February 16th, 2018

40 лет: И слово было убого

Мне придется изложить все или почти все возможное на данный момент. Иначе не будет никакого смысла ни во мне ни со мной. А так хоть что-то для кого-то есть будет и, может, возымеет значение.

Итак, продолжаю 40 лет: В начале было слово.

Жизнь в Воронцовке - это школа. Во всех смыслах. Средоточие. Если раньше ХIХ век определяюще было "не стоит село без храма", то ХХ век, развалив почти по всем селам церковные храмы, понастроил вместо них клубы и дома культуры и школы вместо ЦПШ при сгинувших при них храмах. И ритм и течение сельской жизни почти целиком стал определяться именно школой, несмотря на наличие колхоза или совхоза и некоторого чего-то другого, что, возможно, в некоторых селах и было помимо колхоза и школы.

Моё детство в Воронцовке как раз и протекало на вывороченном ДАЖЕ фундаменте из земли храма, остатках усадебного барского дома, еще при мне бывшем зернохранилищем со сводчатым каменным подвалом под ним (который ИМЕННО всегда меня к себе тянул...), стоявшим в старинном парке на высоченном западном берегу реки Цны с крутым спуском к ней и основным и историческим купальным местом, за которой всю восточную сторону сплош занимал лес. И в нем прямо супротив Воронцовки располагалась военная ракетная базовая часть с военным городком и поселком за ним с проживавшим в нем родным дядей - брата матери.
Это была колыбель. Ойкумена охватывала несколько шире, практически, весь видимый горизонт округу.

Школа была новая, построенная и открытая в 1970 году, можно сказать, за моим огородом в Зеленом саду возле Сапожка. Почти все село шло мимо моего дома в эту школу за исключением северной его части Коммуны. Мне оставалось лишь всякий раз выйдя за калитку вливаться в этот поток, идущий в школу, и через пять-семь минут я уже там.
Collapse )

Потрясающ разоблач группы Тома Делонга: намеренная фальшивка для дискредитации частичного раскрытия?