г.: Да.

Д.У.: Предвкушали окончание срока службы?

К.Г.: Конечно.

Д.У.: А люди не просили сократить срок службы? Хотели ли они уйти, и был ли способ ухода до окончания срока?

К.Г.: Это не вариант.

Д.У.: Люди знали об этом и даже не просили?

К.Г.: Верно. Если даже люди и уходили по разным причинам, я об этом не знаю.

Д.У.: Хм. Если бы Вы пытались просить, если бы Вы говорили, что больше не хотите это делать, что бы произошло?

К.Г.: Вы должны были следовать приказам. Я никогда не видел, чтобы кто-нибудь не подчинялся приказам. Это была жесткая дисциплинарная ситуация, когда вы видели, что другим людям делали очень неприятные вещи. Вы не хотели стать принимающей стороной неприятных вещей. Поэтому, скажем, вы не раскачивали лодку. Вы просто делали то, что вам говорили.

Д.У.: Вы говорили, что до того, как вам сказали, что время истекло, прошло чуть больше 20-ти лет?

К.Г.: Совсем немного.

Д.У.: Было ли такое время, когда Вы думали: “О, Боже! Прошло 20 лет, а мне не позволяют уйти?”

К.Г.: Нет. Прежде чем я начал служить, произошла небольшая задержка. Я знал обо всем заранее. Дело в том, что перед тем, как меня приписали к исследовательскому кораблю, произошла небольшая задержка. Мне приказывали делать другие вещи.

Д.У.: Знаете, люди не понимают, что такое возрастная регрессия. Давайте поговорим об этом подробнее. Вам сообщают, что срок вашей службы закончен. Вы чувствуете невероятное облегчение. Каков процесс ухода в отставку? Давайте пройдем через него.

К.Г.: Вы подписываете бумаги.

Д.У.: Где… Во-первых, можете ли Вы сказать, где Вы были в тот момент? Работали? Находились где-то в космосе, не так ли?

К.Г.: Вас забирают в УЛО. Управление Лунными Операциями, где вы подписываете бумаги о том, что не будете рассказывать…

Д.У.: Неразглашение?

К.Г.: Неразглашения. Вы подписываете кучу бумаг, а затем проходите через допрос, усиленный допрос, где вас погружают в измененное состояние сознание и допрашивают обо всем сроке службы.

Д.У.: Некий вид вытягивания информации? Почти как накопитель на жестких дисках компьютера или хакерство мыслей, или, скорее, как принуждение вербально раскрывать всю историю карьеры?

К.Г.: Вы вербально раскрываете и подтверждаете информацию, которую они уже знают, вас присоединяют к электронике, отслеживающей и регистрирующей телеметрию.

Д.У.: Что за телеметрия, которой они пользуются? Почему это нужно делать?

К.Г.: Не знаю.

Д.У.: Что-то типа детектора лжи?

К.Г.: Не знаю. Что-то для внутреннего пользования.

Д.У.: Хорошо. То есть, Вы пересматриваете свою жизнь. Насколько исчерпывающ сам процесс? Вы рассказываете год за годом, опыт за опытом, или просто яркие моменты?

К.Г.: Процесс довольно детальный, особенно если они видят что-то, на чем хотят сфокусироваться и поговорить. Это на усмотрение человека, проводящего допрос.

Д.У.: В Вашем случае, было ли что-то, на чем они хотели сфокусироваться или уделить больше времени?

К.Г.: Да.

Д.У.: Что-то, о чем Вам не хочется рассказывать?

К.Г.: Верно.

Д.У.: Итак, Вы проходите через процесс допроса. Как долго он длится? В психологическом времени, каким долгим он кажется?

К.Г.: Также они делают анализы крови и все такое. Процесс ожидания и допроса в УЛО обычно занимает 2-3 дня. Одновременно через него проходят и другие люди.

Д.У.: Каждый раз Вы находитесь в одной и той же комнате? Допрос проводится в одной и той же комнате?

К.Г.: Да, в одной и той же. Одновременно через подобный процесс проходят и другие люди. Поэтому…

Д.У.: В комнате вместе с Вами?

К.Г.: Нет.

Д.У.: То есть, у Вас есть отдельная комната?

К.Г.: Предположим, срок службы заканчивается у сотни людей. И все они находятся здесь как группа. По очереди все проходят через процесс: допрос, фотографирование, взятие образцов крови и все такое. Процесс выхода в отставку.

Д.У.: Таким образом, когда Вы говорите, что весь процесс занимает 2-3 дня, в него входит время общения, беседы с сотней людей по очереди?

К.Г.: Да.

Д.У.: Все остальные тусуются здесь же?

К.Г.: Конечно. В это время все находятся на базе, но им запрещается говорить друг с другом о логистике. Когда вас допрашивает, предполагается, что вы не будете “загрязнять” друг друга или рассказывать о том, чем вы занимались в конкретном задании.

Д.У.: Как же Вы общались друг с другом…

К.Г.: Вы получаете четкие…

Д.У.: … с кем провели 20 лет в космосе?

К.Г.: Вы очень быстро учитесь вести ничего не значащие разговоры.

Д.У.: И о чем же вы говорите? О жизни до того, как попасть в космос, о культуре того места, где жили на планете?

К.Г.: Нет. Мы могли беседовать о незначимых вещах, о том, что происходит в повседневной жизни. Но не об оперативной информации.

Д.У.: Никакой конкретики о вашей миссии или о том, что вы делаете?

К.Г.: Конечно.

Д.У.: В тот момент Вы находились в отдельной комнате или теснились с другими людьми? Где Вы спали?

К.Г.: Находясь в УЛО, я делил комнату с четырьмя людьми, но большую часть времени я пребывал в одиночестве.

Д.У.: Как выглядела комната? Она большая? В ней находится какая-то мебель?

К.Г.: Ну, просто четыре койки. Все комнаты очень маленькие. Это не как обычное жилое помещение или нечто похожее на него.

Д.У.: Какие-либо украшения, создающие уют, или все строго по-спартански?

К.Г.: Нет, нет. Просто четыре койки, одна над другой. Крохотная комнатенка, но достаточно большая, чтобы в нее втиснуться, и маленькая, чтобы удобно разойтись друг с другом.

Д.У.: Да, это вам не как в фильме Звездный путь: Следующее поколение. Полагаю, ни тебе традиционно выглядящих дверей, комнат, коридоров, окон.

К.Г.: Нет.

Д.У.: Итак, Вы проходите через допрос, что дальше? Какова следующая часть выхода в отставку?

К.Г.: Далее вас опускают на нижние этажи УЛО, где располагается вся медицина. Здесь находятся медицинские и научные отделения, где они могут лечить раны и все такое. Вас отправляют в место, где проводится возрастная регрессия.

Д.У.: (перебивает) После того, как убрали ранения? Или вылечили больное колено и все такое?

К.Г.: Нет. Ничего этого не делают.

Д.У.: Но ранее Вы упоминали, что в медицинских учреждениях УЛО они могут залечивать все виды ранений?

К.Г.: Да, это делается именно там.

Д.У.: Тогда почему этого не сделали для Вас как часть процесса выхода в отставку?

К.Г.: Ну, в этом нет необходимости, поскольку вам все равно придется пройти через регрессию. В данном процессе исчезает любой шрам и любая татуировка.

Д.У.: Давайте обсудим процесс шаг за шагом. Вас помещают в отдельную комнату? Что-то вроде комнаты для возрастной регрессии?

К.Г.: Да.

Д.У.: Давайте посмотрим, как она выглядит. Вы говорите, что она находится на нижнем этаже. Вы входите туда. Это одно большое помещение, где, как Вы видите, производятся все разные медицинские манипуляции?  Или коридоры с разными дверями и комнатами?

К.Г.: Это выглядит как обычная предоперационная палата, ну, как когда вы приходите в больницу. Вы входите и садитесь на каталку. Затем появляются врачи, и непринужденно беседуют с вами. Они рассказывают, что произойдет, что они собираются дать вам наркоз, вы будете оставаться полностью неподвижными в состоянии искусственной комы, насколько я помню, почти две недели…

Д.У.: Вот ужас!

К.Г.: … пока проходите через процесс возрастной регрессии вашего тела.

Д.У.: Итак, сейчас Вы в отдельной комнате с закрытой дверью?

К.Г.: Нет, всего лишь за занавесками.

Д.У.: Вот это да! Там могли быть и другие из группы ста людей?

К.Г.: Конечно.

Д.У.: Отделенные друг от друга всего лишь занавесками?

К.Г.: Да.

Д.У.: В этом большом помещении?

К.Г.: Верно.

Д.У.: Находятся ли там сердечные мониторы, пикающие машины и тому подобная технология?

К.Г.: Нет. Им не нужно подсоединять вас к машинам. Вся телеметрия читается дистанционно, без необходимости прикасаться к вам.

Д.У.: Когда Вы говорите, что находитесь на каталке, она выглядит как обычная больничная койка? Это не странно выглядящая труба или нечто, во что Вас погружают?

К.Г.: Нет. Просто больничная койка, обычная каталка.

Д.У.: (посмеивается) Неужели? Ведь они говорят, что будут фиксировать Вас в неподвижном состоянии?

К.Г.: Да. И…

Д.У.: (перебивает) Они не объяснили, зачем? Что происходит, если Вы будете двигаться?

К.Г.: Они говорят, что вы должны оставаться полностью неподвижными на протяжении всего процесса. Вы не можете даже вздрагивать или двигаться на протяжении всего процесса.

Д.У.: Разве все тело не атрофируется?

К.Г.: (разводит руками) Не знаю.

Д.У.: Рассказывают ли об этом наперед или оставляют до самого последнего момента перед процессом, чтобы люди не впадали в паранойю?

К.Г.: Нет. Вы ничего не знаете о том, как работает сам процесс. Я имею в виду, вам не сообщают никаких деталей о работе процесса. Просто говорят: “Сейчас вам дадут препарат, и вас начнет клонить в сон. Вы сможете реагировать на наши команды. Затем вам дадут еще одно лекарство”. Следующее, что вы узнаете, что вы проснетесь, и все будет закончено. Как только вам дают лекарство…

Д.У.: (перебивает) Ставили ли Вам катетер, чтобы Вы могли мочиться целых 2 недели?

К.Г.: Нет.

Д.У.: Вот это да!

К.Г.: Полагаю, это было что-то вроде успокоительного или что-то, что делает вас…

Д.У.: Это имеет смысл.

К.Г.: … абсолютно спокойным и странным. Затем они переводят койку в полностью горизонтальное положение и начинают устанавливать каркас из пенопласта вокруг вашего тела. Руки и ноги жестко фиксируются в каркасе, что мешает вам двигаться.[2]

Д.У.: Пластины из нейлона или чего-то еще?

К.Г.: О, да. Держатся на липучках. Затем вас перевозят в другую комнату. А дальше я ничего не помню, поскольку к тому времени уже сильно накачан лекарствами.

Д.У.: Сильно накачан лекарствами?

К.Г.: Да. Пока они устанавливают белые панели вокруг тела, они сообщают, что дадут еще лекарства. Но я почти уверен, что с каталки меня переместили на другую кровать. И, ах…

Д.У.: Выглядели ли панели как некий вид технологии, технологии энергетического луча?

К.Г.: Они были похожи на обыкновенные акриловые или пластиковые панели.

Д.У.: То есть, ничего необычного?

К.Г.: Верно. Затем, для чего-то, они начинают втыкать иголки и что-то еще в разные части вас, в бедра и куда-то еще. А потом я просто отключился. В конце процесса вы просыпаетесь, и вам столько лет, сколько было, когда вы впервые прибыли в программу, на 20 лет раньше.

Д.У.: Как это ощущалось? Я имею в виду, когда Вы впервые проснулись, чувствовали ли Вы себя как после ужасного-ужасного похмелья? Пьяным, больным?

К.Г.: Ну, все было как после выхода из наркоза после хирургической операции. Вас просто тошнит, вы дезориентированы, еле держитесь на ногах, слабы. И вот именно в тот самый момент, когда вы чувствуете себя по-другому, как будто находитесь в другом теле, вас обрекают на второй допрос.

Д.У.: Как скоро Вы увидели себя в зеркале?

К.Г.: Не знаю, как скоро. Представляется, какое-то время меня еще держали на лекарствах. Меня сразу же притащили на другой допрос, хотя я еще чувствовал себя…

Д.У.: Хм.

К.Г.: Когда мне удалось немного прийти в себя, мне напомнили о бумагах, которые я подписывал На этот раз люди и окружение были совсем другими.

Д.У.: Вы все еще осознавали, что находитесь в УЛО? Именно там?

К.Г.: Да. Я все еще оставался в УЛО, но все выглядело по-другому.

Д.У.: Другое крыло, другая часть сооружения?

К.Г.: Просто… все выглядело по-другому. Другие люди…

Д.У.: Вам не пришло в голову, что, возможно, сейчас Вы находились в другом времени?

К.Г.: Да. Именно тогда, когда вы еще находитесь под действием лекарств, вас вытаскивают на еще один допрос. Именно тогда они будут пытаться стереть воспоминания и насадить экранную память. Уровень за уровнем они будут пытаться насадить экранную память, чтобы заставить вас забыть об опытах в программе, а затем дадут экранные воспоминания, чтобы у вас имелись конфликтующие воспоминания о том, где вы были, и что с вами происходило. Например, как воспоминания о возвращении через портал в вашу комнату, хотя на самом деле вы вернулись в нее совсем другим образом. И это становится просто пыткой для ума. 

Д.У.: Разве они не пользовались информацией, которую Вы предоставили во время первого допроса, когда вербально рассказывали обо всем своем опыте?  Не становится ли это прачечной вещей, когда сейчас в процессе стирки они собираются напичкать всех ложными воспоминаниями и альтернативными историями так, чтобы ничего больше не увязывалось воедино?

К.Г.: Я не уверен, что они пользовались вторым допросом для данной цели. У них хранится очень детальное досье на каждого человека. Поэтому частью допроса становится подтверждение и сбор дополнительной информации в досье, чтобы убедиться, что они обладают верными сведениями о психологическом профиле личности. К тому же я уверен, что первый допрос проводился по нескольким другим причинам. И весь процесс возвращения домой превращается в сплошное похмелье. Я имею в виду, скажем, если у вас раньше была хирургическая операция по замене коленного сустава и все такое, и вы быстро оказались дома, вы знаете, что такое похмелье после наркоза. Когда “чистая доска” начала переставать работать, у меня сразу же возникли экранные воспоминания. Я начал вспоминать уход и возвращение в комнату через портал. Также возникли воспоминания о том, как я шел к фургону. То есть, появились конфликтующие воспоминания. Но когда я достиг определенного возраста, сразу же начали появляться реальные воспоминания. 

Окончание в след.пост

[1] Использование электромагнитных частот для передачи приказа или команды непосредственно в чей-то ум. Она же применяется для посылания ложной информации некоторым каналам или медиумам.

[2] По-видимому, белые панели, собранные вокруг тела, действуют как некий вид резонансной камеры для энергий, которыми пользуются врачи ТКП с целью проведения возрастной регрессии. Физическую структуру материи можно менять посредством звука и света, пользуясь принципом резонанса. В Киматике – учении о звуке и его воздействии на тело, ученые создали исцеляющие звуком устройства, способные передавать резонансную частоту в орган, превращая его из больного в здоровый. Вероятно, тот же принцип симпатического резонанса или вовлечения работает в процессе возрастной регрессии в ТКП.


Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments