Михаил legarhan (legarhan) wrote,
Михаил legarhan
legarhan

Categories:

Дэвид Уилкок. Космическое Раскрытие: Откровения из внутренней Земли

Окончание. Начало в предыдущем посте.

К.Г.: Конечно. Гонзалес посмотрел на нужного человека, тот кивнул, тогда он поднялся и произнес свое как обычно краткое, но весомое послание. Он упомянул, что высоко ценит состоявшиеся за последние несколько недель посещения представителей внутренней Земли наших баз, расположенных в Поясе Койпера, несмотря на огромный личный риск для них.


Д.У.: Базу Альянса ТКП?

К.Г.: Да. Еще Гонзалес говорил о том, что нам следует больше работать вместе, прекратить всяческие уловки и быть честными и открытыми друг с другом. В будущем Альянс бы хотел, чтобы народы внутренней Земли перестали обманывать население поверхности, представляясь инопланетянами и другими видами существ…

Д.У.: Богами?

К.Г.: Или богами, что они делали в прошлом, когда мы еще не стали достаточно развитыми. Речь была содержательной, но краткой. Гонзалес закончил говорить и сел на место. В зале сразу же начало нарастать напряжение. По-видимому, людям внутренней Земли было неприятно то, что он сказал. Они начали переговариваться между собой, не обращая внимания на нас, как будто говорили в третьем лице о ком-то, находящемся поблизости.

Д.У.: Какой оказалась их реакция? Что они сказали в ответ?

К.Г.: Они встали и поведали, что находятся на Земле около 20-ти миллионов лет. Они утверждали, что являются изначальными людьми, развившимися на планете. Рассказали, что все это время на Земле происходили крупные и мелкие катаклизмы, изменившие наклон планеты, ее место в Солнечной системе и ее орбиту. Земля прошла через многое. Но, несмотря ни на что, они выжили. В общем, вначале сформировались они…

Катаклизмы происходили на протяжении многих циклов. Они перевели под землю свою элиту и касту жрецов, предоставив самой себе менее развитую часть своей цивилизации и оставив ее на поверхности. Затем, через какое-то время, они возвращались, начинали представляться жителям поверхности богами или старейшинами и помогали снова начинать цивилизацию: давали сельское хозяйство и медицину, помогали с языками, искусствами и всем прочим, подталкивая развитие цивилизации. Все это происходило циклами на протяжении эонов и эонов времени.

Д.У.: После конфликтов и катаклизмов?

К.Г.: Да. Все происходило циклами и циклами, задолго до нашей общепринятой истории. В целях безопасности они решили позволить людям верить в то, что они – боги, чтобы жители поверхности не представляли для них угрозы. И так продолжалось эоны времени.

Представители внутренней Земли утверждали, что в нашей Солнечной системе были и другие планеты, населенные подобными видами жизненных форм, включая гуманоидные жизненные формы. Они тоже проходили через катаклизмы, но оказались намного более агрессивными и воинственными. Они собственноручно разрушали свои миры и общества и, в конце концов, создали крупные проблемы. Тогда другие расы, пришедшие в Солнечную систему, начали переселять их на Землю в качестве беженцев. Но и здесь они не замедлили проявить свою агрессивность. Они стали завоевывать поверхность планеты и смешивать свою генетику друг с другом и людьми на поверхности, аборигенами, чтобы создать смешанную человеческую группу. Именно такими жители внутренней Земли считают нас, живущих на поверхности.

Д.У.: Теперь понятно, почему Вы считаете, что такая информация будет смущающей и вызовет противоречия.

К.Г.: Естественно. Далее представители внутренней Земли пожурили нас и сказали, что им известно, что ТКП вовлечена в злодеяния. Они воздерживались от суждений о нас и ожидали того же от нас, поскольку мы мало смыслим в своем собственном существовании, не говоря уже об их существовании.

Д.У.: То есть, нечто вроде арийской идеологии. Они чистых кровей, а мы – грязных и смешанных, к тому же обладающих агрессивной генетикой, и они не хотят пачкаться.

К.Г.: Да.

Д.У.: Уверен, что Гонзалесу это не понравилось.

К.Г.: Ох, мне это тоже не понравилось. Когда все это озвучивалось, я сидел рядом с Гонзалесом. И когда речи почти закончились, он наклонился ко мне и сказал: “А ведь все прошло хорошо, не так ли?” Я все еще прокручивал информацию в своей голове, поэтому не услышал, что встреча подходит к концу. Все начали вставать и набрасывать капюшоны, я сделал то же самое. Мы стояли, пока остальные выстраивались в очередь, чтобы выйти тем путем, что и пришли. Все молчали. Назад мы возвращались через коридор, ведущий к комнате для очищения. Ненароком я еще подумал, а не придется ли еще раз проходить через церемонию очищения.

Д.У.: (смеется)

К.Г.: Новое публичное очищение. Но все проходят мимо. Я вижу, что все проходят мимо комнаты для очищения, а затем замечаю вспышки в большом помещении, где мы оказались изначально.

Д.У.: Как будто куда-то телепортируются?

К.Г.: Да. Иду я, иду, и вдруг чувствую, как кто-то касается моей левой руки. Сделав еще несколько шагов, я оглянулся. Там стоял Гонзалес с двумя женщинами из клана принимающей стороны. Я быстро подошел к ним, и оказалось, что у одной из женщин ко мне имеется личная просьба. И вновь, это оказалась женщина, которая нас приветствовала, та самая, с белыми волосами.

Каким-то образом она узнала об опыте, который я получил в программе MILAB в юном возрасте. Он имел какое-то отношение к одолжению, о котором она просила. Я согласился ее выслушать. Женщина сказала: “Пойдемте со мной” и куда-то пошла. Гонзалес и другая женщина шли в шагах пяти позади нас. Я ожидал, что женщина начнет разговор, но она молчала. Мы миновали огромное помещение, где происходила телепортация, и вышли в другой туннель/коридор. По обеим сторонам туннеля были двери со световым барьером на них. Таким белым световым барьером.

Д.У.: Через него ничего не просматривалось?

К.Г.: Нет. Мы пошли дальше. Она остановилась у одной из дверей и прикоснулась к амулету. Световой барьер исчез, и я смог увидеть комнату. Она выглядела как скромная гостиная или… Не думаю, что это была спальня. Скорее, гостиная. Женщина вошла и сказала: “Пойдемте со мной”. Я посмотрел на Гонзалеса, а он… Он был в полном замешательстве. Я вошел. Она опустила барьер, и я заволновался. Видите ли, я – интроверт, и оказаться в одной комнате с женщиной, которую я не знал… Я просто не знал, чего ожидать. Затем она обратилась ко мне ментально и попросила расслабиться.

Д.У.: Во время встречи другие люди большую часть времени говорили, открывая рот?

К.Г.: Да. Происходило общение один на один, но когда что-то нужно было передать и другим, они говорили вслух. Короче говоря, она сказала, что знает о месте, куда меня забирали в юности, – кристаллической пещере. Нас забирали в пещеру. Там были красивые кристаллы, с которыми нам велели связываться ментально, но ни в коем случае не трогать, поскольку мы могли причинить вред им, а они нам. Говорили, что кристаллы – это живые существа.

Д.У.: Вы рассказывали, что они светились?

К.Г.: Ну, только тогда, когда вы пытались с ними общаться. И мне удалось успешно сделать это. Кроме меня в пещере были и другие дети, и вокруг них сияли ауры: розовые и фиолетовые ауры. Ауры у всех были разными. Я быстро послал женщине ментальную картинку. Она буквально засияла от счастья, и по ее щекам покатились слезы.

Д.У.: Как случилось, что у Вас оказался доступ к тому, к чему ее народ не мог получить доступ сам?

К.Г.: Женщина объяснила, что сотни лет назад область пещер захватила одна группа. Она назвала эту группу словом на их языке. Сейчас я уже его не помню, оно означает нечто вроде пернатого змея. Она послала мне ментальную картинку, и я узнал Хищников.

Я получил лучшее изображение, поскольку увидел, как они двигаются, а не застывшую картинку на стеклянном планшете.

Д.У.: Это и есть те жуткие рептилоидные птицеподобные существа, которых Вы описывали и которые поедают человеческих существ?

К.Г.: Да. Именно они контролировали район кристаллических пещер. Не вдаваясь в детали, скажу, что от своих союзников на поверхности они требовали жертвы в виде человеческой плоти за доступ к определенным местам под землей.

Д.У.: Ну, я уверен, что у Кабалы не было с этим никаких проблем.

К.Г.: Естественно. Итак, женщина спросила, не хочу ли я поделиться с ней всем опытом? Я не знал, что это значит, и попросил объяснений. Тогда она рассказала о процессе: о том, что мы будем держаться за руки, и я бы открыл ей свой разум. Я возразил, что меня это не устраивает по ряду причин: тут и безопасность и личная независимость. Женщина принялась настаивать, утверждая, что это очень важно. Она упирала на то, что, по существу, нам с Гонзалесом больше нечего им предложить, и что это очень важно для ее народа. Я метался туда сюда, думая о том, как…

Д.У.: Как Вы думаете, что, по их мнению, было в кристаллах? Что в них такого важного для целого народа?

К.Г.: Не знаю. Я спросил, не могу ли я поговорить с Гонзалесом? Буду краток, поскольку все указано в отчете. Женщина быстро подошла к двери, сняла поле и вышла. Вошел Гонзалес и спросил: “Что здесь происходит?” Я объяснил ему, в чем дело. Он ответил, что понимает мою озабоченность и что если речь не идет об информации об Альянсе Существ Сфер или о том, что произошло между Ра-Тир-Эйром и мной, о чем мне бы не хотелось, чтобы она знала, беспокоиться не о чем. В любом случае, Совет Альянса ТКП не делился со мной ничем, не сообщал ничего такого, о чем следовало волноваться. Также он добавил, что я на него не работаю, и что он не может ничего мне приказывать, но, возможно, это был бы двусторонний обмен информацией.

Д.У.: Конечно, поскольку Вы уже в натянутых отношениях с Советом Альянса, с Вами были агрессивны и на Вас кричали, Вы беспокоились о том, что если примете ее предложение, из Вас могут вытянуть какие-то сведения, что создаст еще больше неприятностей или приведет к исключению из Альянса.

К.Г.: Или мне перестанут давать информацию в будущем. Меня отрежут от разведывательных данных, впрочем, что они уже и делали. Кроме того, меня беспокоила личная независимость. Я ведь не знал, что могло произойти.

Д.У.: Вот именно. В общем, Гонзалес дал Вам добро.

К.Г.: Да, да. Я сказал: “Ладно, давайте попробуем” и попросил женщину вернуться. Она вошла и пристально посмотрела мне в глаза, вот так. (Уставился в глаза Дэвида).

Д.У.: Как будто находилась в напряжении?

К.Г.: Да. Я сказал, что согласен, и она как-то странно засуетилась. Подошла к стене, хотя там явно ничего не было. Затем повернулась, и в ее руке оказался кристаллический кубок. В стене не было ничего, из чего можно было вытащить кубок, но у нее в руке был кубок с какой-то янтарной жидкостью.

Д.У.: (смеется) Ох-ох!

К.Г.: Да. Женщина подходит ко мне и предлагает мне напиток. Я посмотрел на питье и спросил, что это такое. Она ответила, что это эликсир Исиды. Она объяснила, что, по существу, это вино, сделанное из редкого цветка, растущего под землей.

Д.У.: Если такое выпьешь, можно отключиться?

К.Г.: Не знаю. Я сказал, что не хотелось бы это пить. И спросил, обязательно ли это? Женщина ответила, что в принципе нет, просто так принято.

Д.У.: Лично я пить бы не стал.

К.Г.: Женщина взяла кубок, сделала несколько глотков и сразу же как-то изменилась. Не знаю, было ли это опьянением, но она моментально изменилась, расслабилась, стала другой.

Д.У.: Вот это да!

К.Г.: Она села, чтобы допить. Затем попросила меня сесть на сиденье, похожее на косо срезанное яйцо. Сидение не стояло на полу, а как бы парило над нами.

Д.У.: Хм, парило?

К.Г.: Да, оно не стояло на полу. Затем двумя пальцами она притянула еще одно сидение и поместила его прямо передо мной.

Мы оказались сидящими друг против друга.

Д.У.: Ближе, чем мы сейчас?

К.Г.: О, да. Мы сидели совсем близко. Женщина попросила дать ей мои руки. Я протянул руки, и она повернула их вот так, так же разместила и свои.

Д.У.: У себя на коленях?

К.Г.: На коленях у каждого из нас. Мы оба наклонились. Руки женщины были очень худыми, а кожа очень теплой. Температура тела у нас явно оказалась разной. Она посмотрела мне в глаза, попросила расслабиться и открыть мой разум. Я начал пользоваться определенными приемами, чтобы немного ослабить контроль сознания и расслабиться.

То, что произошло дальше, не поддается никакому описанию. Я почувствовал, как мое тело света или астральное тело притягивается к ее, и они как бы сливаются. Конечно, ментально она оказалась более продвинутой, чем я. Женщина входила в определенные периоды времени моей жизни, а я видел беспорядочные эпизоды того, что происходило с ней за все 130 лет ее жизни. Я видел ее ребенком, как она готовилась стать жрицей, видел во время встреч с разными людьми с поверхности, с группами тайных обществ, с разными военными и группами с разными политическими системами из Европы и Соединенных Штатов…

Д.У.: И всем она представлялась инопланетянкой?

К.Г.: Да, как и другие люди из ее группы.

Д.У.: Вот это да!

К.Г.: Я мог видеть, во что они были одеты, ведь встречи происходили в разные периоды времени.

Д.У.: Как будто вся жизнь пронеслась перед глазами, но то была ее жизнь?

К.Г.: Да. В виде случайных вспышек. Мне не удалось их запомнить. А когда она подключилась к моим воспоминаниям, я увидел ее в том же возрасте. Женщина вспоминала о том, как потеряла кого-то близкого в какой-то стычке или нападении каких-то инсектоидов. Потом меня вернули к воспоминаниям о пребывании в кристаллической пещере, и они оказались такими живыми! Мы пережили их вместе.

А когда все закончилось, мы без сил откинулись на сидения. Я весь дрожал, меня трясло, а мозг высвобождал все приятные эндорфины. Ничего сексуального или странного. Все было просто потрясающе. С тех пор я сильно изменился. Стал много думать и многое переоценивать. Усилились даже мои интуитивные способности. И это очень странно. Но вот мы успокоились…

Д.У.: У женщины была такая же реакция?

К.Г.: О, да. С ней происходило то же самое. Из наших глаз лились слезы.

Д.У.: У обоих?

К.Г.: Да. Процесс оказался крайне эмоциональным. Не похожим ни на какой вид общения, который у меня когда-либо был с другим человеком.

Д.У.: На такое способны все люди ее расы, или ее специально обучали, готовя стать жрицей?

К.Г.: Полагаю, что это могут делать все. Когда все закончилось, женщина сказала, что кое-кто не одобрил бы слияние разумов с человеком смешанной расы на поверхности, но многие были бы очень счастливы, что ей удалось получить информацию о кристаллах, с которыми общался я. На сознательном уровне я не знал, какая вытянута информация.

Д.У.: Вы говорили, что Вам стерли память после получения данных от кристаллов. Это так?

К.Г.: Да, но…

Д.У.: Но ей как-то удалось ее получить?

К.Г.: Верно. Знаете, память существует на физическом жестком диске и в теле света на виртуальном жестком диске.

Д.У.: Это как слияние разумов у вулканцев.[1]

К.Г.: Именно на это я и рассчитывал, когда соглашался. Я сказал: “Я соглашусь на ваше вулканское слияние разумов”. Конечно, я пошутил. Успокоившись, мы вернулись в коридор, где нас ждали Гонзалес и другая женщина с принимающей стороны. Она была очень довольна и предложила, если у нас есть время, провести с нами экскурсию. Гонзалесу хотелось посетить другое место, где он уже побывал, поэтому он ухватился за это и принял предложение. Я уверен, что у нас еще будет возможность поговорить об этой очень интересной экскурсии.

Д.У.: Хорошо. Итак, в следующем интервью нас ожидает еще много интересного, поскольку мы продолжим эту потрясающую историю. Благодарю за внимание!



[1] Намек на фильм Звездный путь.

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments