Михаил legarhan (legarhan) wrote,
Михаил legarhan
legarhan

Итого-2014 (6)

Оригинал взят у oohoo в Итого-2014 (6)
6. «Настоящему индейцу завсегда везде…»

Пример с Путиным как символом – на самом деле достаточно очевиден для вменяемых людей. Признаюсь, что можно было бы и не вставлять его в итоги, и вообще завершить их раньше, если бы не Стрелков. Без анализа этого явления, феномена, Четырнадцатый год подытожить никак нельзя. А раз так, пришлось пример Путина тоже вставлять для сравнения двух символов – России и Новороссии.

Параллелей, кстати, там предостаточно – и весьма прозрачных, как приход в политику бывшего подполковника ФСБ, не пришедшегося ко двору своей службы. Однако, и здесь камень, отброшенный строителями, стал во главу угла. Уже даже в силу этой простой параллели Стрелков никак не может быть альтернативой Путину в России, то есть заменой при очередном повороте истории, хотя бы по причине того, что смысла менять шило на мыло нет ни для элит, ни для матери-истории.

А вот для запоздавшей по фазе развития Украины, бывшей и будущей, явление Стрелкова очень похоже на сбычу мечт народонаселения. Ведь хотели же такого как Путин, если честно? Только вот мечты сбылись как в том анекдоте про золотую рыбку и золотую звезду Героя. Чтобы заиметь лидера, как Путин, нужно и самим стать народом, как русские. К этому все и идет, благо для восточных украинцев такая метаморфоза – не проблема и не впервой.

Насчет несовпадения всенародного символа Стрелкова и личности Гиркина – как бы и неудобно подсказывать, но ведь тоже путают. А вот насчет того, что слава, нашедшая героя в Славянске и шедшая впереди него в Донецк, результат коллективных усилий профессионалов из «ночной лиги» - это вещь понятная, но недоказуемая. Хотя сам Стрелков всем своим лояльным этой коллективной силе поведением показывает, что он в курсе и осознает истинную природу своей популярности.

Другое дело, что как из всех героев Новороссии, а их немало, полковник Гиркин тоже оказался наиболее способным действовать именно в условиях «гибридной войны», больше информационной и спецназовской чем фронтовой или маневренной. Это определяется глубинной интуицией – чутьем на места и ситуации, где востребованы его способности, но также и чутьем на ситуации, когда лучше не лезть на рожон. Но еще важнее - готовность и способность постоянно учиться по ходу дела, не ради самого лидерства, а ради общего дела. Без этих качеств сильного лидера и быть не может.

В отношении Стрелкова тоже уже есть политические мифы, которые нужно разобрать. Один из них он и сам неосторожно и ошибочно поддержал – миф о Стрелкове как зачинщике и чуть ли не виновнике войны на Донбассе. А кто не ошибается, особенно в отношении себя самого? Главное, чтобы не фатально. Впрочем, это на него повлияло мифотворчество украинского народа, признавшего в нем символ, едва ли не равный Путину. Пока для многих негативный символ, но за неимением собственных героев «узурпатор» имеет все шансы при приближении к столице стать «освободителем». Но вовсе необязательно военными, скорее – гибридными, вежливыми методами.

Взгляд на ситуацию на Б/У со стороны, особенно с геополитической стороны этот миф о «зачинщике войны» опровергает начисто. Я уже не говорю о том, что до 2 мая в Одессе и 9 мая в Мариуполе никто в Славянске и вокруг него воевать и не собирался, ни с той, ни с другой стороны. И никакими информресурсами для военной пропаганды Стрелков сотоварищи не обладал, и до сих пор не обзавелся. Наоборот, единственную такую башню а ля «Обитаемый остров» в Славянске обезвредил.

Наконец, просто глупо не признать как факт, что американо-израильская партия войны действовала на Б/У через Беню Кала и его днепровский каганат, разжигавший войну всеми доступными силами. А роль Стрелкова и его товарищей немного иная – не дать «партии войны» захватить командные высоты. И еще больше говорит сам факт ухода Стрелкова в момент военной победы, перелома в ситуации под Донецком – и ухода ради скорейшего окончания войны, для чего он сделал немало, доказав Киеву и его западным патронам невозможность военного решения их проблем. Так что смотреть нужно по делам, а не по заявлениям, даже самого Стрелкова. Другой вопрос, что для влияния на «партию войны» с нашей стороны, такое позиционирование может быть нелишним.

Еще один политический миф, особо популярный в Киеве и окрестностях, - будто бы Стрелкова в Славянск прислал лично Путин, чтобы унизить и уничтожить Украину. Тут спорить сложнее – ибо Украина действительно унижена, но только своими же политиками и генералами, и западными спонсорами. А все попытки и Путина на своем уровне, и Стрелкова (как символа коллективных усилий) на своем – остановить это погружение в трясину целой страны помогли лишь отчасти, уничижение не обернулось уничтожением.

С учетом фээсбэшного бэкграунда и Путина, и Стрелкова очень сложно убедить кого-нибудь вне России в несогласованности их действий, в сугубом гражданском добровольчестве Гиркина, как и самого Путина во времена Ленинградского народного фронта. Понять эту архетипическую для нашей цивилизации ситуацию могут только сами русские, и более никто. Ну, то есть украинцы тоже могут, но только русские украинцы, не западенские.

И вот тут мы обязаны снова обратиться к исторической мифологии, только уж не античной, а древнерусской, к образу-символу Ильи Муромца. Говорят, был такой монах в Печерской лавре, который дал символу свои черты и моменты биографии. Но в целом символ богатыря Муромца отражает соединение в фокусе коллективных усилий опоры киевских князей на добровольцев с Северо-Востока. А сами эти добровольцы в Киев и в степи стремились не потому, что в муромских и мещерских лесах и м худо было, а потому что скучно там, негде развернуться потомкам степных кочевников – скифов-сарматов да казаков, регулярно попадавших в лесные края в виде то захватчиков, то пленников. Это постоянное круговое движение, перемешивание этнических типов и породило русских как триединую этническую общность между лесами, степями и водными путями.

Отличительной чертой русских, наиболее выраженной в северо-восточной ветви, ближе к лесу и тайге – является неизбывный фатализм, та самая глубинная интуиция в чистом  первобытном виде. Цивилизованные европейцы с недавних пор начали восхищаться американскими индейцами, когда уже загнали их в резервации. Мол, как красиво – индейский вождь с помощниками на рассвете, поплевав на ладони, помогают солнцу преодолеть скалистые горы и выйти на небосклон. И в самом деле – это и есть фатализм, когда именно ты, здесь и сейчас, в этом самом месте, обязан удерживать мироздание на своих плечах, чтобы солнце всходило и завтра, и послезавтра.

Так вот, русские, расплескавшиеся по евразийским просторам – по своему фатализму это те же самые индейцы. На небе Бог высоко, на земле царь – далеко, вокруг по тайге на тыщи верст никого, кроме абригенов, а ты и только ты отвечаешь за восход солнца, за линии электропередач и трубопроводов, за мирное небо над головой. Ты здесь сам по себе, без всяких приказов наместник высших сил, и ты за все в ответе.  И даже фирменный русский запой – обратная сторона этого самого фатализма, когда «трудно быть богом».

Отличие русских от индейцев лишь в том, что тем не пришлось многие века сталкиваться с цивилизованными соседями, а еще хуже – с полуцивилизованным, но вооруженными варварами периферии соседних цивилизаций. Поэтому индейцы при столкновении с западными цивилизованными варварами не выдержали натиска. А вот русским удалось сохранить первобытный фатализм на траектории постоянного цивильного роста, что и есть уникальная черта нашей особой цивилизации. В том числе и за счет этнического перемешивания с полуцивилизованными соседями и культурных заимствований с их помощью или через их голову. В некотором смысле все эти лимитрофные варвары, степные и морские сослужили службу защиты ядра русской цивилизации.

При чем здесь Стрелков? Да при том, что он, разумеется, очень русский человек, фаталист, оказавшийся в нужном месте в нужное время. И оказавшись в ключевой точке геополитических раскладов, он поступил как настоящий русский «индеец» - обеспечил восход и закат солнца вручную. Как в песне Высоцкого. И для такого выбора и поступка русскому человеку вовсе не нужны приказы по инстанции, а тем более личные указы от царя или президента. И так все ясно, ведь настоящие русские с царем на одной волне, если тот тоже русский, независимо от расстояний и наличия связи.

Кстати, именно эта особенность русской психологии до глубины неглубокой души поразила европейцев при первом близком столкновении с русской армией во время Семилетней войны в середине 18 века. У европейцев солдаты и даже офицеры – всего лишь пешки и фигуры на доске, а исход сражений решает расчетливость и умение командования. И если командующий убит или попал в плен, то войско так же дружными рядами идет сдаваться. Не то русские – даже потеряв всех командиров в бою, и связь с командованием – русские солдаты продолжают драться, маневрировать, контратаковать, как будто каждый из них остается на прямой связи лично с главнокомандующим.

Современные немецкие военные историки очень скрупулезно разложили по полочкам все факторы победы России и поражения Германии на восточном фронте. И пришли к выводу, что фатальным для вермахта стало лето 1941 года, когда знаменитым танковым клещам и охватам, не оставившим шансов мощнейшим армия Франции и Польши, русский солдат сам, спонтанно, фаталистическим образом нашел противоядие и противодействие. Пусть даже не каждый котел, каждая окруженная крепость и огневая точка становились очагами сопротивления, но в результате немцы получили в тылу огромную растянутую линию фронта. Окруженцы и ополченцы первого года войны, вооруженные зачастую трехлинейками и старыми орудиями, сломали хребет самой совершенной военной машине.

И точно так же судьба нынешней «мировой перезагрузки» была решена не во время контрнаступления в Крыму и не при обороне Донбасса, а во время долгого и тяжкого геополитического отступления. Когда на военных заводах и в КБ голодные и злые инженеры, подрабатывающие по вечерам извозом, продолжали несмотря ни на что ковать ракетно-ядерный щит Родины. А голодные и злые десантники и спецназовцы оттачивали свое мастерство и профессионализм «ночной лиги» в горах Кавказа. И только благодаря этим фаталистам 90-х в нулевые у Росси нашлось, куда вкладывать средства, чтобы в Четырнадцатом году ни одна мировая держава не осмелилась сунуться с военными угрозами. А все остальное для нас и вовсе не страшно.

Так что не лично в Гиркине дело, а символ «Стрелков» - это коллективный образ русского воина, настоящего русского индейца. Хотя и лично Гиркин – самый что ни на есть настоящий Стрелков.

Остался лишь один вопрос, а как же русский индеец Стрелков стал символом прежде всего для Новороссии? Да и для остальной Украины тоже, хотя она еще и не поняла. Так же как Илья Муромец стал киевским героем. Сам жизненный путь Гиркина-Стрелкова, его траектория через Приденстровье-Сербию-Кавказ-Крым выдает в нем потомка гордых скифов и степных казаков. А восточная, русская Украина, донецкая степь – традиционное место обитания для самого молодого, боевого и решительного субэтноса Украины. Исторически именно малороссийский и казацкий субэтносы были одними из главных строителей Российской империи, а Стрелков – носитель именно имперской традиции. Уже поэтому он для свой для Новороссии, да и для Малороссии тоже, хотя не все сразу, и нужно будет доказывать взаимное уважение. А там и до Киева недалеко.

Продолжение следует.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments