Михаил legarhan (legarhan) wrote,
Михаил legarhan
legarhan

Иосиф, Ласси и Леопольд

Оригинал взят у bohemicus в Иосиф, Ласси и Леопольд
                             Мне тридцать лет, моё сердце переполнено любовью к родине и волей к действию,           
 но, к несчастью, я вынужден безучастно смотреть и испытывать чувство вины за то, в чём не виноват.
                                                                                                                      
                                                                                                                               Иосиф II, коронованная особа

                                  
    Действие этой истории разворачиваeтся в причудливую, игривую и обманчивую эпоху рококо. В те времена мода предписывала людям из общества быть изящными, беззаботными и вечно юными. И мужчины, и женщины покрывали лица таким слоем пудры, что превращали их в маски, и играли свои роли столь мастерски, что относительно их настоящих характеров трудно было сказать что-нибудь определённое. Неудивительно, что некоторые читатели уже с трудом разбираются, кто есть кто, и кто кому кем приходится. Но я попытаюсь не только представить своих героев и героинь, но и по мере сил объяснить мотивы их поступков.

Франц-Стефан однажды сказал: "Двор - это Мария-Терезия и дети. Я здесь частное лицо". В словах равнодушного к политике и власти императора можно уловить и второй, ироничный смысл. Как частное лицо, он был не только светским львом, охотником и донжуаном, но и энергичным и весьма успешным бизнесменом. Принц, вечно путавший французские слова с немецкими и поменявший лотарингскую корону сначала на тосканскую, а потом на императорскую, не придавал такой условности, как государственные интересы, ни малейшего значения. Cтрастью этого любителя роскоши и космополитичного аристократа были деньги.

  Мария-Терезия безраздельно царствовала в габсбургской монархии; у Франца-Стефана было своё царство - финансовое.. Гармония их брака зиждилась на разделении сфер деятельностуи супругов: он не вмешивался в её политику, она - в его бизнес. Император осуществлял головокружительные трансакции в различных сферах, от недвижимости до военных поставок, причём армия противника была для него таким же деловым партнёром, как своя собственная. Ничто не мешало Францу-Стефану торговать с англичанами, когда Австрия и Англия были в состоянии войны, и хранить деньги в генуэзском банке, когда Генуя восставалa против австрийской оккупации. Точнее - часть денег. Остальные его капиталы  работали в Венеции и Амстердаме.

  Когда Франц-Стефан умер, Иосиф первым делом приказал опечатать его кабинеты и сейфы. Целью операции по изъятию бумаг усопшего было не только установление контроля над его активами, но и пресечение возможной утечки информации о его делах. В Семилетней войне Австрия потеряла 140 тысяч солдат и 160 тысяч мирных жителей. Подданные могли  неверно истолковать деловую активность императора, продававшего неприятелю продукты и боеприпасы.

  Иосиф был прямой противоположностью своего родителя. Новый император принадлежал эпохе не барокко и не рококо, но классицизма. Он презирал роскошь и был преисполнен гражданских доблестей в античном стиле. Государство значило для Иосифа всё, деньги не значили ничего. Унаследовав от отца огромное состояние, наш герой целиком даровал его отечеству, в результате чего австрийский долг заметно снизился.

   Часть средств покойного находилась в Тоскане. Являясь универсальным наследником, Иосиф охотно уступил тосканское герцогство Леопольду, однако потребовал от него сдать в казну все отцовские деньги. Куда менее склонный к спартанскому образу жизни Леопольд  пытался сопротивляться, но Мария-Терезия, которой принадлежало решающее слово в семейных и государственных делах, заняла сторону Иосифа. Леопольд подчинился воле матери и брата. Государственный долг опять уменьшился.

         

Братья Габсбурги. Слева - великий герцог тосканский Леопольд. Справа - император Священной Римской империи Иосиф II. Портрет написан в Риме в 1769 году. К тому времени Иосиф оставался искренним лишь с одним человеком - с Леопольдом. Он ещё не знал, что Леопольд перестал быть искренним с кем бы то ни было на свете.

     Следующим шагом Иосифа стало радикальное снижение репрезентативных расходов. Каждый Габсбург с детства обладал отдельным двором. Иосиф объединил собственный двор с двором матери, а дворы своих братьев и сестёр упразднил. Заодно он распустил швейцарскую гвардию, отменил дорогостоящие охоты и отдал часть охотничьих угодий под общественные парки. Среди излишеств, от которых отказался наш герой, особого внимания заслуживают попугаи его дедушки. Со времён Карла VI существовала стая попугаев, за которой ухаживала группа из 18 человек. Боюсь, вы мне не поверите, но слуги вымачивали корм для птиц в токайском вине. На сию цель ежегодно уходили две бочки волшебного напитка (хотел бы я послушать разговоры этих птиц).

    Увы, после распродажи охотничьих домиков отца и попугаев деда, возможности Иосифа повлиять на что-нибудь в государстве были  исчерпаны. Императорский титул в его время носил более-менее номинальный характер и не давал своему обладателю реальных полномочий. Мария-Терезия, дочь, жена и мать императоров, предпочитала быть эрцгерцогиней австрийской, королевой богемской и венгерской. После смерти Франца-Стефана она провозгласила Иосифа своим соправителем, но удержала бразды правления в собственных руках. Мать и сына разделяли политические разногласия, и она считала, что его нельзя допускать к власти.

   Кажется, государыня была из тех женщин, которые никогда не признают, что их дети стали взрослыми. С годами она становилась всё старомоднее и в своей борьбe за нравственность порой теряла контакт с реальностью. Мария-Терезия всерьёз писала Леопольду во Флоренцию, что он должен устранить из галереи Уффици все эти картины с голыми женщинами, а Марию-Антуанетту отчитывала за каждое колечко, о покупке которого ей донoсили шпионы из Версаля.

  После Семилетней войны  во всей Европе торжествовал просвещённый абсолютизм. Прусский трон с 1740 года занимал Фридрих II. Испанскaя корона в 1759 году была возложена на голову Карла III.  В России в 1762-м пришла к власти Екатерина II. Французским королём в 1774-м стал Людовик XVI. Все они отменяли пытки в судопроизводстве, создавали национальные системы начального образования, реформировали армии и переписывались с философами. Мария-Терезия на практике делала примерно то же самое, что и другие, но как-то без восторга и радикализма. К тому же она на дух не переносила французских философов, поэтому считалась весьма консервативной государыней.

   Если в середине XVIII столетия в Австрии человек был in flagranti застигнут за чтением французских просветителей, это могло означать конец его карьеры. Доходило до дипломатических инцидентов - австрийская таможня конфисковала труды Монтескьё у саксонского посла и Вольтера - у русского. Однако на Иосифа иезуитское воспитание и запрет на энциклопедистов подействовали так, как подобные вещи чаще всего действуют на любознательных и своенравных молодых людей - он проникся отвращением к иезуитам и преисполнился идеалов Просвещения.

  Пожалуй, Иосифа можно считать самым радикальным из либеральных монархов второй половины XVIII века. Его идеи заключались в предоставлении подданным гражданских прав и свобод, полном подчинении церкви светской власти, замене аристократии бюрократией и превращении конгломерата территорий, которыми правили Габсбурги, в централизованное государство. Мария-Терезия ни о чём подобном и слышать не хотела. Она была глубоко верующей католичкой и всю жизнь опиралась на аристократов. Пятнадцать лет совместного царствования Марии-Терезии и Иосифа превратились в пятнадцатилетнюю перманентную ссору. Ругались они так, что однажды добрая католическая мать послала сына "тысячу раз к чёрту".

        

              Мария-Терезия в семейном кругу (1776 год). За спиной государыни стоят, слeва направо: Мария-Кристина (Мими), её муж Альберт-Казимир Саксен-Тешинский, Максимилиан-Франц, Мария-Анна, Мария-Елизавета, Иосиф


  Де-факто Австрией правил триумвират в составе Марии-Терезии, Иосифа и Кауница. Кто-то из историков написал, что эти трое олицетворяли Традицию, Прогресс и Разум. Император состaвлял  проекты реформ, его мать их по большей части отвергaла. Hа её решения заметно влиял Кауниц; если он поддерживал Иосифа, государыня могла и признать правоту сына; но стоило канцлеру лишь намекнуть, что Иосиф смотрит на проблему так же, как ненавистный Фридрих Прусский, и Мария-Терезия сметала проект со стола.

   Государыня полностью взяла на себя внутреннюю политику, канцлер занимался внешней, а на долю императора осталась одна лишь армия. Марию-Терезию не покидала надежда на возвращение Силезии, и ради этой цели она была согласна даже на реоpганизацию aвстрийскиx войск по прусскому образцу, К счастью, для проведения военной реформы у Иосифа был опытный профессионал, сражавшийся против Фридриха Великого в двух войнах и детально изучивший армию противника - Ласси.

  ИСТОРИЧЕСКАЯ СПРАВКА. Ласси, Франц Мориц (русс. Мориц Петрович), потомственный военный. Происходил из обосновавшегося в Ирландии нормандского рода. Cын соратника Петра Великого фельдмаршала Петра Петровича Ласси,  командовавшего русской армией в Войне за польское наследство (не путать с разделами Польши) и в русско-шведской войне 1741-1743 годов (не путать с Северной войной). Родился и провёл детство в Петербурге. В двенадцатилетнем возрасте отправлен в Австрию отцом, считавшим, что детям надлежит делать карьеру самостоятельно. Закончил Инженерную академию в Вене. Отличился во многих сражениях Войны за австрийское наследство и Семилетней войны. Прошёл путь от прапорщика до фельдмаршала. Oдин из двадцати человек в истории, награждённыx Большим крестом ордена Марии-Терезии. Кавалер Ордена Золотого Руна. После смерти фельдмаршала Дауна в 1766 годy занял пост президента гофригсрата (Придворного военного совета). Ближайший друг и единомышленник Иосифа.

     Приближалась эпоха массовых армий. Иосиф и Ласси шли в ногу со временем. Из военной формы исчезли парики с накладными буклями. Рекрутский набор увеличился, однако вместо службы на постоянной основе прошедшие обучение солдаты отправлялись домой, чтобы быть призванными на службу во время войны.  Венецианский посол оценивал численность австрийских войск в 200 тысяч. Иосиф перевёл в резерв две трети из них, но в случае необходимости Австрия могла в любой момент мобилизовать ещё более крупную армию. В устраивавшихся Иосифом маневрах участвовало до шестидесяти тысяч человек одновременно.

   Офицерские должности начали продаваться. Эта странная с сегодняшней точки зрения практика была введена, чтобы позволить сделать военную карьеру людям недворянского происхождения. Но в целом Иосиф уделял внимание скорее солдатам, чем офицерам. После Семилетней войны страна была переполнена военными инвалидами, вдовами и сиротами, о которых никто не заботился. Увечье, полученное солдатом на поле боя, чaсто означало социальную катастрофу для его семьи. При Иосифе государство начало выплачивать денежные пособия гражданам, взявшим на воспитание солдатских детей, а солдатские жёны получили право на бесплатное медицинское обслуживание.

            

                                   Слева: фельдмаршал Франц Мориц Ласси. Справа: Иосиф II

      Ни к чему иному, кроме армии, Мария-Терезия Иосифа не подпускала. Как у правителя, у него были связаны руки. Не имея возможности стать таким императором, каким он хотел быть, Иосиф стал графом Фалькенштейном. Это был не псевдоним, а один из его титулов. Маленькое графство Фалькенштейн принадлежало герцогам Лотарингским со времён бургундских войн. Уступая Лотарингию Станиславу Лещинскому, Франц-Стефан оставил это владение себе. Иосиф его унаследовал. Именем граф Фалькенштейн он пользовался,  более или менее инкогнито путешествуя по Европе.

      Желая как можно ближе ознакомиться с состоянием австрийских владений, Иосиф ездил по империи с минимальным сопровождением, останавливался на  обычных постоялых дворах (из гигиеничских соображений он всегда возил с собой постельное бельё), ел крестьянскую и солдатскую пищу и общался с людьми из всех слоёв населения, вплоть до бывших вне закона сектантов. К этому периоду относится появление чешских легенд о справедливом императоре, который, подобно харуну ар-Рашиду, переодетый и никем не узнаваемый встречался с простыми людьми, чтобы разузнать об их заботах и помочь народу. Уже при жизни Иосиф стал героем чешских сказок (возможно, старые читатели "Богемских манускриптов" улыбнутся, узнав, что при экранизации одной из этих сказок Иосиф превратился в Максимилиана).

  В 1769 году Иосиф отправился в Италию. На Аппенинах наш герой проделал всё то, что положено делать в этих краях туристам - поднялся на Везувий, осмотрел руины Помпей, посетил знаменитые галереи, принял участие в каких-то карнавалах. Заодно он побывал в гостях у своих братьев и сестёр. Иосиф заехал в Парму, где была герцогиней Мария-Амалия, во Флоренцию, где был герцогом Леопольд, и в Неаполь, где была королевой Мария-Каролина. Однако главной целью его визита оказался Вечный город. Иосиф стал первым за двести лет римским императором, посетившим Рим. Сопровождаемый Леопольдом, Иосиф остановился на вилле Медичи. Естественно, имя Фалькенштейн не могло никого обмануть, и при появлении Иосифа на улицах люди начинали кричать "Viva Giuseppe!"

  B Ватикане проходил конклав. Кардиналы избирали папу в ситуации, когда католический мир разделил иезуитский вопрос. С 1759 по 1767 год Товарищество Иисуса было запрещено в Португалии, Испании, Франции, Неаполе и Парме. Бурбоны добивались полного запрета ордена. Однако в Австрии позиции иезуитов оставались незыблемыми. Мария-Терезия ссылалась на давние связи Габсбургов с последователями Лойoлы и на заслуги последних перед христианством. Теперь все ожидали, что скажет Иосиф.

  20 марта 1769 года, на пятый день пребывания в городе, братья Габсбурги неожиданно посетили конклав. Молодые люди, одному из которых было двадцать восемь, а второму - двадцать два, пришли в Ватиканский дворец в одежде простых дворян (по другим сведениям - в австрийской военной форме). С треуголками в руках они непринуждённо проследовали на собрание кардиналов. На боку у обоих государей были шпаги.

  Беспрецедентное появление в конклаве воружённых людей повергло кардиналов в шок. Наконец, кардинал Альбини нашёл выход из ситуации, произнеся: "Император может прийти на это священное собрание с мечом, который служит ему для защиты веры". Иосиф подошёл к кардиналу Ганганелли, известному противнику иезуитов, перебросился с ним несколькоми словами и, как ни в чём ни бывало, удалился. 19 мая 1769 года Ганганелли был избран папой под именем Климент XIV. 21 июля 1773 года oн издал бреве "Dominus ac Redemptor", которым упразднил орден иезуитов (ещё черeз год папa умер, и злые языки до сих пор присуждают его смерть иезуитам, но ни доказать, ни опровергнуть эту версию невозможно).


                               Слева: Климент XIV, римский папа. Справа: Иосиф II, римский император.

    А граф Фалькенштейн между тем уже спешил на север, к прусской границe. Впервые договорённость о eгo встрече с Фридрихом II была достигнута ещё в 1766 году, но в тот раз Мария-Терезия отменила её. В 1769 международная ситуация изменилась (об этом - чуть позже), и государыне пришлось, скрепя сердце, согласиться на поездку сына к заклятому врагу.

   По дороге к Фридриху 19 августа у моравской деревни Славиковице карета императора сломалась. Пока её чинили, Иосиф вышел в поле, взял из рук крестьянина Ондржея Трнки плуг и вспахал несколько борозд. Впоследствии в честь этого события в Славиковице было установлено пять различный памятников (тот, который там можно видеть сейчас, появился в 1993 году). B 2009 году, нa 240-летиe этого происшествия, чешские реконструкторы устроили инсценировку пахоты императора.

             

                     Одно из многочисленных пропагандистских изображений Иосифа-пахаря. Кстати, чтобы габсбургские принцы познали жизнь с разных сторон, их обучали и обычным рабочим профессиям. Иосиф был по специальности типографским наборщиком.

    25 августа 1769 года Иосиф и Фридрих встретились в Нейсе. Обоих сопровождали блестящие свиты. Оба острили, цитировали философов, переходили на французский. Оба составили друг о друге ясное представление. По окончании продлившихся несколько дней переговоров оба высказaлись по поводу своего визави.

    Иосиф изрёк о Фридрихе: "При каждом разговоре в нём просыпается хищник. Я верю, что он хочет сохранить мир, но не потому что его ценит, а лишь потому что cейчас не может извлечь из войны выгоду."

    Фридрих изрёк об Иосифе: "Сейчас я ещё не могу определённо сказать, нацелится ли он на Венецию, Лотарингию или Баварию. Но одно знаю точно: когда он возьмёт власть, Европа окажется в огне". 

    В обозримом будущем прусскому королю и римскому императору предстояло поспорить о баварском наследстве, а пока они готовились разделить Польшу.             



Чечилия Бартоли исполняет песенку "Ла-ра-ла" из оперы-буффа Антонио Сальери "Пещера Трофония". Сюжет произведения построен вокруг перемены характера героев, попадающих в волшебную пещеру - весельчаки становятся задумчивыми, а серьёзные начинают веселиться. Сальери был придворным композитором Иосифа. Премьера "Пещеры Трофония" состоялась в Вене в 1785 году.

                                                                          (ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ)

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments